Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
30.11.2017

Реализация прокурором полномочий по заключению досудебных соглашений о сотрудничестве

Нисан Лаура Артуровна
Магистрант 2 курса юридического факультета (государственно-правовой̆ специализации) Российский̆ государственный̆ социальный̆ университет г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: Данная статья посвящена особенностям реализации прокурором полномочий по заключению досудебных соглашений о сотрудничестве. Рассмотрена сущность досудебных соглашений о сотрудничестве. Проанализированы особенности заключения досудебных соглашений о сотрудничестве. Показана роль прокурора при заключении досудебных соглашений о сотрудничестве.
Ключевые слова: прокуратура, прокурор, досудебное соглашение о сотрудничестве, упрощение уголовно-процессуальных процедур, подозреваемый, обвиняемый, согласие с обвинением
Электронная версия
Скачать (646.6 Kb)

Исследование юридической природы института досудебного соглашения о сотрудничестве является одной из актуальных проблем в российском праве. Действующее уголовно-процессуальное законодательство содержит различные процедуры решения вопроса о виновности и назначении уголовного наказания. Дифференциация порядка производства по делу зависит от различных факторов: сложности расследования, особенностей субъекта преступления, степени общественной опасности. Упрощение или усложнение процедуры производства по уголовному делу зависит от способов достижения цели уголовного судопроизводства.

Основы правового регулирования реализации прокурором полномочий по заключению досудебных соглашений о сотрудничестве содержатся в главе 40.1 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее - УПК РФ)[1]. Правовой институт, предусмотренный гл. 40.1 УПК РФ, вводился в 2009 г. (Федеральный закон от 29 июня 2009 г. № 141-ФЗ[2]) для борьбы с коррупцией, организованной преступностью. Кроме того, институт досудебного соглашения о сотрудничестве может быть применен лишь при расследовании преступлений, совершенных не одним, а несколькими лицами.

Тенденция к упрощению уголовно-процессуальных процедур получает все большее распространение в правовых системах стран мира, и введение в России института досудебного соглашения о сотрудничестве является одним из шагов к усилению диспозитивных начал уголовного судопроизводства. Однако и по сей день отдельные положения главы 40.1 УПК РФ не находят однозначного толкования как в доктрине, так и на практике.

Согласно п. 61 ст. 5 УПК РФ «досудебное соглашение о сотрудничестве - это соглашение между сторонами обвинения и защиты, в котором указанные стороны согласовывают условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела или предъявления обвинения».

В периодической печати можно встретить такие понятия, как «сделка с правосудием», «сделка о признании вины», «сделка о наказании», и все они связаны с принятием Федерального закона от 29 июня 2009 г. № 141-ФЗ. Стоит отметить, что указанные термины соприкасаются с институтом англосаксонского права «сделка о правосудии», «сделка о наказании».

Само определение досудебного соглашения о сотрудничестве предполагает наличие у сторон ряда взаимных обязательств. Однако ни ст. 317.1, ни ст. 317.3 УПК РФ их перечня не содержит. Возникает вопрос: какие действия должен совершать подозреваемый или обвиняемый и достаточно ли будет в досудебном соглашении лишь перечислить данные действия или они нуждаются в конкретизации? Пункт 1.5 Приказа Генерального прокурора РФ от 15 марта 2010 г. № 107 [3] ориентирует именно на такую конкретизацию и содержит примерный перечень действий, которые в целях содействия следствию подозреваемый (обвиняемый) обязуется совершить, например: добровольно участвовать в следственных действиях, проводимых как по возбужденному в отношении лица уголовному делу, так и по другим уголовным делам, в проведении оперативно-розыскных мероприятий, способствующих выявлению готовящегося, совершаемого или совершенного преступления, а также сообщать о месте нахождения разыскиваемого лица, имуществе, добытом преступным путем, о структуре организации и т.д.

В связи с этим возникает проблема отсутствия четкого механизма соблюдения уголовно-процессуальных гарантий каждой из сторон. Во-первых, законом не предусмотрены никакие последствия несоблюдения условий досудебного соглашения защитником подозреваемого (обвиняемого); во-вторых, нет достаточной гарантии того, что при добросовестном выполнении подозреваемым (обвиняемым) действий из перечня соглашения характер и пределы содействия следствию будут оценены объективно.

Ключевым, как представляется, вопросом института досудебного соглашения о сотрудничестве является обязательное условие согласия подозреваемого или обвиняемого с обвинением. Нормы главы 40.1 УПК РФ не содержат прямого указания на обусловленность заключения досудебного соглашения о сотрудничестве получением согласия обвиняемого с предъявленным обвинением, однако данное положение содержится в ч. 1 ст. 314 УПК РФ, устанавливающей основания применения особого порядка принятия судебного решения. В то же время п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 16 [5] закрепляет в качестве обязательного условия постановления обвинительного приговора в отношении подсудимого, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, его согласие с предъявленным обвинением.

Не возникает никаких сомнений, что данное рекомендательное положение Пленума Верховного Суда РФ работает как правовая норма, хотя по природе своей таковой и не является. Налицо очередной пример осуществления несвойственных де-юре высшим судебным органам правотворческих функций, что является в корне неправильным. Однако следственная и судебная практика идут по пути наименьшего сопротивления и следуют разъяснениям Пленума.

Таким образом, следует констатировать отсутствие в УПК РФ положения о необходимости согласия с предъявленным обвинением; наличие такого положения в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 16 и наработанную судебно-следственную практику, где в качестве мотивировки возвращения уголовного дела для производства дополнительного следствия называется отсутствие полного признания обвиняемым, заключившим досудебное соглашение, своей вины.

В науке уголовного права вина - это психическое отношение лица к совершенному им общественно опасному деянию, предусмотренному уголовным законом, и его общественно опасным последствиям [9. С. 281]. В соответствии с п. 22 ст. 5 УПК РФ обвинение - утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном данным Кодексом.

В постановлениях Пленума Верховного Суда РФ прослеживается следующая позиция. В пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. № 60 [4] разъясняется: под обвинением, с которым соглашается обвиняемый, следует понимать фактические обстоятельства содеянного, форму вины, мотивы совершения деяния, юридическую оценку содеянного, а также характер и размер вреда, причиненного деянием. Пункт 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. № 58 [6] закрепляет именно признание лицом своей вины в совершении преступления в ряде случаев в качестве обстоятельства, смягчающего наказание. Нельзя не согласиться в данной связи с А. Косаревой, которая отмечает, что признание вины имеет материально-правовое значение, а согласие с предъявленным обвинением – процессуальное [8. С. 8].

Представляется, что в контексте данного вопроса необходимо говорить о двух этих категориях как о категориях разной юридической природы. Признание вины содержит определенный элемент раскаяния, стремление примириться с обществом, потерпевшим, характеризует личность обвиняемого и в ряде случаев, как было нами отмечено, может выступать обстоятельством, смягчающим наказание. Согласие обвиняемого с предъявленным обвинением не требует обязательного признания им вины, оно лишь означает факт отсутствия оспаривания данным лицом предъявленного ему обвинения. Следовательно, признание вины представляется логичным рассматривать именно как психическое отношение лица к совершенному деянию, а согласие с предъявленным обвинением - как непосредственно отношение обвиняемого к определенной имеющейся у лица, осуществляющего расследование, версии, зафиксированной в процессуальных актах о совершении обвиняемым преступления при определенных обстоятельствах, согласие с квалификацией содеянного.

Поэтому правильным, как представляется, все же будет употребление понятия «согласие с предъявленным обвинением» как в нормах УПК РФ, так и в уголовно-процессуальных актах на любой из стадий процесса.

Согласно ст. 317.1 УПК РФ если следователю поступили ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве от нескольких обвиняемых по одному уголовному делу, следователь самостоятельно решает, с кем из них заключать данное соглашение, учитывая при этом, признают ли они свою вину и дают ли они равноценные показания по обстоятельствам преступлений и лицам, их совершившим. Досудебное соглашение о сотрудничестве может быть одновременно заключено с несколькими обвиняемыми (подозреваемыми), которые привлекаются к ответственности по одному уголовному делу.

Досудебное соглашение о сотрудничестве может быть заключено с обвиняемым (подозреваемым) при расследовании уголовного дела в форме предварительного следствия, в том числе и в случаях, когда уголовное дело, подлежащее расследованию в форме дознания, передано прокурором для проведения предварительного следствия.

Досудебное соглашение о сотрудничестве может быть заключено только с совершеннолетним обвиняемым (подозреваемым).

Как справедливо отмечается в литературе, информация о личном участии в совершении преступления не может быть предметом досудебного соглашения о сотрудничестве [7. С. 621].

Заключение досудебного соглашения о сотрудничестве возможно с любым из соучастников преступления, в том числе с организатором, исполнителем, пособником.

Ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве составляется в произвольной форме, письменно, с обязательным участием защитника, который подписывает данное ходатайство.

Вопрос о заключении соглашения о сотрудничестве следователь решать самостоятельно не вправе, но вправе отказать в удовлетворении такого ходатайства, если информация, которая может быть предоставлена подозреваемым (обвиняемым), не представляет интереса для следствия.

Ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с обвиняемым (подозреваемым) возбуждается следователем перед прокурором лишь при наличии внутреннего убеждения в том, что подозреваемый или обвиняемый будет активно содействовать раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других участников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления.

Отказ от досудебного соглашения о сотрудничестве законом не предусмотрен, однако в том случае, если обвиняемый отказывается продолжать сотрудничество со следствием, расследование и разрешение уголовного дела должно осуществляться в общем порядке. Доказательства, полученные в результате сотрудничества обвиняемого (подозреваемого) со следствием, используются в ходе дальнейшего производства по делу в случае, если отвечают требованиям относимости, допустимости и достоверности.

Как следует из ст. 317.2 УПК РФ ходатайство подозреваемого (обвиняемого) о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве может быть рассмотрено прокурором только при наличии ходатайства следователя, которое согласовано с руководителем следственного органа.

В случае подачи ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве несколькими обвиняемыми (подозреваемыми) прокурор решает, с кем из них заключить данное соглашение. При этом досудебное соглашение о сотрудничестве может быть одновременно заключено с несколькими обвиняемыми (подозреваемыми), которые привлекаются к ответственности по одному уголовному делу.

Приложениями № 1 и 2 к Приказу Генпрокурора РФ от 15 марта 2010 г. № 107 установлена процессуальная форма (бланк) постановления об удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, а также постановления об отказе в удовлетворении данного ходатайства, которую следует принимать во внимание прокурорам.

В целях совершенствования уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации представляется возможным внести дополнения в действующее законодательство для успешного применения норм главы 40.1 УПК РФ. В частности, необходимо конкретизировать процедуру разъяснения прав и обязанностей подозреваемого (обвиняемого) при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

В целях защиты прав потерпевшего считаем необходимым закрепить в УПК РФ процедуру уведомления потерпевшего о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, а также право потерпевшего ознакомиться с ходатайством о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Условием заключения досудебного соглашения о сотрудничестве должно служить согласие потерпевшего. Кроме того, нужно предусмотреть право потерпевшего на обжалование этого соглашения.

Представляется возможным изложить п. 1 ст. 317.5 УПК РФ в следующей редакции: «Прокурор в порядке и сроки, которые установлены ст. 221 настоящего Кодекса, рассматривает поступившее от следователя уголовное дело в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, ходатайство потерпевшего о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и рассмотрении дела в особом порядке, а также материалы, подтверждающие соблюдение обвиняемым условий и выполнение обязательств, предусмотренных данным соглашением, и в случае утверждения обвинительного заключения выносит представление об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по данному уголовному делу».

К условиям заключения досудебного соглашения о сотрудничестве следует отнести обязанность полного возмещения вреда, причиненного преступлением, для защиты интересов государства и потерпевшего.

При заключении досудебного соглашения о сотрудничестве основными участвующими лицами, кроме прокурора, должны стать следователь, потерпевший. Кроме того, считаем необходимым предусмотреть в законе возможность применения института досудебного соглашения о сотрудничестве в случае производства расследования по уголовному делу в форме дознания. Заключительное решение о заключении соглашения о сотрудничестве по ходатайству прокурора должен принимать суд.

Досудебное соглашение о сотрудничестве составляется прокурором с непосредственным участием следователя, подозреваемого или обвиняемого и его защитника.

В ходе подготовки досудебного соглашения о сотрудничестве у подозреваемого (обвиняемого) должно быть выяснено, какие конкретно действия он выполнит в целях исполнения соглашения о сотрудничестве. В соответствии с п. 1.9 Приказа Генпрокурора РФ от 15 марта 2010 г. № 107 «Об организации работы по реализации полномочий прокурора при заключении с подозреваемыми (обвиняемыми) досудебных соглашений о сотрудничестве по уголовным делам» прокуроры должны проводить анализ перспективности сотрудничества правоохранительных органов с этим лицом.

Содержание досудебного соглашения о сотрудничестве в части, определяющей перечень конкретных действий по оказанию содействия следствию, определяется в каждом конкретном случае с учетом обстоятельств уголовного дела. Подозреваемым (обвиняемым) должны быть разъяснены правовые последствия несоблюдения взятых ими обязательств.

Итак, прокурор играет ключевую роль в механизме заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, поскольку ему предстоит поддерживать обвинение в суде и доказывать там те обстоятельства, для процессуального установления которых соглашение и заключается. Поэтому именно он рассматривает как само ходатайство обвиняемого, так и поддерживающее его постановление следователя о возбуждении ходатайства о заключении с обвиняемым соглашения о сотрудничестве, исходя опять-таки из интересов полного, всестороннего и объективного установления обстоятельств дела и их успешного доказывания в суде.

Как представляется, с учетом внесенных предложений институт досудебного соглашения о сотрудничестве будет представлять собой эффективный правовой институт уголовного процесса, который направлен на борьбу с коррупцией и организованной преступностью, а также будет способствовать сокращению сроков рассмотрения уголовных дел, уменьшению сроков содержания обвиняемого (подозреваемого) под стражей и необходимой защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.

Список литературы:

1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (в ред. от 14 ноября 2017 г.) // СЗ РФ. 2001. № 52 (часть I). Ст. 4921.

2. Федеральный закон от 29 июня 2009 г. № 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // Российская газета. 2009. 3 июля.

3. Приказ Генпрокуратуры РФ от 15 марта 2010 г. № 107 «Об организации работы по реализации полномочий прокурора при заключении с подозреваемыми (обвиняемыми) досудебных соглашений о сотрудничестве по уголовным делам» // Законность. 2010. № 6.

4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05 декабря 2006 г. № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» (в ред. от 22 декабря 2015 г.) // Российская газета. 2006. 20 декабря.

5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» // Российская газета. 2012. 11 июля.

6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (в ред. от 29 ноября 2016 г.) // Российская газета. 2015. 29 декабря.

7. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / А.Ю. Девятко, Г.И. Загорский, М.Г. Загорский и др.; под науч. ред. Г.И. Загорского. М.: Проспект, 2016. 1214 с.

8. Косарева А. Институт досудебного соглашения о сотрудничестве // ЭЖ-Юрист. 2016. № 25. С. 8-12.

9. Российское уголовное право: В 2 т. Т. 1. Общая часть: Учебник / Г.Н. Борзенков (и др.); Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, В.С. Комиссарова, А.И. Рарога. М.: Проспект, 2012. 784 с.