Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
23.05.2016

Проблема разграничения акватории Каспийского моря во взаимоотношениях Москвы и Тегерана в конце XX – начале XXI века

Мусаева Патимат Асхабомаровна
Кафедра всеобщей истории, Исторический факультет, ДГУ г. Махачкала, Россия
Аннотация: В статье на основе отечественных и зарубежных публикаций сделана попытка рассмотреть некоторые аспекты российско-иранских отношений, связанных с проблемой разграничения Каспийского моря. В работе упор сделан на позиции Российской Федерации и Исламской Республики Иран по этому вопросу. Автором делан вывод, что, несмотря на проблему развития международных отношений в Каспийской зоне будет зависеть, в первую очередь, от позиции именно этих стран, у которых в свете ухудшения ситуации на Ближнем и Среднем Востоке активизировались контакты, основанные на взаимовыгодном сотрудничестве и уважении интересов друг друга.
Ключевые слова: российско-иранские отношения, правовой статус каспийского моря, каспийский саммит
Электронная версия
Скачать (593.8 Kb)

Проблема урегулирования правового режима Каспийского моря является одним из основных вопросов, оказывающих непосредственное влияние на развитие российско-иранских отношений. Вплоть до XVIII столетия господство на всем протяжении Каспийского побережья фактически осуществлял Иран, а последовавший после Персидского похода Петра Великого в 1723 году выход России на Каспийское побережье не вызывал необходимости определения правового статуса ее притязаний. Только в Гюлистанском договоре 1813 г. и в Туркманчайском договоре 1828 г. были утверждены положения, регулирующие вопрос судоходства в Каспийском море.

С установлением советской власти в России Каспийский вопрос не потерял своей актуальности. Уже первый советско-иранский договор, заключенный 26 февраля 1921 г., указывал на недопущение пребывания в пространстве Каспийского моря третьих государств, а также допускал присутствие иранского флота на Каспийском море.[5, c. 152] В дальнейшем этот договор был подтвержден рядом других соглашений.

После распада СССР Каспийское пространство сразу же обратило на себя внимание новых субъектов международных отношений, а также стран, заинтересованных в присутствии в этом регионе и в использовании ресурсов Каспия. Каспийский регион оказался в сфере национальных интересов сразу пяти государств (Иран, РФ, Азербайджан, Туркменистан, Казахстан), заявивших о непризнании потерявших силу советско-иранских договоров, что послужило предпосылками к развитию отношений между ними на принципиально новой основе.

В октябре 1992 г. на конференции в Тегеране страны прикаспийского региона пришли к согласию о необходимости создания организации по сотрудничеству на Каспийском море – ОСПГ (Организация Сотрудничества Прикаспийских государств), целью которого является сближение экономических и политических интересов стран участниц при эксплуатации ресурсов Каспийского моря.

Выдвинутый Тегераном проект договора об Организации сотрудничества прикаспийских государств (ОСПГ) стал первым интеграционным предложением, в котором были обозначены пути совместного решения вопроса правового статуса Каспия. В качестве первого шага был согласован сбор максимального объема информации о ресурсах Каспийского моря, чтобы выявить возможности развития каждой из стран, создания стабильности в регионе, установления мирных и добрососедских отношений.

Несмотря на позитивные сдвиги, между прикаспийскими странами существовало множество противоречий, связанных со статусом Каспийского моря. Россия и Иран, связанные некогда советско-иранскими соглашениями, чьи исторические права были нивелированы остальными прикаспийскими странами, оказались не в самом лучшем положении. Проекты Азербайджана и Казахстана (г. Москва, 1994 г.) по решению вопроса о правовом статусе Каспия Ираном и Россией не признавались. В свою очередь выдвинутая Москвой и Тегераном идея о превращении Каспийского моря в зону совместного использования, не устраивала остальных участниц.

В начале 90-х годов XX в. у РФ отсутствовала чётко выработанная внешнеполитическая линия в отношении новых государств в Каспийском регионе. В последующем в результате открытия новых месторождений углеводородов Каспийский регион заинтересовывает западных инвесторов, что встретило негативную реакцию со стороны России и активизировало ее дипломатические усилия в Каспийском регионе, в Средней Азии и на Кавказе. В 1994 году РФ объявила Каспийское море закрытой зоной с тем, чтобы не допустить прихода сюда западных нефтяных компаний. Однако к 1996 году этот план потерпел фиаско, поскольку западные энергетические концерны проникли в регион со стороны Азербайджана, имеющего выход к Каспию. Немного спустя Россия предложила создание особой экономической зоны протяженностью в 83 км и учреждение совместной компании по эксплуатации каспийских ресурсов. При таком раскладе Россия получила бы доступ к крупным запасам энергоносителей, однако эта идея не встретила поддержки со стороны соседей, особенно Азербайджана.[1, c.55-56]

На конференции 1997 г в г. Алма-Ата российское предложение объявить собственностью каждого государства только 45-мильную прибрежную зону, а остальную акваторию оставить в совместном пользовании, было с одобрением воспринято Тегераном. Но в 1998 г. политика Российской Федерации в отношении Каспия моря претерпела очередные изменения. 6 июля 1998 г. был подписан договор между Россией и Казахстаном «О разграничении дна северной части Каспийского моря с целью суверенного недропользования». Затем такой же договор подписывается с Азербайджаном, и северную часть Каспийского моря делят на национальные сектора по методу срединной линии.[3, c. 49]

Эти соглашения встретили отрицательную реакцию со стороны Ирана в 1999 г. выступившего против разделения Каспия на национальные сектора, считая, что его энергетические ресурсы должны разрабатываться на равноправной основе всеми государствами региона.

Таким образом, разногласия между пятеркой прикаспийских стран окончательно перевели переговоры участниц из формата многосторонних встреч в русло двусторонних отношений. Были достигнуты соглашения между двумя или тремя странами, но совместного решения добиться никак не удавалось.

В начале XXI в. проблема Каспия приобрела острое звучание. В борьбу за каспийские недра вступают другие мировые державы, в первую очередь, США. В этой связи на первый план выходит необходимость обеспечения военной, экономической и политической безопасности стран Каспийского региона.[2]

В 2001 г. после приходом к власти в РФ В. В. Путина, президент выступил за создание режима совместного пользования ресурсами Каспийского моря и наряду с этим предложил расширение возможностей эффективного сотрудничества. Россия поставила себе геополитическую задачу по оперативному развёртыванию данного режима [4, c. 63]

Следует отметить, что Тегеран применительно к вопросу статуса Каспийского моря на протяжении всего периода советско-иранских и соответственно российско-иранских отношений последовательно придерживается точки зрения, заключающейся в соблюдении соглашения между Ираном и СССР, правопреемником которого является Российская Федерация, о совместном использовании ресурсов Каспийского моря.

В Иране проводится работа по созданию собственной доктрины по Каспийскому морю, которая должна содержать различные положения, от экологических до экономических. Притом указанный проект должен основываться на идеях о «консенсусе», «равенстве» (то есть соблюдении принципа равенства при разграничении морских участков) и на «недопущении в регион внешних игроков». [1, c. 56]

Необходимо отметить, что несмотря на все предпринимаемые шаги, процесс определения правового статуса Каспия больше походит на затяжную игру, показателем чего стал саммит 14 сентября 2009 г. в Актау (Казахстан), где собрались главы четырёх прикаспийских государств – России, Азербайджана, Туркменистана и Казахстана. И до открытия саммита его участники намеривались обсудить проблему раздела Каспия, но после громких протестов Ирана, президента которого в Актау не пригласили, прозвучали заявления президентов Казахстана и Туркменистана о том, что эта тема будет обсуждаться только в пятистороннем формате.

Таким образом, проблема статуса Каспийского моря – масштабная задача, стоящая перед прикаспийскими странами, хотя она уже давно вышла за пределы этого региона. Именно здесь пересекаются интересы не только тих государств, но и многих стран Ближнего и Среднего Востока, Западной Европы, и конечно же, США, которые пытаются найти выход к использованию залежей нефти, газа и биоресурсов Каспия.[6]

Что касается наиболее сложной проблемы – раздела шельфа, то позиции России, Казахстана и Азербайджана более или менее совпадают и не вызывают разногласий. Каждая из этих стран, теоретически, может получить более 20% площади дна Каспия. Однако Иран выступает за равные права прикаспийских государств на его акваторию и недра. Сейчас иранская доля самая незначительная. По разным оценкам она колеблется в пределах 14-17%.[6]

Для России, Ирана, Казахстана, Туркменистана и Азербайджана обстановка на Каспии имеет ключевое значение, непосредственно затрагивающее их внутри-и внешнеполитические интересы. Для РФ Каспийский регион является исторически закрепленной зоной государственных интересов. Все усилия Москвы направлены на достижение трех основных стратегических задач на Каспии: защита и укрепление своих позиций в регионе, сохранение стабильности, а также развитие различных форм регионального сотрудничества.

Зона бассейна Каспийского моря представляет большое значение для России с точки зрения ее политических интересов, которые делятся на несколько групп. К первой группе геостратегические интересы – РФ стремится сохранить своё присутствие в регионе и контролировать южные рубежи СНГ, тем самым обеспечивая безопасность своих южных границ. Вторая группа представлена геополитическими интересами – будущее российской государственности зависит от удержания Москвой своего доминирующего влияния на постсоветском пространстве. К третьей группе относятся экономические интересы: РФ желает укрепить контроль над финансовыми потоками, по которым капиталы из Европы текут в Среднюю Азию и Сибирь, и в то же время, стремится не допустить перехода этих средств в Прикаспийский регион без ее участия.

Хотя между двумя ключевыми странами региона – Россией и Ираном существует ряд разногласий по проблеме раздела Каспийского моря, оба государства единым фронтом выступают против доминирования третьих сил в регионе, и активно сдерживают гонку вооружений в регионе.

Необходимо отметить, что эффективное решение проблемы статуса акватории Каспия может быть осуществлено только при условии взаимного понимания между всеми участниками переговорного процесса, готовности к компромиссам и уважения интересов друг друга.

Список литературы:

1. Хоссейнзадех В., Корнилов А. А., Боев Э. Б. Внешняя политика и геополитическая стратегия России на примере Ирана на примере ситуации вокруг Каспийского моря // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики 2015. № 11 (61): в 3-х ч. Ч. II. C. 55-56.

2. Жильцов С.С. Каспийский регион как геополитическая проблема современных международных отношений:90-е годы XX века:Дис. … д-ра полит.наук. - М., 2004. - 335с.

3. Клепиков С.С Развитие российско-иранских отношений в контексте проблемы разграничения пространства Каспийского моря // Общество: философия, история, культура. 2013. №3. С. 49.

4. Кузьмина И. В. Позиционирование России в Каспийском регионе: современное состояние и перспективы // Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование. 2011. № 4 (6). С. 63.

5. Рудсари Р.Х Российско-иранские отношения в регионе Каспийского моря // ПОЛИТЭКС. 2013. Том 9. №2. С. 152.

6. Серикова А. Международно-правовые аспекты разграничения Каспия и добрососедство прикаспийских государств. Электронный ресурс: http://www.dobrososedstvo.org/dobrososedstvo-mezhdu-stranami-i-narodami-2010/mezhdunarodno-pravovye-aspekty-razgranicheniya-kaspiya-i-dobrososedstvo-prikaspijskix-gosudarstv.html