Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
11.03.2017

Использование аудио- и видеодокументов в российском уголовном судопроизводстве

Федорив Иванна Станиславовна
Магистрант 2 курса кафедры уголовно-правовых дисциплин, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: В данной статье мы рассмотрим аудио- и видео документы как доказательства в уголовном процессе. Раскроем вопрос об обеспечении гарантий и их подлинности. Будут приведены примеры современных средств аудио и видеозаписи, а также правовое обеспечение реализации их возможностей в уголовном процессе.
Ключевые слова: аудиозапись, видеозапись, доказательства, уголовный процесс, гарантии, подлинность, современные средства, правовое обеспечение
Электронная версия
Скачать (664.9 Kb)

Современное российское законодательство о противодействии преступности начало свое формирование в середине 90-х гг. прошлого века. Однако многие специалисты и сегодня говорят о том, что оно не лишено недостатков и нуждается в последовательном и целенаправленном реформировании [7, с. 112]. А сам вектор реформирования уголовного и уголовно-процессуального законодательства должен быть направлен на приведение его в соответствие с целями уголовного наказания и принципами уголовного судопроизводства, а не на его непродуманную либерализацию [4, c. 127]. Также процесс реформирования законодательства Российской Федерации должен быть ориентирован на решение задачи противодействия коррупции, остающейся в числе наиболее важных проблем общества [5, с. 198-199]. В этой связи мы проанализируем проблему использования аудио- и видеодокументов как доказательств в уголовном процессе.

Следует отметить, что при расследовании преступления в уголовной практике активно используют аудио- и видеосредства, это способствует расширению и улучшению доказательственной базе по различным уголовным делам. Но несмотря на это, аудио- и видеозаписи до сих пор однозначно не утверждены законодателем. Аудио- и видеосредства одним словом можно назвать – технические средства.

Порядок применения технических средств при производстве следственных действий базируется на следующих положениях:

- следователь может применять технические средства при производстве следственных действий [3];

- технические средства допускаются до производства следственных действий в том случае если они научно обоснованны, безопасны для окружающей среды и участников самого следственного действия, этичны, правомерны и находятся в состоянии не требующего ремонта [1];

- к применению технических средств прибегают в случае инициативы следователя или же по ходатайству участников предварительного следствия;

- применение технических средств так же допускается при очной ставке или проведении допроса, но только с согласия лиц, в отношении которых они проводятся;

- весь ход, условия и порядок использования, а также полученные результаты при помощи технических средств фиксируются в протоколе.

Мы считаем, что доказательство имеет очень важную роль в уголовном судопроизводстве. Оно способствует усовершенствованию процессуального закона и практики их применения. «Система судебных доказательств данной эпохи есть вернейший масштаб умственного развития народа в данный момент, признак его младенчества и немощи или его возмужалости и зрелости в деле исследования важнейшего вида правды, правды юридической, история судебных доказательств есть история народного ума» [1].

Касаясь вопроса об определении гарантий и подлинности аудио- и видеозаписи, то здесь мы можем сказать, что при производстве следственных действий могут применяться технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств, проще говоря, могут быть проведены фотографирование, аудио- и видеозаписи. А вот итог значений результатов применения технических средств при проведении следственных действий я бы хотела привести на примере некоторых ученых. Например, в трудах М.С. Строговича, мы можем наблюдать консерватизм, который основан на недоверии к научно-техническим средствам и методам: «…результаты применения таких средств не имеют никакого доказательственного значения».

Противоречит ему другой немаловажный ученый И.А. Зинченко, который утверждал, что материалы технической фиксации – это неразрывный с протоколом источник доказательств.

Я бы хотела разделить мнения П.Ф. Силкина, Е.П. Ищенко, Л.М. Карнеевой, А.В. Мусиенко, которые пришли к такому выводу, что более правильнее было бы материалы применения технических средств рассматривать как дополнительное средство фиксации, но при этом, оставаться самостоятельным источником доказательств, ведь законом установлено обязательство приложения их к протоколу.

Как известно, доказательства в уголовном судопроизводстве разделяются по формам: вербальная, графическая, наглядно-образная и предметная, где вербальная форма фиксируется в протоколе, графическая через схемы и рисунки, предметная – это изъятие и приобщение к делу предметов, а наглядно-образная через фото- и видеозаписи. На мой взгляд, успешное расследование включает в себе совокупность использования всех вышеперечисленных форм фиксации доказательств.

Для того чтобы результаты аудио- и видеозаписи могли быть использованы наравне с протоколом, необходимы условия отсутствия сомнений в их подлинности и допустимости. Ведь аудио- и видеозапись является приложением к протоколу, так как протокол выступает в качестве основного средства фиксации, а материалы, полученные при помощи технических средств, дополнительными.

Итак, для того чтобы факт применения аудио- и видеозаписи являлся достоверными и наравне с протоколом, следует принять следующие меры. Например, протокол следственного действия должен позволять проверить в нем любую объективную фиксацию (место, дата, время производства следственного действия, должность и фамилия лица, составившего протокол, фамилии, имена и отчества каждого из участвующих в следственном действии лиц и так далее.). Не стоит также забывать, что в заключении следует предъявить протокол всем лицам, участвующим в следственном действии, в котором будет зафиксировано, что аудио- и видеозаписи продемонстрированы всем участникам, и после чего подписан [2]. Лицу, отказавшемуся подписать протокол, предоставляется возможность дать объяснение причин отказа, которые также заносятся в протокол.

Хочется отметить, что XXI век – век современных технологий и время впечатляющих высот. Если говорить о проигрывателях лазерных компакт-дисков (CD-плеерах), компактных цифровых аппаратах - СD-плеерах (MDP), МРЗ-плеерах и DVD-проигрывателях, цифровых широкоэкранных телевизорах, телевизорах с плазменными панелями, цифровых видеокамерах и др., то в данный момент все это умещается в одном маленьком гаджете под названием – смартфон, планшет и даже цифровые часы.

Ранее прибегать к аудио- и видеофиксации приходилось с помощью тяжелых и крупных агрегатов , не очень хорошего качества (если сравнивать с современными техническими средствами, конечно), проявление пленок которых могло занять некоторое время ,но еще страшнее , что их проявление могло быть испорчено при любом малейшем нарушении и не подлежало восстановлению.

Сейчас же все намного проще. Век современных технологий дает нам возможность обладать самыми последними новациями, начиная от съемок любительского кино, снятого на телефон, заканчивая профессиональным редактированием фотографий при помощи программы фотошоп. Немного добавлю об этой программе. Прибегая к ней можно добавить, а также убрать видимые следы преступления, улики и т.д. Видео- и аудиофайлы также поддаются монтажу и модификации со стороны профессионалов и любителей, ведь каждый второй подросток уже хорошо обладает данными программами на любительском, а то и профессиональном уровне.

С развитием цифровых технологий записи и обработки ФГ и ВФГ (фонограмма и видеофонограмма) возможности модификации аудио- и видеосигналов достигли невероятного уровня. В связи с этим вопрос о наличии следов монтажа был дополнен поиском иных (в том числе не ситуационных) изменений, привнесенных в ФГ или ВФГ во время записи или после ее окончания. Но такой механистический подход к постановке и решению задачи не позволяет получить объективные данные об аутентичности или достоверности ФГ или ВФГ. Из чего следует, что прежде чем приложить данные к протоколу, необходимо проверить данные на монтаж.

В качестве примера хочется привести пример из практики.

В одном из судебных разбирательств по результатам исследования профессионалом видеофонограммы эксперт утвердил, что видеоряд и звукоряд записи N были объединены (отредактированы) уже после (были записаны с помощью различных устройств). Налицо не ситуационные изменения ВФГ. Но можно ли на основе такого вывода сделать заключение о достоверности или недостоверности ВФГ? Очевидно, что нет, так как если на видео- и звукоряде видеофонограммы без значимых для установления истины по делу искажений зафиксировано одно и то же событие, то их объединение никак не могло повлиять на достоверность ВФГ.

По результатам экспертизы эксперт пришел к выводу, что «на видеофонограмме имеются признаки искажения видео- и звукового сигнала, признаков монтажа записи не имеется». Конечно, такой неопределенный вывод не имеет никакой практической ценности при оценке достоверности ВФГ [6, с. 140-142].

В ряде случаев и установление факта монтажа ФГ или ВФГ не может являться основанием для признания информации, содержащейся на ФГ или ВФГ, недостоверной. Облегчить понимание данного парадокса может простой пример: транслируемые на каналах ТВ выпуски новостей состоят из смонтированных видеороликов, но никому не приходит в голову назвать их фальшивкой только на основании этого.

Подводя некий итог под вышесказанным, обратим внимание на необходимость внимательного отношения к материалам, приложенным к протоколу, представляемым вовлеченными участниками уголовного процесса. Только привлечение и участие специалистов позволит установить наличие или отсутствие признаков изменения (монтажа) находящейся на техническом средстве цифровой информации. 

Список литературы:

1. Аверьянова Т.В. Судебная экспертиза: Курс общей теории. М.: Норма, 2009. – 480 с.

2. Баев О.Я. Назначение судебных экспертиз // Руководство по расследованию преступлений. Гл. 27 / Под общ. ред. А.В. Гриненко. М.: НОРМА, 2002. – 768 с.

3. Газизов В.А., Душейн С.В. и др. Криминалистическая видеозапись. Учебное пособие (курс лекций). М., 2004. – 208 с.

4. Грудинин Н.С. Амнистия и помилование как формы освобождения от уголовной ответственности: некоторые проблемные вопросы // Стратегии социального развития современного общества: российские и мировые тренды. Сборник материалов XIV Международного социального конгресса. – М., 2015. – С. 127-129.

5. Грудинин Н.С. Коррупция как угроза национальной безопасности России: постановка проблемы // Scientific resources management of countries and regions, 2014. – С. 198-200.

6. Зубов Г.Н. Проблемы экспертного подтверждения достоверности видеофонограмм, опубликованных в Интернет-сервисах // Материалы 4-й междунар. науч.-практ. конф. «Теория и практика судебной экспертизы в современных условиях» (г. Москва, 30–31 января 2013 г.). М.: Проспект, 2013. – С.140-142.

7. Чурилов С.Н., Грудинин Н.С. Институт задержания подозреваемого нуждается в совершенствовании // Альманах мировой науки. 2016. № 1-3 (4). – С. 108-112.