Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
12.09.2017

Понятие и виды судебного контроля за предварительным расследованием

Буклинов Николай Александрович
магистрант юридического института Байкальского государственного университета, г. Иркутск, Российская Федерация
Аннотация: В статье рассмотрены вопросы организации судебного контроля за предварительным расследованием Анализируются проблемы организации взаимодействия властных участников уголовного судопроизводства. Вносятся предложения по оптимизации их полномочий для обеспечения назначения уголовного судопроизводства.
Ключевые слова: уголовное судопроизводство, судебный контроль, ведомственный контроль, прокурорский надзор, принцип
Электронная версия
Скачать (665.6 Kb)

Осуществление судебного контроля за деятельностью органов предварительного расследования является неотъемлемой частью правового государства и гражданского общества. Закрепление в Конституции РФ положений, не допускающих ограничение конституционных прав и свобод граждан без соответствующего судебного решения, является одной из существенных гарантий соблюдения прав и законных интересов лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства.

Между тем, как отмечается некоторыми авторами, в эффективности деятельности суда в рамках контрольных производств позволяет усомниться недостаточно проработанная законодательная регламентация ее процессуальной формы [11, с. 21].

С момента введения в действие УПК РФ и до настоящего времени многие проблемы законодательного регулирования этого института стихийно устранялись складывающейся судебной практикой, а позднее его отдельные положения были разъяснены и даже дополнены Пленумом Верховного Суда РФ. Например, Верховным Судом РФ существенно скорректирована процедура судебного обжалования действий и решений должностных лиц на досудебных стадиях процесса [12].

Законодателем до настоящего времени вносятся изменения в нормы, которыми регламентируется деятельность суда на стадиях, предшествующих судебному разбирательству [4, с. 126]. Тем не менее, не все проблемы правоприменительной деятельности, возникающие в ходе реализации судебного контроля нашли свое разрешение. Так, остается дискуссионным, требующим скорейшего законодательного урегулирования, вопрос о правомочии руководителя следственного органа на обжалование промежуточных судебных решений в досудебном производстве.

После вступления в силу Федерального закона от 5 июня 2007 года № 87-ФЗ [13] руководитель следственного органа перенял у прокурора большую часть полномочий по контролю за процессуальной деятельностью следователя, получив право давать согласие следователю на обращение с ходатайством в суд, а в связи с последующими изменениями, внесенными Федеральным законом от 2 декабря 2008 г. № 226-ФЗ [14], получил право участвовать в судебных заседаниях, проводимых в предусмотренном ст. 108 и 125 УПК РФ порядке. Остается неясным умышленно или нет руководителя следственного органа не включен законодателем в перечень участников судебного заседания, проводимого для санкционирования и проверки законности производства следственных действий (в предусмотренном ст. 165 УПК РФ порядке), поскольку невозможно, исходя из внесенных противоречивых изменений, сделать однозначный вывод о его функциональном назначении в судебном заседании в досудебном производстве.

Кроме этого, законодатель, передав полномочия по согласованию решений следователя на обращение в суд руководителю следственного органа и в то же время сохранив участие прокурора в судебно-контрольном процессе, тем самым существенно затруднил понимание его роли в таком судебном заседании.

Прокурор в соответствии с действующим законодательством обязан участвовать только в судебном заседании, проводимом по правилам ст. 108 УПК РФ (ч. 4), обязанность его участия в иных судебных заседаниях в досудебном производстве законом не предусматривается, в нем лишь говорится о такой возможности. В то же время ведомственными нормативными правовыми актами Генеральной прокуратуры РФ на прокуроров в досудебном производстве все же возлагается обязанность участвовать во всех судебных заседаниях. Так, в соответствии с п. 1.6 Приказа Генпрокуратуры России от 2 июня 2011 г. № 162 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия» [15] прокурору предписывается:

- при подготовке к судебному заседанию изучать приложенные к ходатайству материалы. Обращать внимание на соответствие постановления следователя требованиям УПК РФ, установленным в ходе расследования обстоятельствам.

- прокурору, участвующему в судебном заседании, составлять письменное заключение об обоснованности заявленного ходатайства об избрании меры пресечения, которое согласовывать с соответствующим руководителем либо его заместителем.

Участие прокурора в случае обращения следователя в суд, по оценке некоторых ученых, сводится исключительно к поддержанию или не поддержанию ходатайства следователя либо к даче заключения о законности и обоснованности его действий и решений [8, с. 135]. С этим можно согласиться, поскольку полномочия в отношении следователя, в том числе по отзыву ходатайства или отмене его решения об обращении в суд, прокурором утрачены. В этой связи, обращая внимание на отсутствие у прокурора процессуальных механизмов воздействия на принятие следователем решений, Е.В. Рябцева ставит закономерный вопрос о функциях прокурора в судебном заседании [6, с. 57].

Кроме этого, практике известны случаи, когда судом удовлетворяется ходатайство следователя даже если прокурор в судебном заседании его не поддерживает [5, с. 86].

Между тем, некоторыми учеными высказывается несогласие с существующей практикой. В частности, по мнению М.А. Табаковой, законодателем недвусмысленно установлена ведущая роль прокурора в процессе убеждения суда в необходимости применения мер пресечения тогда, как у следователя на это самостоятельные полномочия отсутствуют. Кроме этого, по ее мнению, полномочие суда на разрешение правового спора вопреки позиции прокурора в пользу следователя, противоречит принципу состязательности, поскольку он фактически становится органом уголовного преследования [7, с. 207]. Подобной точки зрения придерживается А.Г. Халиуллин, считающий неприемлемым удовлетворение судом ходатайств следственных органов, которые в судебном заседании не поддерживаются прокурором. Указанным автором предлагается предусмотреть право прокурора на отзыв ходатайства следователя либо должна быть нормативно закреплена необходимость прекращения производства по такому ходатайству [9, с. 7].

На наш взгляд, наиболее обоснованной является позиция, которой придерживается Н.Н. Ковтун, отмечающий, что при принятии решения суд поступает не вопреки позиции, особому назначению прокурора или его роли в российском уголовном судопроизводстве, а исключительно с позиции учета критериев законности и обоснованности ходатайства, внесенного в суд следственным органом. Суд рассматривает не тяжбу между следственными органами, «слишком» осознавшими свою независимость», и прокуратурой, а правовой спор о наличии юридических и фактических оснований для удовлетворения ходатайства следователя [3, с. 30]. Действительно, не понятно, исходя из каких предпосылок, может быть сделан вывод о том, что суд, являющийся беспристрастным арбитром в разрешении спора личности и государства, не уполномочен на принятие решения, которое не соответствует мнению осуществляющего надзор прокурора. В этой связи, по мнению О.С. Ерохиной, цели участия прокурора и следователя в судебном заседании могут не совпадать, хотя, безусловно, стремление данных участников должно быть единым – это создание условий для принятия судом законного и обоснованного решения [2, с. 34]. Поэтому следует согласиться с мнением ученых, которые считают, что суд по результатам рассмотрения ходатайства следователя может принять законное решение вопреки позиции прокурора.

Изложенное позволяет сделать вывод, что сегодня правовое положение следователя, руководителя следственного органа и прокурора в судебно-контрольном производстве существенно изменилось, а следственным органом приобретена полноценная роль участника судебного заседания, заинтересованного в результате его разрешения. При этом, на наш взгляд, в досудебном производстве интерес следственного органа заключается в защите публичных интересов, в достижении назначения уголовного судопроизводства и вынесении законного и обоснованного судебного решения, чем и предопределяется роль руководителя следственного органа и следователя в судебном заседании.

Кроме этого, следует обратить внимание на необходимость участия в судебных заседаниях следователя или руководителя следственного органа, поскольку прокурор в судебном заседании не всегда способен обосновать ходатайство следователя, в особенности, если речь идет об отказе прокурора в его поддержании или при наличии заключения прокурора о необоснованности или незаконности действий следователя.

Перечень материалов, которые направляются в суд с целью обоснования того или иного ходатайства (ст. 108, 165 УПК РФ) или при возражении на поданную в порядке ст. 125 УПК РФ жалобу, в настоящее время определяется следователем и руководителем следственного органа по собственному усмотрения. В полномочия прокурора указание им на качественные или количественные критерии подобных материалов не входит. Прокурор может лишь выразить свою позицию посредством письменного заключения, которое будет отстаивать в суде в рамках той или иной формы контроля либо посредством принесения апелляционного или кассационного представления на принятое судом решение. В этом отношении справедливым является утверждение Ю.А. Цветкова, считающего, что полноценным представителем государства со стороны обвинения на досудебной стадии прокурор быть не может, поскольку он не вправе оказать влияния на процесс формирования позиции следствия и принимаемые следователем решения [10, с. 27].

Таким образом, в настоящее время руководитель следственного органа приобрел обширный круг полномочий, который позволяет ему в ходе судебно-контрольного производства полноценно отстаивать позицию следственного органа.

Считаем, что руководитель следственного органа для защиты интересов следственного органа в суде должен иметь право на самостоятельное вынесение апелляционных и кассационных представлений в вышестоящий суд. Между тем право следователя, руководителя следственного органа обжаловать судебное решение, вынесенное судом в досудебном производстве, до сих пор вызывает дискуссии.

По мнению А.Г. Халиуллина, при предоставлении права апелляционного обжалования следователю судам вышестоящих инстанций неизбежно придется разрешать межведомственные споры [9, с. 3-8]. Позиция о неприемлемости обращения следователя в апелляционную инстанцию при несогласии с судебным решением разделяется и другими учеными [8, с. 116].

К сожалению, к аналогичным выводам пришел и Верховный Суд РФ. Так, Постановлением Пленума от 24 мая 2016 г. № 23 «О внесении изменений в отдельные постановления Пленума [16], в абзац первый п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ» были внесены изменения, которыми разъясняются положения ст. 127 УПК РФ. В частности, Верховным Судом РФ было предложено абзац первый пункта 23 изложить в следующей редакции:

«Согласно статье 127 УПК РФ не вступившее в законную силу постановление судьи, принятое по жалобе, может быть обжаловано в порядке, установленном главой 45.1 УПК РФ, а вступившее в законную силу постановление судьи – в кассационном порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ, лицами, указанными соответственно в статьях 389.1 и 401.2 УПК РФ. При этом уголовно-процессуальный закон не наделяет должностных лиц органов дознания и предварительного следствия, чьи действия (бездействие) и решения оспаривались в порядке статьи 125 УПК РФ, правом на обжалование постановления судьи».

Таким образом, в указанном Постановлении позиция Верховного Суда РФ выражена однозначно: им органы предварительного расследования исключаются из числа субъектов, имеющих право обжаловать в досудебном производстве решения суда.

На наш взгляд, заслуживает поддержки позиция авторов, придерживающихся противоположной позиции – наделения следователя правом на отстаивание своей процессуальной позиции в вышестоящем суде. Так, по мнению О.В. Кузьминой, в ч. 1 ст. 354 УПК РФ, действовавшей ранее и ст. 389.1 УПК РФ, действующей ныне, предусматривается круг участников, которые применительно к итоговым судебным решениям стадии судебного разбирательства обладают правом обжалования, указываются, помимо прочих, государственный обвинитель, вышестоящий прокурор, осужденный, оправданный, не являющиеся участниками досудебного производства [5, с. 86].

Часть 7 ст. 9 Федерального закона № 144-ФЗ, которая регламентирует схожий предмет правового регулирования правовых отношений, прямо устанавливает: «в случае, если судья отказал в проведении оперативно-розыскного мероприятия, которое ограничивает конституционные права граждан, указанные в части первой настоящей статьи, орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, вправе обратиться по этому же вопросу в вышестоящий суд».

Мы солидарны с позицией О.А. Бекетова, который считает, что компромисс, предлагаемый отрицающими право следственного органа на обращение в вышестоящий суд авторами, о праве следователя на ходатайство перед прокурором о принесении апелляционного представления, является будет малоэффективным, поскольку им существенно снижается процессуальная самостоятельность органов предварительного следствия [1, с.153].

Действующая сегодня концепция досудебного производства, идеей которой является становление самостоятельности следственного органа, не предполагает прямых отношений следователя и суда. В этой связи, на наш взгляд, необходимо законодательное закрепление за руководителем следственного органа полномочия, аналогичного праву прокурора на принесение своих возражений на решение суда, вынесенное по результатам его контрольной деятельности, и поддерживать в суде апелляционной инстанции доводы, представленные в обращении. При этом следователь может быть приглашен в суд для дачи соответствующих пояснений по существу уголовного дела. Представляется, что такой подход позволит минимизировать случаи необоснованных обращений в вышестоящий суд.

Список литературы:

1. Бекетов А.О. Руководитель следственного органа - субъект обжалования судебного решения в досудебном производстве // Актуальные проблемы российского права. –2016. – № 11.

2. Ерохина О.С. Участие следователя в судебном заседании в ходе досудебного производства по уголовному делу: дис. ... канд. юрид. наук. – М., 2014.

3. Ковтун Н.Н. К дискуссии об «утраченных» полномочиях прокурора. Есть ли предмет для дискуссий? // Российская юстиция. – 2010. – № 5.

4. Корнакова С.В. Чубыкин А.В. Процессуальный статус прокурора на стадии возбуждения уголовного дела. – М.: Юрлитинформ.

5. Кузьмина О.В. Следователь как субъект обжалования судебных решений на досудебной стадии уголовного процесса // Уголовное право. – 2010. – № 3.

6. Рябцева Е.В. Давайте будем последовательны в реформировании уголовного судопроизводства! (О соотношении прокурорского надзора и судебного санкционирования на предварительном следствии) // Российская юстиция. – 2008. – № 8.

7. Табакова М.А. Пробелы правового регулирования учета позиции прокурора при применении заключения под стражу в качестве меры пресечения // Бизнес в законе. – 2012. – № 2.

8. Участники современного российского уголовного судопроизводства / науч. ред. И.В. Смолькова; отв. ред. Р.В. Мазюк. – М.: Юрлитинформ.

9. Халиуллин А.Г. Правовое регулирование досудебного производства по уголовным делам нуждается в исправлении системных ошибок // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2008. – № 11.

10. Цветков Ю.А. Следователь в апелляции // Уголовное судопроизводство. – 2014. – № 4.

11. Червоткин А.С. Как повысить эффективность судебного контроля за предварительным следствием // Уголовный процесс. – 2012. – № 4.

12. О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. № 1 // Российская газета. 2009. 18 февраля.

13. О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации»: Федеральный закон от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2007. № 24. Ст. 2830.

14. О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 2 декабря 2008 г. № 226-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2008. № 49. Ст. 5724.

15. Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия: Приказ Генпрокуратуры России от 2 июня 2011 г. № 162 // СПС Консультант Плюс. Версия Проф. 2017.

16. О внесении изменений в отдельные постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 мая 2016 г. № 23 // СПС Консультант Плюс. Версия Проф. 2017.