Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
22.03.2017

Отграничение террористического акта от смежных составов преступлений

Аникеева Яна Александровна
Магистрант Кафедра уголовного права, криминологии и уголовного процесса, Юридический факультет, Байкальский государственный университет, г. Иркутск, Россия
Аннотация: Практика показывает, что довольно часто возникают проблемы при отграничении преступлений от смежных составов. Из данной статьи Вы сможете узнать, как отграничить террористический акт от смежных с ним составов преступлений.
Ключевые слова: террористический акт, смежные составы, отграничение, объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона, квалификация
Электронная версия
Скачать (639.4 Kb)

Терроризм является глобальной проблемой современности, на протяжении всей своей истории затронул большинство стран мира. Он приобретает все более угрожающие масштабы, представляет угрозу национальной безопасности страны и относится к одному из самых опасных явлений нашего времени. Террористические акты порождают панику среди населения, страх, нарушают общественную безопасность и являются реальной угрозой для безопасности государства и общества. Опасность террористических действий, направленных на взрывы, поджоги, массовые убийства с целью воздействовать на принятие решений органами власти, резко возросла: так, согласно статистическим данным пресс-центра МВД в России в 2013 году было зарегистрировано 661 преступление террористического характера, в 2014 зарегистрировано 1127 преступлений террористического характера, в 2015 году зарегистрировано 1531 преступление террористического характера, в 2016 зарегистрировано 153 преступления террористического характера.

Актуальность данной темы заключается в том, что часто в судебно-следственной практике возникают сложности при отграничении террористического акта от смежных составов преступлений. Это объясняется недостаточностью правоприменительной практикой, а также схожестью признаков таких преступлений. [3] Трудности часто, возникают именно при отграничении террористического акта от захвата заложника – статья 206 УК РФ, организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем – статья 208 УК РФ, бандитизма – статья 209 УК РФ, насильственного захвата власти или насильственного удержания власти – статья 278 УК РФ.

В юридической литературе есть мнение о том, что террористический акт является общей нормой по отношению к захвату заложника. [4]

Отграничить захват заложников от террористического акта можно по дополнительному непосредственному объекту, потерпевшему, объективной стороне, целям, а также условиям освобождения от уголовной ответственности.

Дополнительным непосредственным объектом захвата заложника является социально значимые отношения, обеспечивающие свободу личности.
Обязательным признаком захвата заложника является потерпевший - лицо, захваченное либо удерживаемое в качестве заложника [3].

Захват заложника от террористического акта отличается по признакам объективной стороны - удержанием человека или захватом. При захвате заложника насилие, кроме насильственного ограничения свободы либо воспрепятствования оставить определенное место и возможных последствий, ни в чем другом не выражается. Отсутствие опасности для большого количества людей присуще для захвата заложника. Редкость – создание опасности для большого количества людей при захвате заложника, и возможно, в случае если захват заложника, к примеру, является составной частью террористического акта.

Это преступное деяние различается специфичностью цели - совершение представителями государства, организациями либо гражданами определенных действий как условия для освобождения заложника. Поэтому выдвижение похитителями определенных требований политического, религиозного, криминального и иного характера является обязательным элементом объективной стороны.

По объективной стороне, цели и субъекту отграничивают террористический акт от состава организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем. Объективная сторона 208 статьи УК РФ характеризуется непосредственным созданием незаконного вооруженного формирования, а помимо этого в равной степени руководстве этим формированием или его финансированием или в непосредственном участии в нем. Субъективная сторона преступления, предусмотренного статьей 208 УК РФ характеризуется прямым умыслом именно на создание и организацию незаконного вооруженного формирования, а также руководство им или участие в нем. При этом нужно отметить, что в качестве обязательного признака субъективная сторона не включает цель. Цель совершения преступления – есть обязательный признак состава террористического акта, которая заключается в прямом воздействии на принятие определенного решения государственными органами или международными организациями. Субъект террористического акта – физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения данного преступления четырнадцатилетнего возраста, субъектом иного общественно опасного деяния является физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста. Так, в первом случае – это организатор или руководитель, а во втором – это участник незаконного вооруженного формирования. [1]

Часто в правоприменительной практике возникают проблемы при отграничении террористического акта от бандитизма, которое необходимо проводить по объективной стороне, целям и субъекту. Объективная сторона как признак состава бандитизма – создание устойчивой вооруженной группы, а равно руководство такой группой, либо участие в устойчивой вооруженной группе или в совершаемых ею нападениях. Состав террористического акта имеет специальную цель – «воздействие на принятие решения органами власти или международными организациями», а часть 1 статьи 209 УК РФ в качестве цели указывает «нападение на граждан или организации». Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 года № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» [5] говорит, что статья 209 УК РФ не предусматривает в качестве обязательного элемента состава бандитизма каких-либо конкретных целей осуществляемых вооруженной бандой нападений. Это может быть не только непосредственное завладение имуществом, деньгами либо иными ценностями гражданина либо организации, но и убийство, изнасилование, вымогательство, уничтожение либо повреждение чужого имущества и так далее. Физически вменяемое лицо является субъектом деяний, предусмотренных статьей 205 УК РФ и статьей 209 УК РФ. Различен возраст привлечения к уголовной ответственности по рассматриваемым статьям – если по статье 205 УК лицо привлекается к уголовной ответственности с 14 лет, то по статье 209 УК – с 16 лет [2].

Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля следует отграничивать от террористического акта по объекту, потерпевшему, объективной стороне и субъективным признакам. Объектом преступления, предусмотренного статьей 277 УК РФ являются социально значимые интересы и отношения в сфере обеспечения политической стабильности. Дополнительным объектом являются социально значимые интересы и отношения в области защиты жизни человека.

В роли потерпевших могут выступать как государственные, так и общественные деятели. Как правило, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля осуществляется способом, опасным лишь для конкретного лица, например выстрел, террористический акт же совершается всегда общеопасным способом. И влечет за собой не только большие жертвы, но и причиняет материальный вред. При посягательстве на жизнь государственного или общественного деятеля объективная сторона преступления может выражаться во внешне совпадающих с террористическим актом действиях. Например, взрыв может быть как действием, устрашающим или создающим опасность гибели людей (при террористическом акте), так и способом убийства (при посягательстве на жизнь государственного, общественного деятеля). Отличие в том, что в первом случае от взрыва может пострадать неопределенный круг людей, а во втором - это целенаправленно избранный способ убийства
конкретного лица, государственного или общественного деятеля.

При террористическом акте возможна угроза осуществления конкретно названных в законе действий, а деяние, предусмотренное статьей 277 УК РФ, всегда проявляется в реально совершаемых насильственных действиях. У рассматриваемого преступления специальная цель – альтернативно прекратить государственную или иную политическую деятельность лица либо мотивом - отомстить за такую деятельность. Субъектом преступления, предусмотренного ст. 277 УК, является физическое, вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Характеризуется несколькими альтернативными целями – насильственный захват власти, насильственное удержание власти или насильственное изменение конституционного строя РФ, преступление, предусмотренное статьей 278 УК РФ. Субъектом наcильcтвeнного захвата власти или насильственного удeржания власти являeтcя физичecкоe вмeняeмоe лицо, доcтигшee 16-лeтнeго возраста, в отличие от субъекта террористического акта, где субъектом является физическое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Анализ преступлений показал, что тяжело отграничить террористический акт от смежных составов преступлений, а это значит, что в России необходимо обобщить судебную практику и принять постановление Пленума Верховного Суда РФ о преступлениях, содействующих террористической деятельности. Кроме того, исследование показало, что отграничение террористического акта от смежных составов преступлений следует проводить не по одному признаку состава преступления, а брать во внимание всю совокупность признаков, в этом случае, в правоприминительной практике будет возникать значительно меньше проблем при квалификации этого преступления.

Список литературы:

1. Гереев З. Г. Уголовно-правовые проблемы отграничения террористического акта от смежных составов преступления// Юристь-правоведъ. – 2015. - № 2. С. 64-68.

2. Кудрявцев В. Л. Отграничение террористического акта от иных смежных составов преступлений // Вестник УЮПИ. - 2013. - № 1. С. 45-55.

3. Мусаелян М. Ф. Понятие «терроризм» и его соотношение с понятием «террор» и «террористический акт» // Журнал российского права. – 2009. - № 1. С. 70.

4. Оcипов В. А. Захват заложника: уголовно-правовой и криминологичecкий аcпeкты. М., 1999.

5. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 января 1997 г. № 1. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» [Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс.