Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
13.12.2016

Повышение энергоэффективности отраслей реального сектора экономики и обеспечение региональной энергетической безопасности как основа устойчивого социально-экономического развития современной России

Морковкин Дмитрий Евгеньевич
к.э.н., доцент Департамента экономической теории, Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: В статье рассмотрены особенности обеспечения энергетической безопасности России и повышения энергоэффективности предприятий реального сектора как основы устойчивого социально-экономического развития в современных макроэкономических условиях. Обосновано положение о необходимости формирования новых региональных центров социально-экономического развития, создания сети территориально-производственных кластеров по причине отсутствия стабильного энергообеспечения в отдельных регионах. В целях улучшения экономической ситуации и эффективности функционирования промышленных и сельскохозяйственных предприятий необходимо сокращение потребления и увеличение эффективности использования энергоресурсов. Для этого предлагается применить ряд мер, направленных на повышение энергосбережения и энергоэффективности предприятий ключевых отраслей реального сектора российской экономики.
Ключевые слова: энергетическая безопасность, устойчивое развитие, экономический рост, региональная экономика, реальный сектор экономики, социально-экономическое развитие, энергоэффективность, энергосбережение, промышленность, промышленные комплексы, кластеры, ресурсосбережение
Электронная версия
Скачать (743.1 Kb)

Энергетическая безопасность государства — основа устойчивого социально-экономического развития, одна из важнейших составляющих национальной безопасности страны и ее регионов [6]. Сбалансированное функционирование производственной и нематериальной сфер экономики основано на использовании энергетических ресурсов, как первичных (уголь, нефть, природный газ, уголь, торф, горючие сланцы), так и преобразованных (электрическая и тепловая энергия, биотопливо и др.).

Понятие «энергетическая безопасность» было сформулировано Международным энергетическим агентством после разразившегося в 1973 г. глобального энергетического кризиса как «уверенность в том, что энергия будет иметься в распоряжении в том количестве и того качества, которые требуются при данных экономических условиях» [10].

В разработанной Энергетической стратегии России на период до 2030 года [7] (далее — Энергетическая стратегия) в числе главных стратегических ориентиров долгосрочной государственной энергетической политики первой обозначена энергетическая безопасность. В Энергетической стратегии принято следующее определение. Энергетическая безопасность — это состояние защищенности страны, ее граждан, общества и экономики от возникающих внешних и внутренних угроз надежному топливо- и энергообеспечению. Эти угрозы определяются внешними (геополитическими, макроэкономическими, конъюнктурными) факторами, а также состоянием и функционированием энергетического сектора страны.

Энергетическая политика на региональном уровне включает систему мер государственного воздействия на социально-экономические процессы, направленных на качественное и бесперебойное обеспечение энергоносителями субъектов Российской Федерации по приемлемым ценам и тарифам. Роль регионов России в формировании энергетической политики обусловливается, с одной стороны, их экономической самостоятельностью, с другой стороны — существенными различиями природно-географических и других факторов.

Высокий уровень дифференциации в экономическом развитии территорий диктует необходимость индивидуальных подходов к управлению энергоснабжением в зависимости от конкретных региональных условий топливообеспеченности. Решение проблем энергетической безопасности регионов усугубляется географией размещения природных ресурсов по территории страны, когда около 80% полезных ископаемых, лесных, водных, земельных ресурсов находится в азиатской части страны, а промышленный потенциал и высоко квалифицированные трудовые ресурсы в той же пропорции — в европейской. Следует также отметить неравномерность размещения производства нефтепродуктов и электроэнергии по регионам страны, недостаточную мощность линий электропередачи, связывающих Дальний Восток, Сибирь и европейскую часть страны.

По названным причинам в стране сформировалось три группы регионов, отраслей и промышленных комплексов, которые функционируют в принципиально разных условиях и требуют различных подходов к обеспечению их энергетической безопасности [6].

Первая группа регионов и производств ориентирована преимущественно на внешний спрос на углеводороды и зависит от конъюнктуры мировых цен на соответствующие товары, а также от постоянного роста себестоимости их добычи и производства.

Это нефтегазовые комплексы Уральского, Приволжского, Северо-Западного федеральных округов. Очевидно, что рассматривать эти отрасли в качестве «локомотивов роста» экономики в долгосрочной перспективе нецелесообразно. По имеющимся оценкам, темпы развития этого сектора экономики не могут превысить 2-3% в год в связи с инерционностью этих производств, а также исчерпаемостью полезных ископаемых и постоянным ухудшением и, как следствие, удорожанием условий их добычи. Эти регионы в значительной степени могут обеспечить надежное энергоснабжение потребителей собственными топливными ресурсами (углеводороды Западно-Сибирской, Волго-Уральской, Тимано-Печорской нефтегазоносных провинций, каменный уголь Печорского бассейна) [4].

Вторая группа регионов и производств зависит в своем развитии от динамики внутреннего производственного и потребительского спроса. Это отрасли черной и цветной металлургии, машиностроения Центрального, Северо-Западного, Уральского и Сибирского федеральных округов. Перспективы развития этого сектора отечественной экономики полностью зависят от роста доходов соответствующих экономических субъектов — предприятий и домохозяйств. Здесь необходима активная роль государства в части мобилизации имеющихся резервов энергосбережения - в обновлении физически и морально устаревшего оборудования, максимальном использовании незагруженных мощностей и вторичных (побочных) энергоресурсов промышленности. Особая роль отводится диверсификации генерирующих источников энергии с учетом природно-ресурсных возможностей территорий и взаимозаменяемости энергии, вырабатываемой на региональной электростанции, утилизационной энергией, получаемой при использовании вторичных энергоресурсов металлургического и других ресурсоемких региональных производств [4].

Третья группа регионов — это территории децентрализованного энергоснабжения, которые занимают около 2/3 площади нашей страны, здесь расположены высокодотационные субъекты Северо-Кавказского, Южного, Сибирского и Дальневосточного федеральных округов. На этой территории проживает около 20 миллионов человек, не имеющих надежного энергообеспечения, что вызывает необходимость вовлечения в энергобалансы таких регионов местных источников энергии.

Критическим звеном таких локальных поселений является сфера жилищно-коммунальное хозяйство (ЖКХ), которое характеризуется отсутствием централизованного теплоснабжения, ненадежностью бесперебойного топливо- и энергоснабжения - главного условия обеспечения энергетической безопасности.

Так, удаленные территории Европейского Севера (Архангельская область с Ненецким автономным округом и др.) на 93% обеспечиваются энергоресурсами на основе привозного топлива: 56 электростанций обеспечивают 160 населенных пунктов, где суммарно проживает около 33 тыс. человек [1]. Система энергообеспечения этих территорий первоначально затратна. Бюджет имеет большие расходы по компенсации выпадающих доходов энергоснабжающей организации — около 700 млн руб. в год в связи с тем, что государство гарантирует тариф для конечного потребителя 2—4 руб/кВт∙ч, себестоимость же производимой электроэнергии составляет 19—36 руб/кВт∙ч. Это является важным фактором слабого освоения названных территорий: без дешевой энергии невозможно поступательное развитие территории.

Кроме того, неэффективное использование ресурсов на этапе конечного потребления объясняется высокой степенью изношенности коммунально-бытовых инженерных сетей и оборудования, в результате чего имеются огромные потери воды, тепла, топлива. Так, если в крупных городах (Москва, Пермь, Воронеж) на подачу воды на этажи жилых домов тратится 1 кВт∙ч/куб. м воды, то в Воркуте в 3,2 раза больше. Суровым климатом обусловлена и необходимость в дополнительных финансовых затратах на топливо с целью поддержания оптимальных параметров теплоносителя в системах ЖКХ ввиду более низких температур наружного воздуха и длительности отопительного периода по сравнению со средним по стране, а тем более с южными регионами.

Противоположная ситуация по сравнению с северными регионами сложилась в южных районах. Так, в Краснодарском крае более 50% населения проживает в поселках и небольших городах численностью до 25 тыс. человек. Они используют 30—35% суммарного энергопотребления региона. Централизованного теплоснабжения здесь почти нет, около 60% электроэнергии и 72% природного газа край импортирует. Наблюдается дефицит надежного бесперебойного электроснабжения: в отдельных населенных пунктах электричество отключается на 5—10 ч в сутки. Местные жители вынуждены переходить на дизельные генераторы, что существенно осложняет экологическую обстановку в рекреационной зоне. Около 15 муниципальных образований с 16% населения края испытывают дефицит электроэнергии в силу географических и природно-климатических причин (сложность прокладки сетей в горной местности, высокий износ сетевых коммуникаций и т.п.).

Отсутствие надежного энергообеспечения этих регионов вызывает необходимость формирования новых центров социально-экономического развития, создания сети территориально-производственных кластеров на базе местного природно-ресурсного и человеческого потенциала [2].

Одним из путей решения проблемы энергообеспечения является организация надежного энергоснабжения посредством вовлечения в энергобалансы неурбанизированных регионов локальных источников энергии[4]. Наиболее перспективным инновационным направлением использования местных видов топлива, а также отходов лесопромышленного комплекса является производство биотоплива (древесных гранул — поллет), которое может использоваться в системе ЖКХ и в настоящее время нарастает за рубежом стремительными темпами [6]. При этом наша страна имеет все условия для развития этой отрасли, так как владеет значительными запасами не только ископаемого топлива, но и биомассы для производства биотоплива.

Учитывая большой потенциал местных видов топлива, энергоснабжение энергодефицитных территорий с децентрализованным энергоснабжением рационально организовать посредством создания региональных интегрированных комплексов локальной энергетики и биотехнологий (кластеров) посредством объединения производства биотоплива из местного сырья (в основном, отходов сельскохозяйственного производства и деревообработки) с транспортной и энергетической инфраструктурой [3].

Ключевым показателем эффективности создания биотехнологических кластеров по производству биотоплива является наличие местных видов топлива. Анализ ресурсного потенциала лесного фонда нашей страны как базы для создания этих комплексов показал следующее. Россия занимает первое место по запасам древесины в мире — около 25% мировых, или 83 млрд. м3, в т. ч. она обладает почти половиной мировых запасов древесных хвойных пород. [11, 12]. Многолесными являются Сибирский и Дальневосточный федеральные округа, запас древесины которых суммарно составляет 65,1% общероссийского, а также Северо-Западный федеральный округ — 12,5% суммарного запаса в стране.

В связи с этим необходима разработка механизмов энергетической стратегии, которые бы обеспечили энергетическую безопасность и социальную защищенность населения. Процесс формирования основных приоритетов и параметров стратегии имеет несколько ключевых моментов, определяющих особенности алгоритма ее поэтапного формирования и реализации. Для обеспечения энергетической безопасности необходимо решение двух первоочередных проблем.

Во-первых, необходимо осуществить модернизацию во многом устаревшей морально и изношенной физически энергетической технологической базы. Из данных таблицы следует, что в структуре основных фондов наиболее изношенными являются производственные фонды и транспортные средства — основа энергетической безопасности ТЭК. В текущем десятилетии из-за ограниченности инвестиций предусматривается в первую очередь технологическая модернизация существующих производственных мощностей (с учетом продления сроков их службы), а в дальнейшем — их коренная реконструкция и создание новых мощностей с использованием лучших отечественных и зарубежных технологий.

Во-вторых, потребуется изменение структуры потребления и размещения производства топливно-энергетических ресурсов. Предусмотрено увеличение потребления атомной и гидроэнергии, угольной продукции и использования возобновляемых источников, а также рассредоточение добычи углеводородов из Западной Сибири по другим регионам страны (Восточная Сибирь и Дальний Восток, Европейский Север и Прикаспийский регион).

Таблица 1 - Состояние отдельных видов основных фондов ТЭК [9]

Фонды

Степень износа (на конец года), %

Удельный вес полностью изношенных основных фондов (на конец года), % от общего объема основных фондов

 2010г.

2012г.

2013г.

2014г.

2010 г.

2012 г.

2013 г.

2014 г.

Все основные фонды,

в т.ч.

Основные фонды ТЭК:

45,7

45,9

48,2

49,4

13,5

14,0

14,6

14,9

• добыча полезных ископаемых, в том числе:

46,8

49,6

53,2

55,8

19,8

20,3

22,9

21,6

• производство и распределение электро-энергии, газа и воды, в том числе:

42,0

39,2

47,6

47,0

14,9

12,2

12,2

10,8

Особенно привлекательным является комплексное использование энергии возобновляемых источников на объектах, удаленных от линий электропередач и в местах, труднодоступных для их подведения. В данном случае расходы на доставку электроэнергии могут значительно превышать расходы на установку оборудования на основе возобновляемых источников энергии [15].

Меры по повышению энергоэффективности и энергосбережения на предприятиях ключевых отраслей реального сектора экономики.

Для целей настоящей работы реальный сектор мы будем рассматривать как отрасли экономики, в т.ч. промышленность, сельское хозяйство, транспорт и сфера услуг, в соответствии с ОКВЭД [2], производящие материально-вещественный продукт, нематериальные формы богатства и услуги, за исключением операций в финансово-кредитной и биржевой сферах, не относимых к данному сектору [20,23].

Теперь более подробно остановимся на проблеме энергоэффективности отечественных предприятий промышленности и сельского хозяйства. Потребление энергоресурсов в России крайне велико, и продолжает расти. Отсюда, очевидно, что энергоэффективность производства в отдельных отраслях экономики является достаточно низкой. Поэтому для улучшения экономической ситуации и эффективности функционирования предприятий реального сектора экономики необходимо сокращение потребления и увеличение эффективности использования энергоресурсов. Для этого предлагается применить ряд мер, направленных в основном на энергосбережение на промышленных объектах. К данным мероприятиям следует отнести: совершенствование технологических процессов, обновление оборудования, снижение прямых потерь топливно-энергетических ресурсов, структурные изменения в технологии производства производимой продукции, улучшение качества топлива и энергии, организационные инновации. Проведение этих мероприятий вызвано не только необходимостью экономии энергетических ресурсов, но и важностью учета вопросов охраны окружающей среды при решении энергетических проблем.

Рассмотрим подробнее мероприятия по повышению энергоэффективности как в отрасли, так и на промышленном предприятии. Прежде всего, необходимо отметить, что мероприятия классифицируются по трем основным направлениям, а именно видам энергоресурсов:

  • мероприятия по энергосбережению и повышению энергоэффективности в системах электроснабжения и электропотребления;
  • мероприятия по энергосбережению и повышению энергоэффективности в системах теплоснабжения и теплопотребления;
  • мероприятия по энергосбережению в системах водопотребления, вентиляции.

К первым относятся все традиционные рекомендации по сокращению потребления электроэнергии. Здесь экономия потребляемой предприятиями электроэнергии достигается через снижение потерь электрической энергии в системе трансформирования, распределения и преобразования (трансформаторы, распределительные сети, электродвигатели, системы электрического внешнего и внутреннего освещения), а также через оптимизацию режимов эксплуатации оборудования, потребляющего эту энергию.

Еще один вид потерь – потери, провоцируемые реактивной мощностью. Основными источниками реактивной мощности на предприятиях являются асинхронные электродвигатели и трансформаторы всех ступеней трансформации. При работе электродвигателей и трансформаторов генерируется реактивная нагрузка, циркулируют токи реактивной мощности, которые приводят к дополнительным активным потерям. Для компенсации реактивной мощности применяются батареи статических компенсаторов и синхронные электродвигатели, работающие в режиме перевозбуждения. Данная мера способна привести к ощутимому положительному эффекту, так как электродвигатели являются наиболее распространенными потребителями электрической энергии. На них приходится около 70% потребления электроэнергии.

Также большую долю расходов в балансе электропотребления предприятий занимает освещение, на него приходится до 8% расхода электрической энергии.

Энергетический эффект определяется степенью использования энергоэффективных источников света. На современном этапе развития светотехнического оборудования наиболее энергоэффективными являются светодиодные, натриевые высокого давления, металлогалогенные и люминесцентные лампы. Выбор того или иного типа ламп определяется двумя обстоятельствами: экологическими аспектами и собственно энергоэффективностью [17].

Модернизация системы освещения посредством применения современных систем управления позволяет экономить электрическую энергию на 20 – 30%.

В большинстве отраслей экономики, особенно в сельском хозяйстве, промышленности и энергетике для функционирования предприятий используется тепловая энергия, которая также является одним из видов энергоресурсов.

Мировая практика показывает, что применение современных приборов учета тепловой энергии позволяет снизить потребление и платежи за тепловую энергию от 3,5% до 5,5% за счет повышения достоверности информации об объемах потребления теплоэнергии, уменьшения коммерческих потерь, оперативного управления процессом потребления.

Комплекс энергосберегающих мероприятий на существующем оборудовании тепловых пунктов позволяет снизить тепловые потери до 15%. Однако следует отметить, что значительная доля тепловой энергии теряется не на пути к объекту, а в самом объекте, то есть в зданиях, сооружениях, производственных помещениях предприятий. Через ограждающие конструкции зданий и сооружений в атмосферу теряется большая часть тепловой энергии. На отопление и приточно-вытяжную вентиляцию зданий и сооружений различного назначения расходуется до 40% топливно-энергетических ресурсов предприятия. Это связано с тем, что конструкции зданий и сооружений не соответствуют современным энергетическим требованиям. Для устранения значительных потерь тепловой энергии в системе отопления зданий используются следующие мероприятия [18]:

  • применение двойного и тройного остекления оконного проема (потери тепла через оконные проемы в 4 – 6 раз выше, чем через стены), дополнительное остекление позволяет в 1,5 – 2 раза снизить тепловые потери;
  • размещение между рамами окон дополнительного слоя пленки с покрытием, отражающим инфракрасное излучение из помещения и увеличивающей термическое сопротивление между стеклами, почти в четыре раза снижает потери тепла через окна;
  • обеспечение хорошей герметичности стыков панелей, тамбуров и окон лестничных клеток;
  • установка индивидуальных автоматических регуляторов на батареях отопления и потребляющих тепло приборах;
  • окраска фасада зданий специальной теплоотражающей краской.

Основные резервы энергосбережения лежат в сфере реконструкции зданий и сооружений. Практика реализации таких проектов, в которых использованы современные энергоэффективные конструктивные элементы, показывают, что экономится около 42% тепловой энергии на отоплении и около 39% на горячем водоснабжении.

Таким образом, на основании всех вышеперечисленных мероприятий можно выделить следующую совокупность наиболее продуктивных рекомендаций по повышению энергоэффективности и сокращению расхода энергоресурсов.

  1. Модернизация оборудования. Современное оборудование за счет применения новых технологий имеет большую производительность, устойчивость к перегрузкам и надежность, а также требует меньше затрат на обслуживание.
  2. Оптимизация режимов работы оборудования. Использование оборудования в режиме, не соответствующем технической документации приводит к большим потерям, снижению эффективности работы, а также к несвоевременным поломкам.
  3. Использование инноваций. Новые технологии должны применяться не только модернизации оборудовании, но и в общих принципах функционирования и управления предприятием. К ним относятся логистика, менеджмент качества, бюджетирование, контроллинг, использование более экологичного и легко утилизируемого сырья, и т.д.

Обще рекомендуемое энергосбережение. Анализ рабочих процессов предприятия поможет выявить источники нерационального расходования энергоресурсов, которые необходимо устранить для повышения энергоэффективности работы как каждого отдельного предприятия, так и отдельной отрасли в целом.

Выводы. Для улучшения экономической ситуации и эффективности функционирования промышленных и сельскохозяйственных предприятий необходимо сокращение потребления и увеличение эффективности использования энергоресурсов. Для этого необходимо применить ряд мер, направленных на энергосбережение на промышленных объектах. Проведение этих мероприятий вызывается не только необходимостью экономии энергетических ресурсов, но и важностью учета вопросов охраны окружающей среды при решении энергетических проблем.

Обеспечение энергетической безопасности регионов России, стратегическое планирование энергоэффективной региональной экономики предусматривает модернизацию устаревшей морально и изношенной физически технологической базы ТЭК и обеспечение воспроизводства его ресурсной базы.

Таким образом, единство целей и методов государственной энергетической политики на федеральном и региональном уровнях, повышение энергоэффективности и энергосбережения на предприятиях реального сектора российской экономики является важнейшим условием обеспечения энергетической безопасности страны и устойчивого социально-экономического развития ее регионов.

Список литературы:

1. Гашо Е. Г., Рапецкая Е. В. От стратегий и программ к реальному энергосбережению // Сб. семинара «Экономические проблемы энергетического комплекса». М.: ИНП РАН, 2010.

2. Морковкин Д.Е. Управление развитием промышленного комплекса региона на основе кластерного подхода: монография / Д.Е. Морковкин. – М.: ЧОУВО «МУ им. С.Ю. Витте», 2013. – 160 с.

3. Погребняк Р.Г. Мониторинг и факторы обеспечения энергетической безопасности России в посткризисный период // Экономика. Налоги. Право. – № 5. – 2012. – С. 144-150.

4. Потрубач Н.Н., Погребняк Р.Г. Энергетическая безопасность как фактор повышения качества жизни населения неурбанизированных регионов // Микроэкономика. – 2013. – № 5. – С. 103-109.

5. Современные проблемы регионального управления проектами: отраслевой аспект. Коллективная монография / Под. Ред. Борисовой О.А., Выпряжкиной И.Б./ - М.: Издательство «Научный консультант», - РАНХиГС, 2016. – 168 с.

6. Шедько Ю.Н., Погребняк Р.Г., Пожидаева Е.С., Миндлин Ю.Б., Басова М.М., Власенко М.Н., Морковкин Д.Е. и др. Региональное управление и территориальное планирование. Учебник и практикум для академического бакалавриата / Под редакцией Ю.Н. Шедько. М.: Юрайт, 2016. – 503 с.

7. Энергетическая стратегия России на период до 2030 года (утв. распоряжением Правительства РФ от 13 ноября 2009 г. № 1715-р). Система ГАРАНТ. URL: http://www.energystrategy.ru/projects/docs/ES-2030_ (utv._N1715-p_13.11.09).doc

8. Morkovkin D.E., Mamychev A.Y., Yakovenko N.V., Komov I.V., Derevyagina M.V., Didenko O.V. Factors and material conditions for space-intensive economic development of region // International Review of Management and Marketing. – 2016. Т. 6. – № S1. – С. 67-72.

9. http://www.gks.ru/free_doc/doc_2015/year/ejegod-15.pdf

10. Energy Dictionary/World Energy Council. Paris : Jouve SI, 1992.

11. State of the World’s Forests, 2011. Food and Agriculture Organization of the United Nations. Rome, 2012. URL: http://www.fao.org/docrep/013/i2000e/i2000e00.htm

12. Горбанев В.А., Митрофанова И.Б. Природные ресурсы мировой экономики // Мировое и национальное хозяйство. – 2014. – № 2 (29). – С. 7.

13. Незамайкин В.Н, Морковкин Д.Е. Инфраструктурное обеспечение модернизации и инновационного преобразования реального сектора экономики России как фактор национальной экономической безопасности // Актуальные проблемы управления: Сборник статей международной научной конференции. Москва, 31 марта 2015 г. / Отв. ред. Н.И. Архипова. – М.: РГГУ, 2015. – С. 222-228.

14. Морковкин Д.Е. Промышленный комплекс региона как объект управления // Микроэкономика. – 2010. – № 5. – С. 97-101.

15. Морковкин Д.Е. Методика оценки эффективности функционирования промышленного комплекса региона // Экономика. Налоги. Право. – 2011. – № 6. – С. 81-94.

16. Николаевская К.Н. Развитие возобновляемых источников добычи электроэнергии в целях снижения энергодефицитности Республики Крым // Nauka-rastudent.ru. – 2015. – № 6 (18) / [Электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://nauka-rastudent.ru/18/2748/

17. ЗАО “Агентство по прогнозированию балансов в электроэнергетике” / [Электронный ресурс]. URL: http://www.e-apbe.ru.

18. Башмаков И.В. Повышение энергоэффективности в Российской промышленности. / И.В. Башмаков. [Электронный ресурс] URL: http://www.cenef.ru. 2013.

19. Центр новостей ООН / [Электронный ресурс] URL: http://www.un.org/russian/news/

20. Современный экономический словарь: [около 12 000 терминов] / Б. А. Райзберг, Л. Ш. Лозовский, Е. Б. Стародубцева. - 6-е изд., перераб. и доп. - Москва: ИНФРА-М, 2013. - 512 с.

21. Луговской А.М., Плисецкий Е.Л. Мониторинг состояния окружающей среды маргинальных территорий для оценки потенциала развития туристско-рекреационных систем // Экономика. Налоги. Право. – 2014. – № 6. – C. 61-64.

22. Морковкин Д.Е. Развитие инфраструктуры как фактор инновационного и устойчивого развития предприятий реального сектора экономики России // Современные проблемы управления природными ресурсами и развитием социально-экономических систем: материалы XII международной научной конференции; в 4-х ч. / под ред. А.В. Семенова, Н.Г. Малышева, Ю.С. Руденко. - М.: изд. ЧОУВО «МУ им. С.Ю. Витте», 2016. Ч. 2. - С. 592-602.

23. Морковкин Д.Е. Стратегические факторы инновационного преобразования реального сектора экономики России в условиях импортозамещения // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Серия «Экономика и Право». – 2015. – № 9-10. – C. 19-23.

24. Сорокин Д.Е. Экономическая теория, экономическая реальность и экономическая политика // Журнал экономической теории. - 2014. - № 4. - С. 25-39.

25. Сорокин Д.Е. Условия перехода к инновационному типу экономического роста // (МИР) Модернизация. Инновации. Развитие. – 2010. – №2. – С. 26-36.

26. Теория и практика ресурсосбережения : монография / В.А. Шумаев. – Москва : Русайнс, 2016. – 234 с.

27. Цветков В.А. Меры по поддержке населения и реального сектора экономики России в условиях кризиса // Вестник Финансового университета. – 2015. – № 3 (87). – С. 73–78.

28. Шманёв С.В., Шманёва Е.С. Управление инвестиционными потоками инновационно-ориентированных малых предприятий // Транспортное дело России. – 2011. – № 11. – С. 59-62.

29. Шумаев В.А., Морковкин Д.Е., Незамайкин В.Н., Юрзинова И.Л. Организационно-экономические аспекты управления инновационным развитием промышленности // Механизация строительства. – 2015. – № 3 (849). – С. 53-59.

30. Шумаев В. А. Модернизация промышленности и логистики на основе кластерного подхода // Менеджмент и бизнес-администрирование. – 2015. – №2. – С. 174-181.