Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
26.12.2016

Реформационный сдвиг университетского образования: идея третьей миссии и проблемы развития инновационной инфраструктуры

Грицкевич Татьяна Игоревна
доктор философских наук, профессор кафедры философии, юридического института Кемеровского государственного университета г. Кемерово, Российская Федерация
Аннотация: Автором анализируются современные ориентиры реформирования отечественного высшего образования, заложенные идеей «третьей миссии» университетов, указывающие направление развития исследовательских компетенций и профессиональных навыков, определяющих качество образования.
Ключевые слова: социальная философия, реформа образования, современный университет, инновационная инфраструктура университета, управление образованием
Электронная версия
Скачать (644 Kb)

После открытой лекции 17 октября 2014г в Университете ИТМО профессора Стэнфордского университета Генри Ицковица на тему «Стимулирование стартапов в предпринимательском университете: StartX и парадоксы успехов в Стэнфорде» в университетских кругах стала чаще звучать идея «третьей миссии» университетов, ставшей вектором модели реформирования содержаний образовательных программ. Согласно его концепции, университеты всегда являются движущей силой и источником процессов формирования нового знания, а третья миссия университета проявляется в создании предпринимательской структуры ВУЗ-трансфер инновации-бизнес.

Мархл М., Паусист А. определили сущность данной миссии как новую стратегию, основанную на действиях в таких направлениях, как постоянное непрерывное образование; развитие структур трансфера технологий и рост инноваций, глубокая вовлеченность университетов в социальную жизнь региона, при этом поставив акцент в концепции «третьей миссии» на понятии «совокупность специфических услуг, основанных на действиях и возможностях, служащих для блага общества» [5, с. 2].

В работе приведена разработанная PRIME OUE Project система, позволяющая выявлять принадлежность университета к реализации третьей миссии. В этой системе количественный показатель эффективности исполнения университетом третьей миссии выражен в росте:

- оформленных патентов, авторских прав и коммерциализации исследований;

- заключенных контрактов с предприятиями, с учетом их влияния на экономику (крупный, средний и малый бизнес) и доли университета в общих ресурсах;

- контракты с государственными учреждениями по исследованию проблем социальной сферы;

- вовлеченность университета в социально-культурную жизнь города и региона, открытость трансфера знаний в общество.

Акцент реформирования университетского образования на развитии исследовательских компетенций, профессиональных навыков в изменяющихся программах федерального образовательного стандарта (от первого до третьего с плюсом или четвертого поколения) сформировал новую тенденцию «качества образования в университете».

Как отметил Сафронов Р.О., обучение и исследование в университетах подвержено сегодня необратимым изменениям. Университетам отводится новая социально-экономическая роль центров экономического роста, инициирующего «вторую академическую революцию» благодаря партнерскому взаимодействию с промышленными предприятиями, государственными структурами и обществом [6, с. 202]. Создание системы развития фундаментальных исследований с одновременным внедрением разработок в производство через понимание функции «трансфера технологий» возлагает на современные отечественные ВУЗы новые требования. По сути они направлены на обязывание преподавателей сместить цели с главной функции обучения студентов на функцию исследования, направленного на привлечения инвестора (фонда, министерства обороны или российского бизнеса).

Сегодня уже недостаточно традиционных функций университета по обучению и исследованию, отметила Балмасова Т.А, современные вызовы предъявляют новые требования к уровню подготовки специалистов и функциям университетов по подготовке специалистов гуманитарного профиля. Институализированный обмен между высшей школой и обществом посредством участия университета как социального института или отдельных его членов в социальных и общественных экологических и экономических проектах региона [1, с. 38]. Именно такие новые функции университета, заданные концепцией третьей миссии, затронули сущностное «гуманистическое ядро» идеи университета – бескорыстного служения обществу.

Согласно «Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации» [4], нашим Правительством поставлена определенная стратегическая цель осуществления перевода российской экономики с инерционного энергосырьевого на преимущественно инновационный и наукоемкий путь развития производства. Такая диверсификация направленности функционирования экономических структур на инновационный путь развития преследует цель существенных изменений в самих механизмах экономического роста. Прежде всего это ожидаемый рост инновационных малых и средних предприятий на 40-50% в сегментах рынка промышленности, позволяющий увеличить долю инновационной продукции в выпуске всей промышленной продукции до 35%.

В основу проекта развития инновационно-промышленного кластера отечественной экономики был положен опыт Томской области как пилотной территории, имеющий опыт управления инновационным развитием с 2004 года. При этом, создание механизмов реализации Концепции в реалиях региональных экономик стало предприниматься без анализа реалий и трудностей жизнедеятельности цикла воспроизводства инноваций. И главным компонентом данной структуры был определен университет, получивший с аббревиатурой «исследовательский», «национальный» солидное финансирование на развитие инновационной инфраструктуры. Однако к итогам 2016 года при сравнении ожидаемых и фактических показателей постоянного роста оформленных патентов, авторских прав и коммерциализации исследований, заключенных контрактов по НИР с предприятиями университетов, стало понятно, что формирование инновационного кластера инфраструктуры университета с механизмом со-финансирования государства испытывает трудности. Они во многом ожидаемы, если учесть, что динамика развития инновационного кластера Томского региона еще десять лет назад уже демонстрировала слабость самостоятельной жизнедеятельности и нуждаемость в патернализме государства. Автором в монографическом исследовании «Реформационный процесс: структура и динамика» [2, с. 124-125] предлагается понятийный конструкт, позволяющий зафиксировать системность установленного порядка преобразовательной деятельности реформирования, специфичность наделения властными полномочиями, благодаря которым достигаются поставленные задачи и осуществим сам реформационный процесс.

Внедрение инновационных разработок требует воссоздание всего цикла воспроизводства инноваций. Каждый его элемент должен быть взаимосвязан с другим и позволять понимать судьбу авторской разработки от её научной фиксации до практического внедрения и потребления на рынке. Разумеется, финансовые затраты в круге воспроизводства инноваций во многом будут следующими:

- для фундаментальных исследований ученых инвестор условно тратит 1 рубль;

- сделать прикладные разработки или опытные образцы, которые уже продемонстрируют экономический эффект от ожидаемых продаж на рынке потребует от инвестора условно 10 рублей;

- конструирование производственной линии, создание и оптимизация технологий, строительство производственных площадей, вывод на рынок нового продукта самая значительная часть капиталовложений инвестора -условно 100 рублей.

Не сложно сделать из этого важнейший вывод – жизнеспособность цикла воспроизводства инноваций напрямую зависит от постоянства инвестора на всех стадиях финансировать производство нового продукта. Для того чтобы разрушить к примеру инновационный сектор экономики США лучше всего ликвидировать венчурные фонды, которые финансируют университетские лаборатории и выделяют рисковый капитал (вкладывая который можно не получить ожидаемый результат) на экономически перспективные прикладные разработки. Университетские лаборатории, развивающие фундаментальную науку, как первый элемент круга воспроизводства инноваций, присутствует всегда. Это ученые, для которых наука и исследования суть их жизни вне материального обеспечения. Третий элемент представлен крупными фирмами, которые имеют свои собственные исследовательские лаборатории, для которых инновации это путь к созданию конкурентоспособного продукта на рынке. Но даже из опыта таких развитых стран как США, Германия, Япония мы видим, что лидерами здесь становятся фирмы, работающие в сфере автомобилестроения, машиностроения, IT-технологий, газо-нефтедобычи.

Сегодня в экономике России нет ни второго, ни третьего элементов круга воспроизводства инноваций. За годы реформирования экономики были ликвидированы и прикладная наука, и крупные фирмы, создающие высокотехнологичную продукцию. Сформировать весь инновационный кластер экономики в ситуации отсутствия основных субъектов инновационного процесса в экономике невозможно при помощи идеи создания студенческих инновационных бизнес-инкубаторов при университетах. А задачу поиска инвестора (третьего элемента) полностью переложили на плечи вуза [3]

Несмотря на идущую реформу образования, создание технопарков и инновационной инфраструктуры, сделать это трудно по многим причинам. Во-первых, в ситуации современного экономического кризиса, экономии бюджетных средств произошло сокращение преподавательского состава и увеличение средней учебной часовой нагрузки, выполняемой преподавателем. Отсюда времени для исследований практически у многих преподавателей нет. По той же причине экономии бюджетных средств, произошло сокращение общей учебной аудиторной нагрузки студента (специалист обучался 5 лет, а бакалавр обучается 4 года), из них треть часов отведена на самостоятельную работу студентов, которая зачастую не реализуется, а преподавателю не выделены часы на её проверку. Отсюда образованность современного бакалавра хуже, чем специалиста, получившего диплом 15 лет назад.

Во-вторых, научные исследования по кандидатским и докторским диссертациям чаще имеют фундаментальный характер, не интересны инвесторам. В-третьих, университет заставляют идти к предприятиям, а не наоборот. Предприятия в силу экономических проблем чаще сами решают технологические задачи, поскольку университет не имеет возможности это сделать. Причиной современного разрыва является непривлекательность совмещения специалистов-производственников с преподаванием мастер-классов в курсе магистратуры из-за низкой оплаты преподавателей. Поэтому университету приходится по формальным признакам показывать связь бизнеса и науки.

В-четвертых, мотивация производства к сотрудничеству с университетом прямо зависит от показателей прибыли. Выделяя грант, денежные средства на исследование бизнесмен понимает, что большая часть из них идет на зарплату преподавателей, при этом 30% от них обязательные отчисления от ФОТ, и 13% составляет НДФЛ. Даже при софинансировании университетом (министерством образования, фондами) на 50/50 исследовательских прикладных проектов не каждое предприятие готово выступить инвестором в прямой потере 43% от вложенных средств, а преподаватель, занятый в современном образовательном процессе с 36-40 часами нагрузки в неделю не может гарантировать исследовательский результат. Очевидно, что реализация третьей миссии университета в современной России для региональных вузов становится проблемой, ведущей к падению рейтинга, а для национальных исследовательских университетов вызовом к оптимизации стратегии развития прикладных образовательных программ.

Список литературы:

1. Балмасова Т. А. Третья миссия университета ы условиях модернизации российского образования// Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история: сб. ст. по матер. LV междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2015- С.36-41.

2. Грицкевич Т.И. Реформационный процесс: структура и динамика / Т.И. Грицкевич; Кемеровский государственный университет. – Кемерово, 2014. -308 с.

3. Зинченко В.И., Минакова Н.Н.Коммерциализация научных разработок (теория и региональная практика)./ В.И.Зинченко, Н.Н. Минакова – Томск: Изд-во НТЛ., 2005. – 484с.

4. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации – МЭРТ РФ, Март 2008.

5. Мархл М., Паусист А. Методология оценки третьей миссии университетов// Непрерывное образование: XXI век. Выпуск 1. – 2013. [Электронный ресурс] URL: http://lll21.petrsu.ru/journal/article.php?id=1949 (дата обращения 26.12.2016)

6. Сафронов Р.О. Предпринимательский университет как воплощение «Третьей миссии» университета: pros and cons часть I. «Третья миссия» и «Предпринимательский университет»: история понятий // Вестник ЛГУ им. А.С. Пушкина. - 2013. -№3. -Том 2. -С.197-204.