Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
31.03.2017

Актуальные проблемы квалификации детоубийства

Чемезова Олеся Алексеевна
Магистрант Кафедра уголовного права, криминологии и уголовного процесса, Юридический факультет, Байкальский государственный университет, г. Иркутск, Россия
Аннотация: В статье рассматриваются актуальные проблемы квалификации убийства матерью своего новорожденного ребенка, которые возникают в законодательной и правоприменительной деятельности в области противодействия преступности за детоубийство уголовно-правовыми средствами, предлагаются варианты усовершенствования уголовного законодательства.Приводится количество зарегистрированных убийств матерью новорожденного ребенка, в разные периоды на территории России, а также анализ зарубежного уголовного законодательства.
Ключевые слова: новорождённый ребёнок, субъект преступления, биологическая мать, аффективное состояние, психическое расстройство
Электронная версия
Скачать (781.1 Kb)

В настоящее время дискуссионной проблемой в науке уголовного права и в правоприменительной практике остается проблема квалификации убийства матерью новорожденного ребенка. Право на жизнь является одним из основных прав человека, которое закреплено и гарантировано в ст. 20 Конституции РФ. Уголовный кодекс РФ предусматривает ответственность за преступления против жизни, здоровья и достоинства личности. Наибольшую опасность среди преступлений, направленных против личности, представляет убийство.

Природой предначертано женщине – стать матерью. Естественное существование на земле человека, а это есть как наилучшее тому подтверждение, но современная действительность, к сожалению, показывает, что женщины в нашей стране все реже стремятся его выполнить. Анализируя статистические данные, можно сделать вывод о том, что за последние годы количество убийств матерью своего новорожденного ребенка возрастает.

Конституция РФ объединяет требования защиты государством таких взаимосвязанных институтов, как семья, материнство, детство, которые определяют состояние общества и перспективу его прогрессивного развития.

Согласно ст. 17 Конституции РФ «Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения», право на уголовно-правовую охрану жизни человека возникает с момента рождения и прекращается с наступлением смерти человека [1].

Созданные государством гарантии по охране материнства и детства являются необходимыми условиями для рождения, выживания и безопасности детей, их полноценного развития и осуществление семьей всех ее функций в жизни нашего общества.

На XI Всемирном конгрессе по перинатальной медицине Президент РФ Владимир Путин сообщил, что работа в данном направлении является одним из ключевых приоритетных направлений как государственной, так и уголовно-правой политики России [2].

Для осуществления уголовно-правовой политики в Уголовный кодекс РФ включена ст. 106 «Убийство матерью новорожденного ребенка», которая защищает жизнь новорожденного ребенка.

В этой статье показывается конфликт интересов матери и ее новорождённого ребенка. Невзирая на аргументированность криминализации уголовно-правовой нормы, назначающей ответственность для матери, причинившей смерть новорожденному ребенку, как самостоятельный состав преступления, определяющегося специфическими конструктивными признаками, учитывание всех криминологически значимых характеристик, оказывающих определенное влияние на лиц, его совершивших, не гарантируется.

По сравнению с 1990 г. число зарегистрированных убийств матерью новорожденного ребенка увеличилось в 1994 на 94 %, в 1998 г. увеличилось почти в два раза (+ 197 %).

В целом доля убийств младенцев возросла с 0,74% в 1990 г. до 1,06% в 1998 г. Осуждено же за эти преступления: в 1990 г. – 27 женщин (зарегистрировано 102 убийства), в 1995 г. – 9 женщин (зарегистрировано 198 убийств). В 2001г. – зарегистрировано 203 преступления (выявлено 130 лиц, их совершивших), в 2003 г. – зарегистрировано 195 преступлений (выявлено 129 лиц).[3]С 2002 по 2016 г. количество возросло в 10 раз. Необходимо отметить, что данная категория преступлений является высоко латентной – количество невыявленных преступлений в семь раз превышает количество зарегистрированных фактов.

В проблеме уголовно-правовой оценки убийства матерью новорожденного ребенка имеется длительная история. В каждом истерическом периоде развития государства вопрос об ответственности женщин за убийство своего новорожденного ребенка решался по-разному. В настоящее время также нет единства в уголовно-правовой доктрине.

Действующая ст. 106 УК РФ вызвала трудности в применении в судебной и следственной практике при правовой оценки преступных посягательств, непосредственно связанных с причинением смерти новорожденному. В теории и в практике применения, рассматриваемой нормы, за время ее действия, выявлялись существенные противоречия, способствовавшие поставить под сомнение целесообразность и эффективность нормы. Эти противоречия выявлены как в специфики самого деяния, так и в особенности уголовно-правовой конструкции ст. 106 УК РФ. Согласно, диспозиции ст. 106 УК РФ выявлено несколько проблемных и неоднозначных толкуемых дефиниций, а именно в части «новорожденный», «психологическое расстройство», «психотравмирующая ситуация», «биологическая мать». В Уголовном кодексе РФ не дано определения данным понятиям. Данное обстоятельство выделяет особую значимость работы в решении вопроса об обоснованности этой привилегированной нормы в системе преступлений против жизни, оптимальности конструкции ст. 106 УК РФ и необходимо включить смягчающие либо отягчающих обстоятельств [4].

Вопрос о том, кто является субъектом преступления предусмотренного ст. 106 УК РФ, кажется простым, так как в диспозиции законодателем установлено, что деянием совершает мать. А.Н. Красиков говорил о том, что субъектом преступления, согласно закону, может быть только мать [5]. Но А.И. Коробеев считает, что данное понятие должно толковаться гораздо шире, «так как в диспозиции ст. 106 УК РФ ничего не сказано об убийстве матерью своего новорожденного ребенка, то и эрзац-мать (суррогатная мать) может быть субъектом данного преступления».[6] Согласно Семейному кодексу РФ при усыновлении ребенка фамилия, имя и отчество материи (отца) усыновленного ребенка записываются в книге записей рождения по указанию усыновителя (ч. 3 ст. 134) [7], следовательно, возможны случаи признания женщины матерью (при усыновлении или удочерении).

По мнению А.Н. Красикова о том, что необходимо в законе использовать не термин «мать», а термины «роженица» и «родильница» абсолютно верно.

В соответствии с законом, субъектом рассматриваемого состава преступления является мать, достигшая 16-летнего возраста. Законодатель, вероятно, обосновывает это тем, что мать новорожденного ребенка в 14 лет не может осознавать в полной действительности всю ответственность материнства. Следовательно, если роженица не достигла 14 лет, то она не подлежит уголовной ответственности в силу недостижения возраста установленного законом.

Проблема квалификации деяния (убийства матерью новорожденного ребенка), совершенного в соисполнительстве, и установления возраста привлечения лица к ответственности (правовое закрепление возраста, по мнению автора, нарушает один из главных принципов права – принцип справедливости). В соответствии с ч. 2 ст. 34 УК РФ соисполнители отвечают по статье Особенной части УК РФ за преступление, совершенное ими совместно, без ссылки на ст. 33 УК РФ. Но в данном случаи это невозможно, т.к. субъект преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ специальный. Таким субъектом может быть только женщина, родившая ребенка. Из этого следует, что соисполнитель несет ответственность по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ «Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии». Следовательно, если соисполнителем и исполнителем преступления являются лица, достигшее 14-летнего, но не достигшее 16-летнего возраста, то соисполнитель отвечает за совершении особо тяжкого преступления, а привлечение исполнителя к уголовной ответственности вызывает затруднение т.к. не урегулирован законом. Когда участниками такого деяния становятся лица, достигшие 16 лет, то исполнитель привлекается к уголовной ответственности по ст. 106 УК РФ за преступление средней тяжести, а действия соисполнитель за особо тяжкое преступление квалифицируют по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Закрепленный в уголовном законе принцип справедливости гласит, что наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления. Таким образом, можно сделать вывод о том, что степень общественной опасности деяния, совершенного соисполнителем, превышает аналогичную степень опасности действий, совершаемых матерью новорожденного ребенка. Анализируя зарубежное уголовное законодательство необходимо отметить, что установленные границы возраста для субъекта, с которого наступает уголовная ответственность за «убийство матерью новорожденного ребенка» варьируется, так например, в Испании – 18 лет, во Франции – 13 лет, в Израиле – 12 лет.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, по мнению автора, должна признаваться женщина, достигшая 14-летнего возраста, которая естественно находится в процессе родов или в послеродовом состоянии, независимо от того, является ли она генетической матерью и получила ли она юридический статус матери.

Необходимо отметить, что существует еще одна ситуация, в которой возрастает степень общественной опасности. На практике вызывает затруднение квалификация убийства матерью при рождении не одного, а двух и более (например, двойняшек) детей, т.к. в диспозиции ст. 106 УК РФ об этом не говорится.

Если такие действия будут квалифицированы по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ то они будут неправильными, потому что санкция ч. 2 ст. 105 – от 8 до 20 лет лишения свободы, либо смертная казнь или пожизненное лишение свободы – сильно отличается от санкции ст. 106 – до 5 лет лишения свободы. «Наверно, аналогично следует поставить вопрос и о квалификации повторного детоубийства. В то же время, очевидно, что оба эти обстоятельства существенно отягчают вину детоубийцы, и данный состав преступления не может быть отнесен к привилегированным видам преступлений» [8].

По мнению С.В. Бородина, при конкуренции привилегированного и квалифицированного составов преступления применению подлежит норма, содержащая привилегированный состав.[9] На практике также придерживаются такого подхода. Так, например, в Саратовской области была осуждена молодая женщина за совершение убийства двух и более новорожденных детей. Ощущая приближения родов, желая скрыть этот факт, женщина уединилась в туалетном помещении общежития. После рождения двух детей – мальчика и девочки, она перерезала пуповину и решила их убить, так как беременность была незапланированной, из-за тяжелого материального положения, она не смогла бы самостоятельно содержать детей. Женщина поместила детей в полиэтиленовый пакет и перевязала его. После того, как дети задохнулись, женщина отнесла трупы новорожденных к себе в комнату, там они были обнаружены сотрудниками правоохранительных органов. Данные действия подсудимой были квалифицированы по ст. 106 УК РФ. В данной ситуации данная квалификация является обоснованной. По мнению С.В. Бородина, если мать предприняла меры к сохранению жизни ребенка, а затем совершила убийство, то это нельзя считать, как убийство матерью новорожденного ребенка [10]. Из этого следует, нельзя считать, что в момент совершения преступления виновная находилась в особенном состоянии – в процессе родов. В момент совершения убийства такого характера, женщиной используется беспомощное состояние потерпевшего, но оно не может быть отнесено к признаку, относящиеся только к убийству матерью новорожденного.

Для определения субъективной стороны требуется указать, виновно ли лицо в совершении преступления. Определить вину женщины в отношении убийства новорожденного ребенка, можно с учетом её психологического отношения в форме умысла. По мнению многих ученых умысел может возникнуть вследствие увеличения негативных эмоций в условиях психотравмирующей ситуации, в результате тяжелых жизненных обстоятельств, ими могут быть: недостаток материальных средств на содержания ребенка, нет поддержки со стороны близких, отказ отца зарегистрировать брачные отношения и др.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что в каждом отдельном случаи при убийстве матерью своего новорожденного ребенка, следует проводить комплексно судебную психолого-психиатрическую экспертизу. Это связано с тем, что ситуация в которую, попала женщина может быть психотравмирующей; это могут быть тяжелые жилищные условия, отсутствие поддержки близких родственников и другие мотивы в совершении данного деяния. Мотивы необходимо тщательно отрабатывать для того чтобы избрать справедливую меру наказания. Но все обстоятельства не могут исключать ответственность, а могут лишь указывать о наименьшей опасности виновного лица.

Когда мать находится в повышенном эмоциональном напряжении, такое ее поведение считается аффективным, из этого следует, что она не в состоянии, верно, оценить свое личное состояние и те обстоятельства, с которыми она столкнулась. Прямой задачей психолого-психиатрической экспертизы является оценка степени выраженности эмоционального состояния, появление и прогрессирование которого вызванного психотравмирующим воздействием.

Состояние субъекта, в котором происходит длительная психотравмирующая ситуация называется аффективным. Это может возникнуть с врожденной болезнью новорожденного ребенка. В таком случаи период новорожденности равен одному месяцу с момента рождения ребенка (медицинский критерий новорожденности). Если было совершено убийство позже этого возраста, при наличии у материи психического расстройства, то устанавливается как обычное убийство (необходимо учитывать обстоятельства смягчающие наказание).

Из вышесказанного можно сделать вывод: убивая своего новорожденного ребенка, мать находится в состоянии душевного волнения (аффекта) и лишая жизни ребенка она не имеет умысла лишит его жизни, а желает избавиться от ошибочного объекта психотравмирующей ситуации.

Для определения субъективной стороны требуется определить момент возникновения умысла и при правильном его установлении, он может оказывать весомое значении при квалификации.

Список литературы:

1. Вертепова Т.А. К вопросу об уголовно-правовой охране человеческого эмбриона/ Общество и право. 2014. № 4.

2. URL: http:// www.interfax.ru/russia/314233

3. Кургузина Е.Б. причины убийства матерью новорождённого/Криминальная ситуация на рубеже веков в России. М., 1998. С. 74; Власть: криминологические и правовые проблемы. М., 2000. С. 368; Преступность в России начала XXI века и реагирование на нее. М., 2004. С. 92.

4. Базаров Р.А. Уголовно правовая характеристика преступлений против жизни. Челябинск, 2011.

5. Красиков А.Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. Саратов, 1996. 204 с.

6. Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Под ред. А.И. Чучаева. М., 2010. 568 с.

7. Пчелинцева Л.М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. М.: НОРМА, 2001. 689 с.

8. Сердюк Л. Детоубийство: вопросы правовой оценки // Рос.юстиция. 2011. № 4.

9. Бородин С.В. Преступления против жизни. СПб., 2010.

10. Бородин С.В. Ответственность за убийство: квалификация и ответственность по российскому праву. М., 2010.