Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
13.03.2017

Проблемы квалификации получения взятки

Фомина Виктория Евгеньевна
Магистрант 2 курса кафедры уголовно-правовых дисциплин, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: В данной статье отражены проблемы квалификации взяточничества, и правовые вопросы, связанные со взяточничеством.
Ключевые слова: проблемы, квалификация, взятка, взяточничество, преступление

Законодательство Российской Федерации, как известно, не лишено определенных недостатков, а потому нуждается в продуманном и обоснованном реформировании [11, с. 112]. Вектор реформирования уголовного законодательства, по нашему мнению, должен быть направлен на приведение его в соответствие с целями назначения уголовного наказания, принципами законности и справедливости [3, c. 127]. Представляется, что процесс оптимизации уголовного законодательства должен преследовать цель тотального противодействия коррупции, уровень которой вызывает серьёзную обеспокоенность в обществе [4, с. 198-199]. В этой связи в данной статье мы рассмотрим проблемы, связанные со взяточничеством.

Преступления, понимаемые под словом «взяточничество», в уголовном законодательстве определяются как получение взятки, дача взятки и посредничество во взяточничестве. Нередко при квалификации данных преступлений возникают вопросы, требующие разъяснения в связи с изменениями, произошедшими в социальной и законодательной оценке взяточничества.

Под квалификацией преступления понимается сопоставление признаков совершенного деяния с признаками составов преступлений. Хочется отметить, что составы взяточничества рассматриваются через квалификацию в следственной и судебной практике.

Теоретики, рассматривая вопросы квалификации, затрагивают два компонента данного процесса:

- фактические признаки деяний;

- признаки составов преступлений.

При анализе уголовно наказуемых деяний их правильная квалификация невозможна без осуществления их отграничений:

- разграничения между собой;

- отграничения от иных смежных составов уголовно наказуемых деяний [1, с. 12].

На наш взгляд, наиболее актуальной проблемой квалификации взяточничества является разграничение получения взятки и мошенничества.

Такие авторы, как С.А. Бочкарева и О.В. Радченко являются сторонниками другой версии. Они утверждают, что в теории уголовного права существуют аргументы и контраргументы по способу разграничения защиты преступлений. На практике можно заметить, что отношение профессионалов к изменению обвинения со взяточничества на мошенничество остается абсолютно нейтральным [2, с. 35]. Проще говоря, возбуждение уголовного дела может состояться по статье 290 УК РФ, а предъявление обвинения уже совершается по статье 159 УК РФ. Российские суды также не выражает отрицательного мнения на данный счет, так как суд вправе изменить обвинение и квалифицировать действия подсудимого по другой статье уголовного закона.

Если рассматривать критерии для разграничения получения взятки и мошенничества [9], то получение должностным лицом ценностей за совершение действий или бездействие (используя при этом служебное положение), следует квалифицировать как получение взятки. А вот если указанное лицо получило ценности за совершение действий или бездействие, но при этом не используя возможности служебных полномочий, то такие действия квалифицируют как мошенничество, которое совершено лицом с использованием своего служебного положения [5, с. 225-226].

Мы считаем, что использование служебного положения и использование служебных полномочий различаются в двух видах:

1) Если должностное лицо, способствовало совершению законных действий другим лицам, то здесь имеет место быть использование служебного положения.

2) Если использование служебного положения противопоставляется совершению действий, когда служебное положение используется:

-для совершения незаконных действий по службе лично должностным лицом;

-и для способствования совершению незаконных действий другим должностным лицом.

Отсюда можно сделать вывод, что под понятием мошенничество можно понимать принятие должностным лицом ценностей, обладая полномочиями, использование которых способствовало для совершения действий и получения взятки за незаконные действия по службе.

Очень важно обратить свое внимание и на действия лица, которые передает ценности должностному лицу в качестве взятки, не являясь владельцем этих ценностей, где ответственность за покушение на дачу взятки несет именно владелец переданных ему ценностей [9].

Немало важную роль, связанную с квалификацией взяточничества, имеет разграничение единого умысла на совершение одного и нескольких эпизодов проявления преступного деяния.

В теории уголовного права мы можем заметить, что выражение содержания преступления выражается как единый и продолжаемый акт, где продолжаемое преступление состоит из нескольких деяний с единым умыслом и целью на участке небольшого промежутка времени. Продолжаемое преступление регламентируется Уголовным кодексом РФ как единое сложное преступление.

На практике часто встречаются случаи, когда лицом совершается несколько однородных преступлений, другими словами множественность преступлений, которые складываются в одно продолжаемое. В этом случае можно сослаться на теоретика М.А. Подгрушного, который утверждает, что такое соитие преступных деяний в единое, может привести к отрицательному состоянию положения виновного лица [8, с. 74]. Так, например, в комментариях УК РФ упоминается, что при получении нескольких взяток, данное преступление превращается в совокупность преступлений, где каждое квалифицируется само по себе.

Совокупность преступлений предполагает получение взяток от нескольких лиц, если в отношении каждого совершается отдельное действие [12, с. 71]. Отсюда мы можем выделить единое продолжаемое преступление, которое подразумевает систематическое получение материальных ценностей или выгод от одних и тех же лиц [10, с. 65-66].

На наш взгляд, данное утверждение можно считать противоречивым. Ведь главная суть заключается в количественном показателе, то есть числе дающих взятку. Другими словами можно назвать объективным критерием, который не всегда является основой разграничения совокупности и единого преступления.

Констатируя факт Высшей судебной инстанции, которая в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ [9] утверждает, что систематическое получение взяток от одного и того же лица, следует квалифицировать как единое продолжаемое преступление. То же касается и случая, когда взятка получена/передана от нескольких лиц за совершение одного действия/бездействие [6, с. 515].

А к совокупности преступлений следует отнести взяточничество от нескольких лиц, когда в интересах каждого лица совершается отдельное действие/бездействие.

Общую сумму получения взятки можно подразделить на три составляющих размера:

- которая превышает 25 000 руб. является получением взятки в значительном размере.

- которая превышает 150 000 руб. является получением взятки в крупном размере.

- которая превышает 1миллион руб. является получением взятки в особо крупном размере.

Хочется согласиться с мнением М.А. Подгрушного, который утверждает, что при квалификации совокупности взяточничества необходимо руководствоваться не только разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, но и оценивать в каждый конкретный по особенному, учитывая направленность умысла на единое преступление.

Исходя из ФЗ от 4 мая 2011 года № 97-ФЗ «О внесении изменений в УК РФ и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции», К.В.Чашин отмечает, что эта уголовно-правовая норма порождает ряд проблем, которые требуют теоретического анализа.

Говоря о проблемах взяточничества, следует уделить внимание различию физического посредничества во взяточничестве от дачи взятки. Современный УК РФ закрепляет основной состав посредничества и предусматривает две его формы:

- физическое посредничество;

- интеллектуальное посредничество.

На наш взгляд, проблема данного разграничения состоит в следующем:

- во-первых, физический посредник и взяткодатель принимают участие во вручении самой взятки должностному лицу. Разница состоит лишь в том, что взяткодатель дает, а посредник передает.

- во-вторых, взяткодатель может не преследовать собственной пользы от действий или бездействий от должностного лица, а служить обычным передатчиком в интересах третьего лица [7, с. 330].

Список литературы:

1. Борков В. Новая редакция норм об ответственности за взяточничество: проблемы применения // Уголовное право. 2011. № 4.

2. Бочкарев С.А., Радченко О.В. И все-таки мошенничество или взяточничество? // Законность. 2013. № 1.

3. Грудинин Н.С. Амнистия и помилование как формы освобождения от уголовной ответственности: некоторые проблемные вопросы // Стратегии социального развития современного общества: российские и мировые тренды. Сборник материалов XIV Международного социального конгресса. – М., 2015. – С. 127-129.

4. Грудинин Н.С. Коррупция как угроза национальной безопасности России: постановка проблемы // Scientific resources management of countries and regions, 2014. – С. 198-200.

5. Кошаева Т.О. Судебная практика по уголовным делам о краже чужого имущества // Комментарий судебной практики / под ред. К.Б. Ярошенко. М.: Юрид. литература, 2012. Вып. 17.

6. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Т.К. Агузаров, А.А. Ашин, П.В. Головненков и др.; под ред. А.И. Чучаева. М.: Контракт, 2013.

7. Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений: лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений» / науч. ред. В.Н. Кудрявцев. М.: Городец, 2007.

8. Подгрушный М.А. Проблемы квалификации совокупности эпизодов взяточничества в теории и судебной практике // Вестник Чувашского университета. 2013. № 1.

9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 года № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» // Российская газета. Федеральный выпуск № 6130 (154).

10. Ткачев И. Проблемы реализации уголовной ответственности за посредничество во взяточничестве // Уголовное право. 2012. № 2. – С. 65-66.

11. Чурилов С.Н., Грудинин Н.С. Институт задержания подозреваемого нуждается в совершенствовании // Альманах мировой науки. 2016. № 1-3 (4). – С. 108-112.

12. Шарапов Р., Моисеенко М. Отличие физического посредничества во взяточничестве от дачи взятки // Уголовное право. 2013. № 1.