Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
28.02.2018

Понятие жилища как уголовно-процессуальная категория

Рязанова Александра Михайловна
магистрант Юридический институт, кафедра уголовного процесса, криминологии и уголовного процесса ФГБОУ ВО «Байкальский государственный университет», г. Иркутск, Российская Федерация
Аннотация: В статье рассмотрена трактовка дефиниции жилища с позиции правовых актов РФ и научного материала. Автором рассмотрена спорная позиция аспекта жилища при осуществлении следственных действий, предусмотренных ст. 12 УПК РФ. Ставится под сомнение возможность единого восприятия юридической терминологии законами России, на основе понятия «жилище». Критикуется ущемление прав граждан, не владеющих фундаментальным жильем.
Ключевые слова: жилище, принцип неприкосновенности жилища, площадь, проживание, постройка, права личности, следственные действия, суд
Электронная версия
Скачать (198.8 Kb)

Принцип неприкосновенности жилища стоит на втором месте после неприкосновенности личности, утверждая желание общества ограничить проникновение в свою личную жизнь и сохранить свое жилище от возможного публичного вторжения. «Мой дом - моя крепость» - законно полагает гражданин России, защищая себя крепкими дверями и новейшими охранными средствами. Нельзя сказать, что человек не имеет на это право, так как преступность не гнушается нарушением личного пространства, что, зачастую, подрывает авторитет органов власти по части защиты конституционных прав. Согласно статистическим данным на 2017 год, доверие к сотрудникам полиции выразили 67 % россиян, в сравнении с 2015-2016 годом такой показатель составил лишь 47 %. Уверенность в правоохранительных органах России растет, но заботу о неприкосновенности жилища каждый человек предпочитает брать на себя, получая разрешение на оружие или обращаясь к частным охранным предприятиям [1].

Дефиниция жилища в уголовном судопроизводстве, является основополагающим понятием ст. 12 УПК РФ, но в полной мере термин раскрыт в ст. 5 УПК РФ «Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе». УПК РФ ст.5 п.10 дает следующее определение: «жилище – индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение не зависимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания».

Помимо УПК РФ дефиниция жилища раскрывается в ст. 139 УК РФ. Определения жилища в данных Кодексах почти идентично за исключением одной формулировки: В УК РФ под жилищем понимается жилое помещение, пригодное для постоянного и временного проживания; УПК РФ трактует жилище в качестве жилого помещения, используемое для временного и постоянного проживания. Законодатель не предоставляет рамок для определения границ пригодности жилища, что позволяет отнести к жилищу подвал, заброшенный склад либо любое другое помещение.

Ожегов термин «пригодность» приравнивает к определению «годный», что значит удовлетворяющий определенным требованиям, подходящий [2, с. 139]. Данный контекст подтверждает выше представленную трактовку, указывающую на отсутствие требований, подтверждающих пригодность жилья.

Необходимость уточнения данной дефиниции связана с различным восприятием рамок данного понятия в законодательных документах, что позволяет по разному трактовать нормы закона.

Европейский суд по правам человека, чья юрисдикция признается Российской Федерацией, сталкиваясь с гибкостью трактовки жилища с позиции законов РФ, предпочитает внести уточнения в определение данного термина. Под жилищем следует понимать дом, квартиру, нежилые помещения, связанные с семейной жизнью [2, с.75]. Важно отметить тот факт, что восприятие личного пространства и жилого помещения в российском менталитете и в менталитете европейца разнится, что не позволяет на сегодняшний день дать четкое толкование жилищу в качестве общепринятой международной дефиниции.

Ожегов С.И. трактует понятие жилища как помещение, в котором живут, можно жить. Определение, представленное автором нельзя рассматривать в качестве обобщающего для всех правовых документов, скорее оно лежит в основе данного термина, но не отражает всех характерных качеств, присущих терминологии уголовно-процессуальных документов [3, с.197].

Дефиниция жилища в словаре В. Даля имеет более подробное описание: где живут люди, где поселились, селенье, сельбище, население, дом, изба, селянка, комната, покой, квартира. В данном определении можно более подробно рассмотреть, что именно стоит отнести к жилищу [4, с.542].

Из данных трактовок следует, что под понятием жилища следует рассматривать любую площадь, которая, по мнению проживающего в нем гражданина, является его временным или постоянным местом проживания. Местом проживания, в то же время, может оказаться и подвальное помещение, которое, с другой, стороны, является территорией проживания для всех лиц, владельцев квартир такого дома.

Еще одним интересным примером выступает постройка на частной территории (или несколько построек). Каждая из них оформлена в должном порядке, является собственностью владельца земельного участка, но предназначение данных помещений скорее хозяйственное, для хранения технического инвентаря либо для разведения скота. Можно ли трактовать в качестве жилища хлев, сарай или склад?

В конституционном смысле термин жилище стоит понимать как не только полезная площадь (т.е. квартира, комната, жилой дом), но и дача, сарай, которые являются собственностью лица наравне с квартирой, комнатой [5, с.138]. Поэтому к жилищу можно отнести и комнату в гостинице, доме отдыха и санатории. Однако при таком рассмотрении вопроса, туристическая палатка, шалаш, навес также рассматриваются в качестве жилища.

Согласно Конституции РФ, каждый гражданин имеет право на жилище (ст. 40), но толкование дефиниции жилища в Конституции РФ отсутствует. Главным гарантом защиты прав граждан на жилище является ЖК РФ (ст. 1), в котором указано, что жилищное законодательство основано на необходимости обеспечить условия для осуществления гражданами не только права на жилище, его безопасности, но и на неприкосновенность прав на него. Для полного понимания гражданами права на обеспечение жилища, законодатель определил, что единственным объектом жилищных прав является жилое помещение, и не дает определения термину «жилище» намеренно. Согласно ЖК РФ, к видам жилых помещений следует отнести жилой дом, часть жилого дома, квартиру, часть квартиры, комнату. Жилым домом, в свою очередь, признается здание, состоящее из комнат, помещений вспомогательного использования, предназначение которых в удовлетворении гражданами бытовых и иных нужд. Из этого следует, что понятие «жилище» намного шире понятия «жилое помещение», но Жилищный Кодекс РФ вполне обоснованно не стремится к определению жилища для решения задач в других отраслях законодательства.

Дефиниция жилища встречается в УК РФ в ст. 139 УК РФ и имеет три пункта : 1. «Незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица…», 2. «То же деяние, совершенное с применением насилия или с угрозой его применения…», 3. «Деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения». Примечание к данной статье дает определение понятию «жилище» с позиции законодателя: «Под жилищем понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие в жилой фонд, но предназначенные для временного проживания». Примечание было внесено в УК РФ Федеральным законом от 20 марта 2001 № 26-ФЗ «О внесении дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией конвенции о защите прав человека и основных свобод» [6]. Важным моментом этого дополнения выступает «форма собственности, входящая в жилищный фонд». Именно это уточнение позволяет рассматривать в качестве жилища не палатку, не коробку от холодильника и не самострой в качестве охотничьего домика.

Несомненно, появление такого серьезного уточнения позволяет следственным органам и суду разграничивать рамки действия ст. 12 УПК РФ. Тем не менее, следует учитывать факт многонациональности нашего народа, малая часть которого до сих пор предпочитает, следуя своим традициям, проживать в как таковых «домах без фундамента». Чум, яранга, иглу, ураса, юрта – те из немногих жилых помещений, которые не могут быть учтены жилищным фондом. Как можно учесть жилище, не имеющее постоянного территориального местонахождения? Народы крайнего севера, согласно сменам сезона, истощению пастбищ переселяются на другие более подходящие для жизни места не единожды за год. Отследить и предугадать их местоположение не всегда является целесообразным. Как в таком случае поступать судебной системе? Законодатель не дал пояснения по данному вопросу, оставив его на усмотрение уполномоченных органов и суда.

Литвинцева Н.Ю. в своей работе, посвященной правам личности в уголовном судопроизводстве, рассматривает понятие неприкосновенности жилища в качестве обособления, уединения в занимаемом помещении [7, с.47]. Такая трактовка ведет к взаимосвязи ст. 12 УПК РФ о неприкосновенности жилища со ст. 9 УПК РФ об уважении чести и достоинства личности. Именно честь и достоинство личности затрагивается при нарушении границ принадлежащего лицу помещения. Человек теряет право на частную жизнь, становясь уязвимым перед законом. Помимо прочего, неприкосновенность жилища позволяет обеспечивать принцип уважения семейной тайны, что ставит под сомнение фундамент института брака в Российской Федерации.

Законодатель предусмотрел возможность нарушения неприкосновенности жилища в случае обстоятельств, не терпящих отлагательства, отсылая нас к ст. 165 УПК РФ. Закон позволяет совершать осмотр жилища, обыск, выемку и наложение ареста в исключительных случаях. Указанные действия производятся по постановлению следователя или дознавателя без получения судебного решения. Встает вопрос о раскрытии понятия «обстоятельства, не терпящие отлагательства». Что стоит понимать под данным исключением, и каковы рамки таких обстоятельств – не предусмотрено УПК РФ, но суд оставляет за собой право при получении уведомления, признать производство следственного действия незаконным, признав недопустимыми доказательства, полученные в ходе такого следственного действия.

Ожегов определяет отлагательство как перенесение на поздний срок, отсрочка. Возможность перенесения на поздний срок каких либо следственных действий связано с временными рамками, затраченными на получение согласия проживающих в жилище лиц, что является требованием ст. 12 УПК РФ. Еще больше вопросов вызывает наличие нескольких лиц, проживающих на определенной территории. Опрос и получение их согласия позволяет потерять возможность раскрытия уголовного дела «по горячим следам». Упущение необходимого момента зачастую происходит и при ожидании решения суда о проведении следственных действий.

Отсутствие четкого толкования дефиниции жилища порождает еще больше вопросов, связанных с трактовкой ст. 12 УПК РФ о неприкосновенности жилища. Юридическая терминология, без того насыщенная специальными лексическими единицами, упускает казалось бы вполне раскрытые понятия, оставляя «пробелы» в законодательстве. Принцип неприкосновенности жилища находится в тесной связи с принципом неприкосновенности частной жизни [8, с.180]. УК РФ, являясь основоположником УПК РФ, требует дополнительного комментария к ст. 139 «Нарушение неприкосновенности жилища», рассматривая в качестве жилища индивидуальное жилое помещение, пригодное для постоянного проживания, способное обеспечить неприкосновенность частной жизни проживающего лица.


Список литературы:

  1. Общественное мнение. Министерство Внутренних Дел Российской Федерации / [электронный ресурс]. URL: http://мвд.рф/publicopinion (дата обращения 20 января 2018 г.).

  2. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка / С.И. Ожегов. –М.: Оникс, 2010. –736 с.

  3. Ландау И.Л. Реализация принципа неприкосновенности жилища в российском уголовном процессе / И.Л. Ландау // Вестник РГУ им. И. Канта. – Калининград: Балтийский Федеральный университет имени Иммануила Канта, 2007. - № 9. – С. 73-77.

  4. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка / С.И. Ожегов. –М.: Оникс, 2010. –736 с.

  5. Даль В.И. Толковый словарь живого Великорусского языка. Том 1 / В.И. Даль. -М.: Терра, 1995. – 557 с.

  6. Торгашин И.М. Право на жилище и понятие «достойный жизненный уровень» / И.М. Торгашин // Известия пензенского государственного педагогического университета. – Пенза: Пензенский государственный педагогический университет имени В.Г. Белинского, 2011. - № 24. – С. 136-139.

  7. Федеральный закон О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией конвенции о защите прав человека и основных свобод. От 20.03.2001, № 26-ФЗ // Собрание законодательства РФ. - 2001. - № 13. – Ст. 1140.

  8. Литвинцева Н.Ю. Права личности в уголовном судопроизводстве / Н.Ю. Литвинцева, И.В. Смолькова, С.В. Корнакова: учебное пособие. - Иркутск: БГУ, 2016. – 86 с.

  9. Матвеев М.С., Чиняева В.А. К вопросу об определении понятия «жилище» в уголовном праве / М.С. Матвеева, В.А. Чиняева // Территория науки.- Воронеж: Воронежский экономико-правовой институт, 2016. - № 4. – С. 176-180.