Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
23.05.2016

К вопросу о содержании немецких военнопленных на территории Северной Осетии (1945-1955 гг.)

Бережная Зарина Тамерлановна
магистрант исторического факультета Северо-Осетинского государственного университета им. К.Л. Хетагурова г. Владикавказ, Россия
Аннотация: В статье впервые на материалах Центрального государственного архива РСО-Алания изучаются вопросы содержания и использования немецких, венгерских и румынских военнопленных на территории Северо-Осетинской АССР. Рассматривается послевоенный период деятельности исправительно-трудовых лагерей МВД СССР на территории республики, приводятся статистические данные, а также деятельность местных властей, ответственных за размещение военнопленных, проблема рационального использования труда заключенных на строительстве стратегических объектов, жилых домов в годы послевоенной пятилетки.
Ключевые слова: военнопленные, лагеря, размещение
Электронная версия
Скачать (582.9 Kb)

В ходе Великой Отечественной войны в структуре общества стали появляться такие категории населения, наличие которых в условиях мирного времени было исключено: демобилизованные-фронтовики, инвалиды войны, военнопленные. История последних до сих является засекреченной и практически неисследованной. Отложившийся в архивах материал долгие десятилетия находится под грифом секретности и стал отчасти доступен в последние годы. Открывшиеся возможности позволяют изучить динамику численности, условия содержания, работу и досуг бывших солдат и офицеров враждебных СССР армий. Глубокий анализ отложившихся сведений о пребывании немецких, венгерских, румынских военнопленных на территории Юга страны, в частности, в Северной Осетии не теряет своей научной значимости. Тема вклада военнопленных в экономику региона требует тщательного и объективного анализа.

Ввиду того, что в годы войны Северная Осетия потеряла практически каждого четвертого жителя, требовался приток рабочей силы в народное хозяйство региона. Поэтому на территории СОАССР было создано 2 лагеря (№ 228, 424) для содержания пленных, военнопленных. Большинство было сосредоточена в производственных лагерях.

Следует отметить, что для контроля и координации действий большого контингента военнопленных в недрах Министерства внутренних дел СССР было сформировано Главное управление по делам военнопленных и интернированных (УПВ-ГУПВИ МВД СССР). Наряду с созданием условий для содержания пленных, перед Управлением стояли задачи организации охраны с целью предупреждения побегов, а также, что немаловажно, для предотвращения контактов с местным населением.

Решением ГОКО от 23 марта 1945 г. в Северо-Осетинскую АССР для использования в экономике республики было направлено большое количество военнопленных немцев и венгров. Так, например, за период с сентября 1945 года по декабрь 1946 года в лагерь 228 находящийся на территории Северо-Осетинскую АССР прибыло около 1156 военнопленных [6, Л.2-19].В большинстве преобладал рядовой и младший начальствующий состав, средний возраст заключённых составлял 25-35лет.

Условия содержания в лагерях ГУПВИ были утверждены рядом постановлений Советского правительства, но их исполнение не всегда было возможным в условиях военного времени или же халатности руководителей.

Например, в докладной записке на имя наркома внутренних дел СССР Круглова были отмечены факты плохой организации содержания заключенных в с. Н. Бековичи Моздокского района, где располагался батальон № 503: больные лежали на голом полу, «…зарывались от холода в разбросанную на полу солому», не получая элементарного медицинского лечения.[2, С.260] Это послужило причиной того, что за время с август по октябрь 1945 г. из 741 заключенных умерло 112 чел. После проведенной служебной проверки ситуацию несколько исправили: «Санитарно-бытовые условия вполне удовлетворительны. Печи исправны, температура в бараках не ниже 12º»[4, Л.44].

Не лучшим образом осуществлялся кадровый подбор служащих: личный состав не знал правил конвоирования и поддержания лагерной дисциплины. Этим умело пользовались некоторые заключенные, которые смогли достать топографические карты, схемы маршрутов в Турцию и шесть человек совершили побеги, троих так и не удалось обнаружить[5,Л.36].

Для организации трудовой деятельности военнопленных руководство лагерей взяло за основу организационную структуру построения, подобно вооруженным силам СССР. Прибывающие военнопленные проходили карантин, во время которого проводилось медицинский осмотр и давалось заключение о их трудоспособности, а также профессии. Что в дальнейшем позволяло по возможности направлять их на работы в соответствии с их специальностями.

Согласно Директиве УПВИ НКВД СССР № 28/7309, военнопленных группировали в зависимости от физического состояния: в первую группу входили лица, имеющие незначительные физические недостатки и заболевания или физически здоровые, «пригодные» для любых видов физических работ; вторая группа включала в себя военнопленных, страдающих хроническими заболеваниями и ограничено пригодных к нагрузкам средней тяжести; третья группа использовалась только на легких работах, некоторые направлялись в оздоровительные команды; в последней группе числились ослабленные, больные и инвалиды. После карантина военнопленные распределялись по взводам. В каждом взводе из числа военнопленных назначались командир и заместитель командира взвода.

Главным показателем функционирования лагерей являлась их доходность, удельный вес «трудового фонда», его доля, передаваемая хозяйственным органам. Основной задачей лагерей было сохранение вверенной им рабочей силы и использование ее таким образом, чтобы возместить расходы на содержание лагерей и принести доход государству[3, С. 42.].

Согласно «Положению о трудовом использовании военнопленных» от 29 сентября 1945 года, рабочая сила распределялась по определенным объектам хозяйственного значения по решению ГОКО и НКВД. Военнопленных направляли на предприятия цветной металлургии, в шахты, на лесозаготовке, а также на строительство стратегически важных объектов, в коммунальные и подсобные хозяйства. Хозяйственные органы - наниматели оплачивали труд военнопленных в виде платежей в бюджет или на счет лагеря, в свою очередь, лагеря платили им за содержания контингента. При этом наниматель должен был обустроить жилье для рабочих (военнопленных), транспорт, согласно заключаемому договору.

Отправка контингента на работы согласно «наряду»(на основании заявок хозорганов), осуществлялась через оборудованные контрольно-пропускные пункты у входа в лагерь с обязательным предъявлением пропуска. Военнопленные выпускались только по списку и возвращались под расписку конвоиров.

Рабочий день для каждой из групп трудоспособности был различный, но не должен был превышать 8 часов в сутки. Первые две группы, работали по продолжительности аналогично вольнонаемному рабочему в той или иной отрасли народного хозяйства. Для пленных 3-й категории рабочий день не мог превышать 4–6 часов. Вне зависимости от уровня трудоспособности все имели право на 4 выходных дня в месяц. В основном эти положения выдерживались (за исключением отдельных рабочих батальонов (ОРБ) и «отдаленных подкомандировок») и, прежде всего, за счет усилий лагерного руководства, стремившегося к сохранению здоровья подневольных рабочих[1, С. 49].

Так, из архивных материалов известно, что лагерное отделения №1 лагеря №228 заключало договоры о выполнения работ (на сентябрь 1948 года) для Республиканской клинической больницы по строительству операционного блока и онкологического павильона № 7.[7, Л. 23] Были также временные соглашения с другими учреждениями г. Дзауджикау («ДзауГЭС», «САРМ-62», «Осетинский спиртзавод №1».[8, Л.1-2] ).

Военнопленные и интернированные широко использовались в гражданском строительстве. Сооружением жилья занимались практически все лагеря региона. Только в Дзауджикау ими было сдано в эксплуатацию 12,7 тыс. кв. м жилплощади.

Но стоит отметить тот факт, что начисляемая (военнопленным) в ходе работ заработная плата, обычно оказывалась меньшей, чем за тот же труд получали кадровые работники. При этом имели место занижения объемов выполненных работ и сопутствующие им обсчеты со стороны хозяйственных органов, а также случаи присвоения денег лагерной администрацией. Средства, заработанные военнопленными, служили основным финансовым источником для поддержания жизнедеятельности лагерей. Кроме этого, все они в период формирования получили деньги из госбюджета на обустройство, которые необходимо было вернуть, полностью обеспечив самоокупаемость.

Так в первые месяцы функционирования лагерей большинство из них оказались нерентабельными, т. е. затраты на содержание превышали доходы. Не всем удалось добиться требуемых руководством МВД результатов. В лагере № 93 в 1944 г. самоокупаемость составила всего 45 %, в лагере № 32 вплоть до середины 1947 г. она колебалась от 50 до 70 %.

С ростом вовлеченности военнопленных в деле восстановления народного хозяйства страны, возрастали, и требования к лагерям в частности необходимость в стабильной «явочной численности» работающих на объекте и поддержание их работоспособности. В связи с этим одной из первостепенных забот органов НКВД становиться профилактика и лечение заключенных.В каждом из лагерных отделений организовывалась санчасть, возглавляемая фельдшером или врачом, иногда в качестве рядового медперсонала привлекали врачей из числа военнопленных. При необходимости в более квалифицированной медицинской помощи больного направляли в центральный лазарет, располагавшийся при управлении лагеря. В виду плохой санитарно-гигиенической работы в лагерях наблюдались вспышки сыпного и брюшного тифа, пневмонии, малярии, дизентерии [9, Л.86].

Таким образом, военнопленные внесли существенный вклад в восстановление и развитие экономики региона первых послевоенных лет. Своим трудом они были обязаны способствовать укреплению оборонного потенциала, восстановлению и подъему народного хозяйства СССР. Солдаты разгромленных армий противника направлялись на предприятия ведущих отраслей. Силами военнопленных возводились цеха промышленных предприятий, прокладывались железнодорожные пути, водопроводные и канализационные сети, строились жилые дома, здания социально-бытового назначения и культуры. Лагеря включались в социалистическую плановую систему, на них переносились традиционные советские методы стимулирования и внеэкономической мотивации к трудовой деятельности. Одновременно предпринимались меры по сохранению «трудового фонда», возможно более полное использование которого для решения социально-экономических задач определяло суть советской политики по отношению к военнопленным.

Список литературы:

1. Букин С. С. Формирование лагерей военнопленных и интернированных в Сибири // Гуманитарные науки в Сибири, № 2. 2000. С. 49

2. Военнопленные в СССР. 1939 -1956 годы: документы и материалы / Сост. М.М. Загорулько, С.Г. Сидоров, Т.В. Царевская; Под ред. М.М. Загорулько. М.: Логос, 2000. С.260.

3. Долголюк А. А., Маркдорф Н.М. Иностранные военнопленные и интернированные в Сибирской экономике (1944-1956 гг.)// Иркутский историко-экономический ежегодник. Иркутск, 2014. С. 42.

4. ЦГА РСО-А ФР. 315. Оп.1. Д. 96. Л.44.

5. ЦГА РСО-А ФР. 315. Оп.1. Д. 96. Л.36.

6. ЦГА РСО-А ФР.315.Оп.1а. Д.2., ФР.315.Оп.1а. Д.10.Л.2-19.

7. ЦГА РСО-А ФР. 315. Оп.1. Д. 167а.Л.23.

8. ЦГА РСО-А ФР. 315. Оп.1. Д. 171.Л. 1-2.

9. ЦГА РСО-А ФР. 315. Оп.1. Д. 134.Л. 86.