Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
07.12.2016

Некоторые проблемы использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам

Ананченко Дмитрий Иванович
магистрант кафедры уголовно-правовых дисциплин, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: В статье исследуются основные проблемы использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе. Анализируются причины, по которым оперативная информация может быть необъективной. Описываются особенности правового режима и оборота данной информации.
Ключевые слова: доказывание, оперативно-розыскная деятельность, оперативно-розыскные мероприятия, результаты оперативно-розыскной деятельности, уголовный процесс
Электронная версия
Скачать (647.2 Kb)

Невозможно представить работу правоохранительных органов без такой важной составляющей как оперативно-розыскная деятельность (далее – ОРД). В профессиональной среде сотрудников правоохранительных органов ОРД небезосновательно отводится основная роль в раскрытии преступлений. Мало того, пресловутые и печально известные показатели раскрываемости в большей степени достигаются посредствам ОРД. К слову сказать, правоохранительная система, несмотря на череду реформ, в том числе и масштабную реформу МВД России, в своей повседневной работе от этих показателей не отказалась. Весьма высокого мнения об оперативной работе придерживается среднестатистический обыватель. В обыденном правосознании граждан, не без помощи СМИ и кинематографа, сформированы довольно устойчивые и, надо сказать, во многом верные стереотипы об ОРД. Между тем, данный вид правоохранительной деятельности сопряжен с рядом нерешенных правовых проблем. Самая главная из них касается возможности и пределов использования результатов ОРД в доказывании по уголовным делам. Попытаемся кратко осветить некоторые аспекты данной проблемы.

В сравнении с доказательствами, полученными следственным путем, проверка и оценка результаты ОРД имеют значительные отличия. В российском законодательстве результаты ОРД преподносятся как строгая, и выверенная информация, полученная оперативными подразделениями. Кроме того, сам термин «результаты ОРД», если его анализировать буквально подразумевает информационную определённость и завершенность [2, с. 312]. Иными словами, результаты ОРД воспринимаются как абсолютно объективные и осмысленные сведения. Однако не всегда данная информация является строгой и объективной. Этому способствуют внутренние причины, обусловленные спецификой ОРД. Дело в том, что любая оперативная информация может быть неконкретной и неполной. Также информация может быть предположительной и ориентирующей. Мало того, некоторые сведения невозможно проверить и перепроверить. Поэтому значительная часть оперативной информации никак не используется в уголовном процессе. Если же говорить об опросе конфидента, то сведения, предоставленные им, как правило, носят субъективный характер. При этом необходимо учитывать возможность дезинформации конфидента. Кроме того, нельзя исключать сознательное введение в заблуждение оперативного работника конфидентом.

Следующая особенность результатов ОРД, не позволяющая всецело им доверять, обусловлена особым правовым режимом данной информации. Как известно, оперативная информация, а также пути и способы ее получения относятся к сведениям, составляющим государственную тайну [5, ст. 5]. Поэтому, в случае допроса оперативного работника, нельзя задавать вопросы, касающиеся организации и тактики оперативно-розыскных мероприятий. В противном случае оперативный уполномоченный может на законном основании отказаться от дачи показаний.

Иными словами, результаты ОРД следователь и суд вынуждены воспринимать в готовом виде, не имея возможности оценить пути и способы их получения. Однако подобные доказательства с точки зрения российского уголовно-процессуального законодательства являются недопустимыми. В п. 2. ч. 2 ст. 75 УПК РФ сказано, что к недопустимым доказательствам относятся «Показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности» [8].

Невозможность полноценной оценки результатов ОРД в рамках уголовного процесса противоречит еще одному довольно серьезному нормативному положению уголовно-процессуального законодательства. Согласно ч. 1 ст. 240 УПК РФ все доказательства в суде подлежат непосредственному исследованию [8]. Принцип непосредственного исследования доказательств предполагает изучение первоисточника информации [6, с. 42]. Только исследуя первоисточник можно попытаться хоть как-то избежать искажения данных.

Есть еще один довольно интересный аспект, отличающий результаты ОРД от доказательств, полученных следственным путем. Данные доказательства всегда имеют формализованный вид. Они облечены в довольно строгую процессуальную форму, которая задается УПК РФ. К примеру, показания свидетеля становятся таковыми только с оформлением протокола допроса свидетеля. Аналогичное можно утверждать в отношении показаний потерпевшего, обвиняемого, заключения эксперта и пр. Все процессуальные документы должны быть оформлены качественно и без ошибок. При этом отступление от предъявляемых требований не позволяет использовать процессуальные документы в качестве доказательств. Теперь зададимся вопросом, каким же образом фиксируются результаты ОРД? Порядок оформления документов, отражающих оперативно-розыскные мероприятия, в отличие от уголовно-процессуальных документов, во многом регламентируется не законодательными актами, а ведомственными нормативными правовыми актами. И очевидно, что форма и порядок подготовки данных документов в разных ведомствах отличаются. Мало того, информация о форме, порядке и содержании указанных документов также относится к сведениям, составляющим государственную тайну. Таким образом, документы, в которых фиксируются результаты ОРД не имеют столь серьезной процессуальной формы, в отличие от документов, фиксирующих следственные действия, и вдобавок к этому являются закрытыми. Указанные обстоятельства не позволяют оценивать результаты ОРД как достоверную информацию.

Озвученные выше проблемы оценки и проверки результатов ОРД отечественной науке известны. И здесь возникает вопрос, существуют ли какие-либо инструменты достижения объективности результатов ОРД?

На наш взгляд, самым действенным инструментом, позволяющим оценить результаты ОРД, является рассекречивание сведений о проведенных оперативно-розыскных мероприятиях. Однако рассекречивать подобную информацию в рамках исследования доказательств по каждому уголовному делу невозможно. Данная мера носит исключительный, единичный характер. Мало того, законодатель предусмотрел ряд довольно серьезных ограничений, препятствующих раскрытию оперативной информации. Прежде всего, согласно ст. 12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» № 144-ФЗ от 12 августа 1995 г. рассекречивание должно осуществляться на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность [10]. Очевидно, что учитывая служебные интересы, руководитель органа не всегда может пойти на подобный шаг. В этой же статье содержится запрет на рассекречивание сведений о ряде лиц, участвующих в оперативно-розыскных мероприятиях, без их согласия. В ней говорится: «Предание гласности сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также о лицах, оказывающих или оказывавших им содействие на конфиденциальной основе, допускается лишь с их согласия в письменной форме и в случаях, предусмотренных федеральными законами». Данный запрет довольно логичен и продиктован необходимостью защиты указанных лиц.

Теперь попытаемся проанализировать ситуацию, при которой рассекречивание оперативной информации невозможно. Некоторые исследователи считают, что в подобных случаях следует смело доверять допросу оперативного работника [7, с. 89]. При этом в качестве гарантии достоверности показаний выступает предупреждение об уголовной ответственности за фальсификацию доказательств [9, ст. 303]. Кроме того, достоверность результатов ОРД обеспечивается высокими профессиональными и личными качествами оперативного уполномоченного, который при поступлении на службу и назначении на должность проходит довольно серьезный профессиональный отбор и профессиональное обучение. Проанализируем приведенные гарантии достоверности результатов ОРД. К сожалению, их с трудом можно назвать эффективными. Предупреждение об уголовной ответственности вряд ли можно назвать действенной гарантией, если при этом не соблюдается принцип неотвратимости наказания. При этом уличить оперативного работника в предоставлении заведомо недостоверных сведений крайне тяжело. Что касается высоких морально-волевых и профессиональных качеств оперативных работников, обусловленных строгим профессиональным отбором и обучением, то это скорее благое пожелание, нежели данность. К сожалению, до сих пор имеют место служебные подлоги, направленные на подтасовывание оперативной информации. Таким образом, не существует никаких серьезных юридических гарантий, способствующих предоставлению оперативными работниками строгой и объективной оперативной информации.

Помимо рассекречивания результатов ОРД, в некоторых научных работах предлагается придать им процессуальный характер [1, с. 46-48]. Правомерность данной точки зрения косвенно подтверждается требованием использования результатов оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционных прав в качестве доказательств лишь тогда, когда они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий. Однако на наш взгляд статус доказательств в уголовном процессе результатам ОРД возможно придать только после устранения всяких сомнений в их достоверности. Но, как было уже сказано, неточность и неконкретность оперативной информации возможна в силу специфики ОРД. Думается, здесь необходимо прийти к компромиссному мнению. Так, определенные результаты ОРД, к примеру, аудиозаписи, видеозаписи, фотоматериалы, чертежи и пр. вполне могут быть признаны доказательствами, независимо от того, когда они получены, до или после возбуждения уголовного дела. Данные результаты вполне объективны. Кроме того, они всегда содержатся на каких-либо материальных носителях. В случае сомнений возможно проведение экспертизы указанных материалов. А вот опрос конфидента, на наш взгляд, ни в коем случае не может иметь статус доказательства. И причина не только в невозможности рассекречивания его личности. Как уже было отмечено, информация, поступающая от конфидента, носит весьма субъективный характер.

Приведенные выше обстоятельства не позволяют полноценно применять результаты ОРД в доказывании по уголовным делам. Поэтому используются они крайне редко и в усеченном виде. Как правило, оперативная информация нуждается в дублировании каким-либо следственным действием. Так, оперативные данные о наличии, или отсутствии предметов и веществ, изъятых из гражданского оборота, обычно подтверждаются обыском и выемкой. При этом оформляется протокол следственного действия, в который заносятся его результаты. Оперативная информация в этом случае в материалах уголовного дела не отражается. Таким образом, ОРД и ее результаты в основном сопровождают следственные действия и носят подчиненный, вспомогательный характер. Подобная ситуация привела к возникновению точки зрения согласно которой результаты ОРД вообще не могут считаться доказательствами по уголовному делу [3, с. 13; 4]. Кроме того, в рамках данного мнения существует положение о том, что результаты ОРД также не могут быть поводом и основанием к возбуждению уголовного дела, так как ст. 140 УПК РФ расширительному толкованию не подлежит [3, с. 13]. Нам же представляется, что данная точка зрения является крайне тенденциозной. По сути дела, она вообще умаляет всякое использование результатов ОРД в доказывании по уголовным делам. На наш взгляд, результаты ОРД должны и могут иметь самостоятельную роль в уголовном процессе. Также считаем, что преодоление приведенных выше проблем, наоборот способно раскрыть потенциал результатов ОРД, который сейчас используется неполно.

Исходя из сказанного становится ясно, что использование результатов ОРД в доказывании по уголовным делам имеет несколько довольно серьезных проблемных моментов. Во-первых, результаты ОРД не всегда представляют собой четкую, выверенную, исчерпывающую и объективную информацию. Наоборот они могут быть неполными и неконкретными, что обусловлено спецификой оперативно-розыскной деятельности. Во-вторых, результаты ОРД не имеют строгую формализованную форму закрепления, единую для всех ведомств, осуществляющих ОРД. В-третьих, использование результатов ОРД во многом ограничено по причине их отнесения их к сведениям, составляющим государственную тайну. При этом рассекречивание результатов ОРД не всегда возможно и сопряжено с рядом ограничений. В-четвертых, гарантии, обеспечивающие объективность предоставляемых оперативными подразделениями данных, на наш взгляд, являются неэффективными. В-пятых, приведенные выше обстоятельства не позволяют полноценно использовать результаты ОРД в доказывании по уголовным делам. В сложившейся ситуации они являются лишь вспомогательным инструментом в рамках проведения следственных действий. Решение озвученных проблем требует серьезной научной проработки. Данная же работа, призвана их обозначить и наметить некоторые пути решения. Так, нам видится возможным более широкое применение рассекречивания сведений полученных в рамках ОРД. Кроме того, данный вид деятельности нуждается в более строгой регламентации и унификации, что, несомненно, способствует повышению доверия к результатам ОРД.

Список литературы

1. Борзов В.М. Результатам оперативно-розыскной деятельности – статус доказательств в уголовном процессе // Российская юстиция. – 2004. – № 4. – С. 46-48.

2. Виниченко И.А. Правовая регламентация использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном судопроизводстве. – СПб., 2004. – 554 с.

3. Зажицкий В.И. Трудности представления прокурору и органам расследования результатов оперативно-розыскной деятельности // Российская юстиция. – 2000. – № 1. – С. 13-37.

4. Зажицкий В.И. Трудности представления результатов оперативно-розыскной деятельности властным участникам уголовного судопроизводства остаются // Российская юстиция. – 2008. – № 2. – С. 47-53.

5. Закон Российской Федерации «О государственной тайне» от 21 июля 1993 г. № 5485-1 // СЗ РФ. – 1993. – № 41. – С. 8220-8235.

6. Кучин О.С. Об актуальности использования результатов ОРД в доказывании // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Право. – 2010. – № 25. – С. 41-45.

7. Поляков М., Рыжов Р. О модели правового института использования результатов ОРД в уголовном процессе // Уголовное право. – 2005. – № 1. – С. 89-90.

8. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ: принят Гос. Думой Федер. Собр. Рос. Федерации 22 ноября 2001 г.: одобр. Советом Федерации Федер. Собр. Рос. Федерации 5 декабря 2001 г. // СЗ РФ. – 2001. – № 52 (ч. I). – Ст. 4921.

9. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ: принят Гос. Думой Федер. Собр. Рос. Федерации 24 мая 1996 г.: одобр. Советом Федерации Федер. Собр. Рос. Федерации 5 июня 1996 г. // СЗ РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.

10. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ: принят Гос. Думой Федер. Собр. Рос. Федерации 5 июля 1995 г. // СЗ РФ. – 1995. – № 33. – Ст. 3349.