Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
19.10.2015

Проблемы и тенденции развития технологий лоббизма в России

Гимазова Юлия Владимировна
кандидат политических наук, доцент кафедра государственного управления и политических технологий Государственный университет управления, г. Москва, Российская Федерация
Акимов Никита Павлович
аспирант, Государственный университет управления, Москва, Россия
Аннотация: Даны определения термину «лоббизм» как политическому институту, обозначено понятие «политический институт»; описаны политико-культурные факторы, обуславливающие развитие лоббизма в России; подробно рассказано про технологии лоббистской деятельности, такие как: освещение проблемы в СМИ, прием grass roots lobbying, теневые технологии.
Ключевые слова: лоббизм, политический институт, технологии лоббистской деятельности, политические технологии, социально-политические явления
Электронная версия
Скачать (560.8 Kb)

Лоббизм, согласно профессиональному словарю политтехнологической деятельности – это продвижение интересов частных лиц, корпоративных структур в органах государственной власти, с целью добиться принятия выгодного политического решения [4, с.345].

Сегодня, когда термин «политический институт» стал архипопулярен в отечественной науке, институциональный подход к сущности лоббизма и лоббистской деятельности разделяет все большее количество исследователей. Появилось множество публикаций, посвященных проблематике институциализации лоббистской деятельности в современной России. Видимо, этот исследовательский «бум» объясняется стремительным развитием технологий лоббизма в нашей стране. Под последними в специальной литературе понимаются апробированные, устойчиво воспроизводимые способы и приемы воздействия на власть.

Трактуя термин «политический институт» как совокупность законодательно установленных правил, норм поведения, ряд исследователей полагает, что законодательное статуирование лоббизма в России сделает данное явление политической жизни институтом в полном смысле этого слова и позволит «очистить» технологии лоббизма. Однако, верно ли полагать, что политико-правовой институт и совокупность правовых норм, регулирующих определенное политическое явление – это синонимы? И следует ли считать технологизацию лоббизма сущностным симптомом развития данного явления как института? Ответы на эти вопросы представляются далеко не однозначными. В эпоху постмодерна (или «недопостмодерна», как называют авторитетные исследователи современное состояние обществ вторичной политической модернизации) логика развития явлений и процессов социально-политической жизни: «факторы политической культуры» - «традиции» - «правовые нормы» - «технологии» зачастую нарушается. Соответственно, сужается и диапазон валидности (полезности) традиционных научных подходов к исследованию социально-политических явлений.

С этих позиций, прежде всего, следует отказаться от упрощенной, узкоюридической трактовки термина «политический институт». По мнению известного социолога Э.Дюркгейма, заложившего основы институционального подхода в современной науке, общественный институт – это «фабрика по производству отношений» [4, с.451]. Иными словами, какова «фабрика», т.е. образ мыслей и действий социально-политического актора, таковы и «технологии ее производства», т.е. способы достижения целей политического субъекта. Соответственно, ключевой вопрос институционализации всех социально-политических явлений, в том числе и лоббизма, состоит не в том, что необходимо законодательно урегулировать устоявшиеся традиции воспроизводства данного явления, а в первую очередь в том, каковы эти традиции.

В свете предложенного методологического ракурса попытаемся дать оценку сначала традициям, а затем и технологиям лоббистской деятельности, которые практикуются в наиболее публичных органах российской власти - парламентах.

Подчеркнем, что развитие лоббизма в России, безусловно, имеет свои особенности, которые во многом обусловлены политико-культурными факторами национальной государственности [5, с. 13.].

Первый фактор: формальное отношение к букве закона, как со стороны общественности, так и со стороны власти. Традиция взаимодействия власти и общественности «на грани законности», когда «правила игры» часто меняются (“закон – что дышло, куда поверни, туда и вышло”) – является серьезным препятствием, нивелирующим ожидаемую пользу от законодательного урегулирования лоббистской деятельности в России. Так, объемный законопроект «О лоббизме и лоббистской деятельности в Российской Федерации» находится в недрах Государственной Думы ФС РФ уже более 10 лет. Вопрос о его принятии периодически поднимается представителями общественности, а также отдельными депутатскими группами, однако проект дважды не выдержал даже первого чтения в палате парламента [3, с.45]. При этом мнения экспертов по поводу полезности закона о лоббизме в России диаметрально противоположны. Одни утверждают, что закон необходим, ссылаясь на опыт нормативно-правового регулирования лоббистской деятельности в США и ряде стран Западной Европы [1,с.4]. Другие же уверены, что принятие закона мало повлияет на существующую практику лоббирования интересов в российские органы государственной власти, а появление законодательно статуированных лоббистских организаций лишь создаст дополнительные коррупционные риски[1, с.4].

Второй фактор, влияющий на формирование «профиля» лоббистской деятельности в России, заключается в преобладании неформальных, личностных, патрон-клиентельных отношений, как в системе государственного управления, так и в системе взаимодействия общественности и власти. Данный фактор, в той или иной степени присутствующий практически во всех государствах, в отечественной политической системе был хронически доминирующим, преломляясь в таких явлениях национальной государственности как: местничество, холопство, подданничество, служилое дворянство, номенклатурный патронат [2, с.125]. Соответственно, традиция патрон-клиентелизма устойчиво воспроизводится и в современной российской практике лоббизма, например: модель «крутящихся дверей» (когда российские политики устремляются в крупный бизнес либо корпорации, а затем возвращаются обратно во власть); «опека» должностными лицами отдельных сфер крупного бизнеса и т.д.

Влияние вышеобозначенных факторов во многом предопределяет характер технологий лоббизма, применяемых в современных российских легислатурах. В условиях правового нигилизма и патрон-клиентелизма правовые технологии лоббистской деятельности оказываются менее эффективными, а значит, и менее востребованными. В итоге, субъекты российского лоббизма способны похвастать, прежде всего, достижениями в области продвижения теневых (на грани либо в обход закона) методов влияния на власть.

Тем не менее, практикуются в российских парламентах и правовые технологии лоббизма. Эти способы близки к технологиям public relations (PR). Фактически, используя различные методы внушения, лоббист пытается создать то или иное впечатление у депутатов по поводу рассматриваемого законопроекта. Заручившись поддержкой заинтересованных депутатов, опытный лоббист, начинает планомерно воздействовать на тех депутатов, которые еще не определились по рассматриваемому вопросу (а таких всегда большинство). Рассмотрим наиболее эффективные способы такого воздействия.
Освещение проблемы в СМИ под нужным ракурсом. Для освещения информации под выгодным углом у профессионального лоббиста выработаны контакты с редакторами ведущих изданий. В настоящее время для публикации необходимых материалов можно обращаться практически в любые СМИ [3, с.67].

Освещение проблемы в информационных агентствах под нужным ракурсом. С точки зрения проведения пиар-кампаний, наиболее дешевым и эффективным способом является работа с информационными агентствами. Дело в том, что для большинства журналистов агентства во многом являются первоисточником информации. Стоит также отметить, что довольно часто необходимым условием выхода сюжета во влиятельной газете или на телевидении является упоминание темы в лентах информационных агентств.
Спектр российских информационных агентств предоставляет лоббистам значительную свободу выбора. Тем не менее, главным критерием предпочтений является охват аудитории, «принимающей решение» или способной повлиять на этот процесс - имеются в виду, естественно, представители СМИ [3, с.80].

Ссылки на результаты проведенных социологических опросов и рейтингов, результаты которых зачастую трудно верифицируемы и в объективность выводов которых предлагается верить на слово. При этом, о методике проведения данных опросов часто не сообщается, что дает повод усомниться в их валидности специалистов [3, с.91].

Организация научных исследований с предсказуемым результатом. Данный способ активно практикуется отраслевыми лоббистами с целью «правильного» воздействия на депутатов, например, на заседаниях комитетов, при парламентских слушаниях и пр. Выкладки именитых ученых, исследования которых профинансированы, отраслевыми организациями призваны стать существенным аргументом в процессе политических дискуссий [3,с.101].

Прием grass roots lobbying («корни травы») - классическая и эффективная технология легитимного лоббизма, впервые появившаяся в США в 1960-е годы во время войны во Вьетнаме. Технология заключается в массовом и организованном направлении писем и телеграмм от населения на объект лоббирования с требованием поддержать определенное предложение; столь же действенна организация массовых акций в поддержку позиции, выгодной компании [3, с.89]. Используются также способы психологического давления на депутатов и представителей исполнительной власти, такие как: постоянные звонки, личные визиты влиятельных деятелей, местных избирателей и т.п. В качестве наглядного примера эффективности данной технологии можно привести действия одной из самых влиятельных лоббистских ассоциаций в США «Национальной ассоциации оружия» в 80-х годах прошлого века. Ассоциация противодействовала принятию закона о запрещении продажи оружия и за 22 часа отправила в Конгресс 3 миллиона телеграмм, а также организовала телефонную блокаду здания Конгресс телефонными звонками. В результате этих действий закон не был принят [4, с.78].

Теневые (околозаконные) технологии лоббизма, по оценкам экспертов, составляют от 40 до 65% лоббистской деятельности в российских парламентах. Характерными признаками теневого (околозаконного) лоббизма является то, что на поверхности видны только само принимаемое или принятое решение и тот, кто представляет и принимает решение. За кулисами остается настоящий заказчик, материальное вознаграждение, а часто и истинные мотивы принятого решения. Рассмотрим ряд классических технологий теневого лоббирования [1, с.4].

Эффект неожиданности. Эта технология осуществляется в два этапа: во-первых, создается оплачиваемое лобби по тому или иному вопросу. Это прекрасные специалисты, как правило, отлично знающие свою тему и хорошо вооруженные патетическими аргументами. Их оппоненты обычно менее подготовлены к ведению дискуссии. Во-вторых, лоббистские законопроекты вносятся спонтанно. Сроки их рассмотрения определяются кулуарно, и «вброс» закона на рассмотрение происходит моментально. Момент неожиданности присутствует почти всегда! Не приходится удивляться тому, что реальные оппоненты законопроекта на момент его рассмотрения могут находиться в командировке [3, с.120].

Параллельное внесение удобного законопроекта. Этот метод используется с целью не допустить дальнейшее продвижение законопроекта, который не удобен лоббистам. Отраслевые лоббисты, как уже отмечалось ранее, работают лишь с определенным числом комитетов (профильных), в которых они сотрудничают с рядом депутатов. В случае внесение в комитет Государственной Думы «неудобного» законопроекта (его могут инициировать либо конкуренты, либо депутаты с целью наживы), сотрудничающее с лоббистами депутаты вносят (если не удалось договориться об отзыве) свой параллельный законопроект. Добившись его поддержки в комитете, альтернативные законопроекты просто снимают с рассмотрения. В итоге «свои» депутаты единолично ведут неудобную тему (а длиться это может годами и, как правило, ничем не заканчивается), а отраслевые лоббисты полностью контролируют ситуацию [3, с. 126].

Эффект открытого и закрытого голосования. При использовании открытого или закрытого голосования могут быть получены совершенно противоположные результаты. В данном случае личная заинтересованность депутата пересекается с корпоративными или идеологическими интересами.

Эффект «перегруженности». Гладкое прохождение законопроекта может быть обеспечено в том случае, если повестка дня постоянно перенасыщена вопросами. Законопроекты в таком случае практически не обсуждаются, и качество принятия решений оставляет желать много лучшего.

Эффект благоприятного времени. Время, когда вносится законопроект, имеет большое значение. Опытные лоббисты точно знают оптимальное время для внесения законопроекта на рассмотрение депутатам: время перед депутатскими каникулами и время перед парламентскими выборами. Наилучшее время для внесения законопроекта - последние дни работы Государственной Думы перед депутатскими каникулами. При поддержке головного комитета, а также в случае если законопроект не вызывает всеобщего отторжения, прохождение нужного решения практически гарантировано [3, с.139-141].

С другой стороны, время перед депутатскими выборами идеально для лоббирования социально значимых проектов через депутатов одномандатников при принятии бюджета. Для депутатов - это прекрасная возможность за счет бюджета улучшить свой политический имидж перед избирателями, а для региональных лоббистов получить долгожданное финансирование.

Рассмотрев вышеперечисленные технологии и способы оказания влияния на депутатов, можно сделать вывод, что в современной российской практике в большинстве своем работают те методы влияния, которые находятся вне правового поля.

Таким образом, политические технологии являются лишь «вершиной айсберга», внешним проявлением распространения какого-либо политического явления или процесса. Вопреки логике институционального подхода, развитие технологий лоббизма вовсе не обязательно свидетельствует о развитии лоббизма как устойчиво воспроизводящегося, готового к легализации института давления на власть.

Список литературы:

1. Достигнуть баланса реально. Закон о лоббизме уравновесит интересы различных групп // "Российская Бизнес-газета" - Бизнес и власть. - №849 (20). – 29.05.2012.

2. Иванов В.К. Манипуляция сознанием человека через печатные СМИ // Вопросы гуманитарных наук. 2011. № 6. С. 224-227.

3. П.А. Толстых. Практика лоббизма в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации . - М.: Издательство «Канон +», 2006. – 280 с.

4. GR-связи с государством. Теория, практика и механизмы взаимодействия бизнеса и гражданского общества с государством / Под ред. Л. В. Сморгунова и Л. Н. Тимофеевой. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2012. — 407 с.

5. Технологии связей с органами власти в практике современного российского бизнеса: опыт железнодорожных компаний / Диссертация, 2012 - 12-14 с.