Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
30.11.2017

Деятельность прокуратуры по обращениям в суд для исключения из нормативных правовых актов коррупциогенных факторов

Нисан Лаура Артуровна
Магистрант 2 курса юридического факультета (государственно-правовой̆ специализации) Российский̆ государственный̆ социальный̆ университет г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: Данная статья посвящена актуальному вопросу осуществления органами прокуратуры деятельности по обращениям в суд для исключения из нормативных правовых актов коррупциогенных факторов. В работе анализируются особенности выбора способа реагирования по фактам обнаружения в нормативных правовых актах коррупциогенных факторов.
Ключевые слова: прокуратура, коррупциогенный фактор, антикоррупционная экспертиза, нормативный правовой акт, правотворческий орган, заявление в суд
Электронная версия
Скачать (635.3 Kb)

Федеральный закон «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» [2] определяет, что одним из субъектов антикоррупционной экспертизы выступает прокуратура Российской Федерации. Коррупциогенные факторы в нормативных правовых актах, которые прокурорами выявлены, отражены должны быть в требовании об изменении такого нормативного правового акта либо в обращении прокурора в суд.

В Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации» [1] содержатся такие же нормы. В частности, в п. 2 ст. 9.1 данного законодательного акта предусмотрено, что если в нормативном правовом акте прокурор обнаружит коррупциогенный фактор, то он должен внести в орган, организацию либо должностному лицу, которые этот акт издали, требование об его изменении с предложением механизма исключения коррупциогенных факторов, выявленных им. Прокурор при обнаружении в нормативном правовом акте коррупциогенного фактора также может обратиться в судебные органы с соответствующим заявлением.

В качестве одного из преимуществ правового положения органов прокуратуры С.В. Филатов называет то, что у прокуроров имеются возможности влиять непосредственным образом и добиваться исключения коррупционных факторов из нормативных правовых актов путем внесения в соответствующий орган или должностному лицу требования об изменении такого акта, доработке проекта нормативного правового акта, а также посредством направления в судебные органы соответствующего заявления [6].

Иные субъекты антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (в частности, Минюст России и его территориальные органы, независимые эксперты и др.) не наделены подобным объемом полномочий.

Следует отметить, что не только существенные полномочия при проведении экспертизы, но также и сфера их применения определяют особую значимость результатов антикоррупционной деятельности органов прокуратуры.

В качестве правового основания для направления прокурорами в судебные органы заявлений выступает Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации [3]. Данный законодательный акт в разделе IV регламентирует порядок реализации прокурорами своего права на обращение с административным исковым заявлением в суд, которое направлено на изъятие из нормативного правового акта коррупциогенных факторов.

Весьма широким и многообразным является круг вопросов, которые регулируются нормативными правовыми актами, по которым антикоррупционную экспертизу вправе проводить прокурор.

Прокуроры, как следует из норм ст. 3 Федерального закона «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов», при осуществлении своих полномочий проводят антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов органов, организаций, их должностных лиц по вопросам, которые касаются:

1) прав и свобод человека и гражданина, а также их обязанностей;

2) публичной собственности (государственной и муниципальной), государственной и муниципальной службы, таможенного, налогового, бюджетного, земельного, водного, лесного, природоохранного, градостроительного законодательства, законодательства о лицензировании, а также законодательства об организациях, которые создаются Российской Федерацией на основании федерального закона (например, о государственных корпорациях, фондах и иных);

3) гарантий социального характера лицам, которые замещают (либо замещали ранее) государственные или муниципальные должности, должности государственной или муниципальной службы.

Ввиду наделения органов прокуратуры правозащитной функции, наиболее тщательно проверяются нормативные правовые акты в сфере реализации прав и свобод человека и гражданина, а также их обязанностей.

Коррупциогенность нормативных правовых актов (их проектов) выражается в основном в том, что усматривается широта дискреционных полномочий, в том, что принимается такой акт за пределами компетенции, в том, что имеют место завышенные требования к лицу, которые предъявляются для реализации права, принадлежащего ему, выборочном изменении объема прав и др.

Основанием для проведения антикоррупционной экспертизы проекта нормативного правового акта является сам факт подготовки проекта нормативного правового акта на момент его поступления на государственную регистрацию. Только прокуратура, в отличие от иных органов, уполномоченных проводить антикоррупционную экспертизу, праве при выявлении в нормативных правовых актах и в их проектах коррупциогенных факторов заявлять требования относительно необходимости изменении нормативного правового акта. Как отмечалось, законодатель предусматривает право прокурора на обращение в суд, а иные органы могут давать только рекомендации.

Относительно обращений прокуроров в суд с такого рода заявлениями, важным является определение отрицательных последствий, которые для правотворческих органов наступают, если они не исполнят судебный акт, вступивший в законную силу. Так, ответственность предусмотрена для региональных законодательных (представительных) органов государственной власти и должностных лиц региональных органов исполнительной власти, а также местного самоуправления в случае, если они не исполнили судебное решение о признании не соответствующими федеральному закону и недействующими регионального нормативного правового акта или акта органа местного самоуправления и его должностных лиц.

В данном случае в качестве мер ответственности выступают роспуск законодательного (представительного) органа государственной власти, представительного органа местного самоуправления, отрешение высшего должностного лица от должности, которое предполагает отставку высшего исполнительного органа власти субъекта Российской Федерации, возглавляемого им, отрешение главы местной администрации или главы муниципального образования от должности [5].

Конечно, стоит признать положительным тот факт, что действующее законодательство предусматривает два альтернативных способа (обращение в суд или направление требования) решения вопроса относительно обязания изъятия из нормативных правовых актов коррупциогенных факторов. Это, как представляется, расширяет прокурорские полномочия в части предупреждения коррупции.

При этом, на наш взгляд, направление прокурорами требований (протестов) об изменении нормативных правовых актов в обязательном порядке должно предшествовать их обращениям в судебные органы с заявлениями о признании нормативных правовых актов недействующими и противоречащими их федеральному законодательству из-за того, что в них имеются коррупциогенные факторы.

В приказе Генерального прокурора Российской Федерации от 28.12.2009 г. № 400 «Об организации проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов» [4] содержатся рекомендации по поводу того, как прокурорам следует использовать средства (меры) прокурорского реагирования, которые им предоставлены. В частности, предусмотрено, что если требования прокурора будут отклонены, то ему следует использовать право на обращение в суд. Прокурорам при этом нужно обеспечить участие в судебном заседании по рассмотрению судом соответствующих заявлений наиболее подготовленных работников.

Предварительное направление прокурорами требований в правотворческий орган и их рассмотрение даст возможность в минимальный срок обеспечить изменение нормативных правовых актов в части исключения из них коррупциогенных факторов, а также позволит избежать дополнительных расходов государства на проведение разбирательств в суде. Если органы государственной власти и местного самоуправления откажут в удовлетворении требований прокурора относительно исключения коррупциогенных факторов из нормативных правовых актов, то в таком случае абсолютно оправданным и обоснованным будет использование прокурором возможности обращения в суд с соответствующим заявлением.

Отмеченный последовательный и поэтапный подход к реализации прокурорских полномочий органами прокуратуры реализуется довольно успешно. Практика направления заявлений подобного характера прокурорами используется довольно широко. Коррупциогенные факторы, содержащиеся в оспариваемых нормативных правовых актах, как правило, в добровольном порядке исключаются при рассмотрении судебными органами заявлений прокуроров.

Таким образом, как верно отмечает А.Ю. Чаплыгина, антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов выступает в качестве правореализационного механизма, и целью такого механизма выступает предупреждение появлений в них коррупциогенных факторов, которые создают предпосылки для совершения коррупционных преступных деяний, и имеет большой профилактический потенциал относительно проявлений коррупции [7].

Итак, в связи с необходимостью поддержания высокого статуса судебных решений, а также в связи с необходимостью исключения неоправданных финансовых и временных затрат государственных органов на разбирательство споров в судах, думается, что обращение прокурора в суд с требованием об устранении коррупциогенных факторов из нормативного правового акта целесообразно было бы использовать в качестве исключительной меры прокурорского реагирования.

Список литературы:

1. Федеральный закон от 17.01.1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (ред. от 29.07.2017 г.) // Российская газета. – 1995. – 25 ноября.

2. Федеральный закон от 17.07.2009 г. № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» (ред. от 21.10.2013 г.) // Российская газета. – 2009. – 22 июля.

3. Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от 08.03.2015 г. № 21-ФЗ (ред. от 29.07.2017 г.) // Российская газета. – 2015. – 11 марта.

4. Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 28.12.2009 г. № 400 «Об организации проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов» (ред. от 09.02.2012 г.) // Законность. – 2010. – № 4.

5. Семенов Б.С. Особенности производства по делам, возникающим из публичных правоотношений // Администратор суда. – 2014. – № 1. – С. 16 - 20.

6. Филатов С.В. Обращение прокурора в суд в целях исключения коррупциогенных факторов из нормативных правовых актов // Администратор суда. – 2016. – № 3. – С. 40 - 42.

7. Чаплыгина А.Ю. Правовые основы проведения антикоррупционной экспертизы органами прокуратуры // Государственная власть и местное самоуправление. – 2015. – № 1. – С. 51 - 53.