Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
22.01.2014

Проблемы организации исследовательской работы в области иностранного языка в технических учебных заведениях (50-60-е годы ХХ века)

Тимиргазиева Алина Ирнисовна
кандидат исторических наук, доцент кафедры Отечественной истории Института исторического и правового образования, Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы, г. Уфа, Российская Федерация
Аннотация: В статье на основе историко-архивного материала рассматриваются основные проблемы организации изучения иностранного языка в высших учебных заведениях технического профиля.
Ключевые слова: иностранные языки, высшие учебные заведения, методика преподавания иностранных языков
Электронная версия
Скачать (545.1 Kb)

После Великой Отечественной войны ни одна крупная проблема мировой политики не могла быть решена без участия СССР. Расширились международные связи Советского Союза. Если до войны СССР имел дипломатические отношения с 26 государствами, то в 1945 году такие отношения были установлены с 52 странами. В тот период особый смысл придавался словам М.И. Калинина о значении изучения иностранных языков: «Недалеко то время, когда признание человека культурным будет связано со знанием хотя бы одного иностранного языка». В партийных постановлениях послевоенного времени изучение языков обосновывалось необходимостью исследования научных и культурных достижений противника, под которым подразумевались страны капиталистического мира. Таким образом, «холодная война», конфронтация СССР с так называемой «западной системой» оказала воздействие не только на международные отношения, но и на внутреннюю жизнь государства, в частности, на организацию исследовательской работы в вузах и ссузах, уделение внимания изучению иностранных языков. При этом задача глубокого их усвоения определялась для студентов всех специальностей.

Проблема организации исследовательской работы в области иностранных языков в непрофилирующих, то есть в неязыковых вузах и ссузах советского периода является одной из наиболее неисследованных в отечественной историографии. Будущим техническим кадрам, от деятельности которых во-многом зависела обороноспособность страны, иностранный язык предписывалось изучить на достаточно высоком уровне. В условиях расширения международных связей СССР, усиления обмена делегациями и информацией по всем отраслям науки и техники знание иностранного языка инженерами приобретало важную роль. Однако практика обучения показывала, что выпускники могли лишь переводить статьи на иностранном языке со словарем, не обладая даже элементарными навыками устной речи. Господствовавшая методика приводила к пассивному знанию языка, что нарушало важный принцип обучения — интерес к предмету, ощущение радости от умения что-то спросить на иностранном языке и получить ответ.

1950-е годы — это начало поисков оптимальных форм, методов организации учебного процесса и работы преподавателей иностранных языков. Обучение студентов должно было увязываться с техническим профилем, то есть предполагалась работа с иностранными текстами по своей специальности. Это предопределило характер исследовательской работы преподавателей технических учебных заведений.

Бюро обкома КПСС в феврале 1953 года обсудило вопрос о состоянии исследовательской работы. Заседание Бюро пришло к общему выводу о том, что «научно-исследовательская работа не стала еще неотъемлемой частью учебного процесса и ведется крайне неудовлетворительно». Например, кафедра иностранных языков Авиационного института совершенно не вела научной работы [1]. Единственное сколько-нибудь заметное событие в данном направлении за последние годы, — это была статья заведующего кафедрой Дж. К. Киекбаева «Вопросы исторической грамматики башкирского языка в свете учения И.В. Сталина», опубликованная в 1950 году в журнале «Литературная Башкирия»[2].

В вузах значительная роль отводилась кабинетам иностранных языков как учебно-вспомогательным учреждениям. Кабинет работал под непосредсвенным руководством заведующего кафедрой иностранных языков. В задачи кабинета входили: организация систематической помощи студентам в их самостоятельной работе по изучению иностранного языка; содействие преподавательскому составу в учебной деятельности; учет, систематизация и хранение документов. При кабинете организовывались групповые консультации для студентов, выставки лучших работ, наглядных пособий, статей и так далее [3].

Значимой вехой в организации учебного процесса стало Постановление Совета Министров СССР №468 от 27 мая 1961 года «Об улучшении изучения иностранных языков». В указанном документе отмечалось, что преподаватели стали больше уделять внимание развитию у студентов навыков устной речи [4] и ставилась задача продолжать совершенствование работы. Постановление дало импульс к непосредственному внедрению в учебный процесс ряда прогрессивных нововведений, которые характеризуют деятельность кафедр иностранных языков в 1960-е годы. Этот период был отмечен интенсивным развитием исследовательской работы преподавателей.

В начале 1960-х годов оформились два основных научных направления работы кафедры иностранных языков Уфимского Авиационного института — это исследования в области современных романо-германских языков и методики преподавания иностранных языков в высших технических учебных заведениях[5]. Фактически в реализации научно-исследовательской деятельности наблюдался крен в сторону последнего направления. Это объяснялось острой необходимостью усовершенствования преподавания иностранных языков в техническом вузе. Такая ниша, как разработка технических тем на иностранных языках, абсолютно не была заполнена. Поэтому членам кафедр пришлось проделать большую практическую работу по составлению различных пособий и словарей по профильной тематике для будущих инженерных кадров.

В 1963 году в УАИ была утверждена новая форма организации работы кафедры по секциям английского и немецкого языков[6]. Ежегодно проводилось в среднем 20 заседаний секций[7], на каждом из которых заслушивалось около 5-6 докладов преподавателей. Тематика выступлений была самая разнообразная:она касалась и непосредственно вопросов иностранного языка («Синонимические средства выражения цели в современном английском языке по сравнению с русским», «Синонимические соответствия в английской технической литературе в области выражения сказуемых», «Некоторые особенности стиля современного немецкого разговорного языка», «Новое в немецкой грамматике» и так далее), и методических проблем («Организация самостоятельной работы студентов», «Применение наглядных пособий в процессе обучения» и прочее). На заседаниях совместно обсуждались особенности методики преподавания иностранного языка в технических вузах, материалы из журнала «Иностранные языки в школе», открытые уроки членов кафедры[8]. Так, руководителями секций в 1963-64 учебном году было посещено 15 занятий молодых преподавателей с последующим их обсуждением[9].

На кафедре иностранных языков Уфимского Нефтяного института регулярно проводились научно-методические семинары с докладами преподавателей на методические темы: «Фиксация лексики в сочетаниях при работе над техническими и политическими текстами», «О некоторых приемах развития устной речи» и так далее[10]. Научно-исследовательская работа на кафедре иностранных языков УНИ была так же направлена на создание методических разработок для развития устной речи студентов.

В 1960-е годы в технических учебных заведениях были изданы: словари-минимумы по насосам и компрессорам, разработке и добыче нефти, авиаприборостроению, станкам и инструментам; пособия по авиационным двигателям, технологии машиностроения и многое другое. В строгом смысле слова, данная работа не являлась научно-исследовательской. Она диктовалась конкретной необходимостью повышения качества учебного процесса и имела большое практическое значение. Преподаватели, уделяя основное внимание составлению пособий, словарей для студентов, не располагали достаточным временем на написание диссертационных работ и повышение своей научной квалификации. Из-за учебно-методической нагрузки исследовательская деятельность оставалась слабым звеном в их работе. Еще хуже обстояло дело с организацией научно-исследовательской работы студентов. Они не принимали в ней участия, занимаясь только переводом статей по специальным дисциплинам.

В 1966 году кафедра иностранных языков УАИ, одна из первых в вузе, приступила к внедрению программированного обучения. Была создана группа преподавателей-программистов в количестве 11 человек, которая приступила к исследованию основ программированного обучения. Два преподавателя с этой целью были командированы в Москву, где ознакомились с опытом работы кафедр иностранных языков ряда вузов. Также активно перенимался опыт передовых в этом отношении вузов Воронежа, Волгограда, Куйбышева, Пензы и других городов[11]. В марте кафедра иностранных языков УАИ провела семинар по программированному обучению, где присутствовали преподаватели неязыковых вузов Уфы[12].

Все эти мероприятия привели к составлению программ для первых машин «Ласточка»(К-53). Занятия на данных машинах проводились при контроле знаний грамматики иностранного языка. При эксплуатации аппарата обнаружились его существенные недостатки. Студенты при работе с ним должны были проставлять в готовые фразы одно из четырех подготовленных слов, что не являлось эффективным способом контроля знаний. Использование данного метода программированного обучения снижало активность проработки материала студентами, не предоставляло преподавателю возможности дать индивидуальную оценку работы каждого студента[13].

Начался трудоемкий процесс по подготовке программ к машине «Экзаменатор»(К-54), более совершенной, чем «Ласточка».Было проведено 17 экспериментальных уроков с применением новой машины, которые способствовали развертыванию дальнейших изысканий в области программированного обучения[14]. Программированное обучение иностранному языку стало неотъемлемой частью учебного процесса в вузах.

Важным элементом учебного процесса явилось также функционирование(в УНИ с 1963 года[15], в УАИ с 1966 года) лаборатории устной речи, созданной для самостоятельной работы студентов. На ферромагнитную ленту были записаны упражнения на иностранном языке и все прорабатываемые в аудитории тексты, составлено специальное расписание пользования ими в лаборатории[16].В УАИ она была рассчитана на одновременную работу 26 студентов[17], в УНИ 56-ти[18]. Большую помощь в создании лаборатории в УНИ оказала кафедра автоматизации производственных процессов[19]. За год каждая лаборатория устной речи обслуживала около 10 тысяч студентов. К концу 60-х годов в фонотеках лабораторий насчитывалось более 100 записей, регулярная работа с которыми способствовала более глубокому усвоению учебной дисциплины[20]. Студенты получили возможность на индивидуальных рабочих местах прослушивать тексты, записывать свою речь, отрабатывать правильное произношение.

Опыт УАИ в декабре 1967 года был одобрен Бюро Уфимского горкома КПСС: «…Вести настойчивую и систематическую работу по внедрению современных наиболее эффективных методов и средств обучения. В этих целях рекомендовать изучить и внедрять передовой опыт коллектива Авиационного института по программированному обучению и использованию технических средств», — было записано в Постановлении[11].

Все перечисленные меры по улучшению организации учебного процесса привели к постепенному росту успеваемости студентов. Если в начале 1960-х годов в УАИ недопущенных к экзаменам ввиду «незачета» по иностранному языку было 155 человек, то в конце 1960-х годов их количество уменьшилось до 103[21]. УНИ в начале 1960-х годов подвергался критике со стороны городского комитета партии за значительное количество «незачетов». В конце 1960-х годов по итогам государственных экзаменов на трех факультетах было уже всего 7 неудовлетворительных оценок[22]. Несмотря на очевидный прогресс, достигнутые успехи были недостаточны. Во-первых, срок действия новых форм работы был еще слишком мал. Во-вторых, за рассматриваемый 20-летний период развития учебного процесса научно-исследовательская работа студентов на кафедрах иностранных языков так и не была организована[23], так как она являлась слабым звеном в деятельности самих преподавателей. Единственное, что было образовано в обоих вузах — это студенческие бюро переводов, где студенты занимались переводом статей из иностранных журналов для специальных кафедр[24][25]. В-третьих, даже самые современные приемы и методы обучения не могли избавить от систематического, упорного, самостоятельного труда. Самостоятельная работа по изучению иностранного языка оказалась делом трудным прежде всего потому, что студент сам должен был стать ее инициатором, что в условиях технических вузов было довольно проблематично. Поэтому по вузам ставилась задача широкой работы по организации пропаганды изучения иностранного языка в печати, по психологической установке на необходимость приобретения знаний. Каждый студент должен был четко усвоить, что иностранный язык для технических кадров — это новый источник получения информации. Имелись в виду литература по специальности, публикации о технических новинках и так далее. Изучить иностранный язык — это значило приобрести средство коммуникации.

Для успешного овладения иностранным языком, как показал опыт 1950-60-х годов, необходимы четыре основных условия: рациональная организация учебного процесса, применение технических средств, способствующих развитию устной речи, высокая мотивация обучения и, конечно же, участие в исследовательской работе. В рассматриваемый период было положено начало обеспечению первых двух условий, и стояла задача дальнейшего совершенствования изучения иностранных языков в вузах.

Список литературы:

  1. Центральный Государственный архив Общественных объединений Республики Башкортостан (ЦГАОО РБ). – Ф.122. – Оп.32. – Д.985. – Л.28.
  2. Центральный Государственный исторический архив Республики Башкортостан (ЦГИА РБ). – Ф.Р-4398. – Оп.1. – Д.121. – Л.10.
  3. Там же. – Д.121. – Л.1.
  4. Там же. – Ф.Р-2372. – Оп.1. – Д.246. – Л.29.
  5. Там же. – Ф.Р-4398. – Оп.1. – Д.382. – Д.98.
  6. Там же. – Д.342. – Л.3.
  7. Там же. – Д.382. – Л.35.
  8. Там же. – Д.515. – Л.3.
  9. Там же. – Д.382. – Л.37.
  10. Там же. – Ф.Р-2372. – Оп.1. – Д.325. – Л.3.
  11. Уфимскому ордена Ленина Авиационному институту им. С. Орджоникидзе — 50 лет. Очерк истории/ Под ред. М.Я.Гельштейн, Н.Р.Коротков, Р.М.Сорина. – Уфа: Башк.кн.издательство, 1982, с.114.
  12. ЦГИА РБ. – Ф.Р- 4398. – Оп.1. – Д.588.Л.5.
  13. Там же. – Д.603. –Л.2.
  14. Там же. – Д.551. – Л.148.
  15. Там же. – Ф.Р-2372. – Оп.1. – Д.325. – Л.2.
  16. Там же. – Ф.Р-4398. – Оп.1. – Д.382. – Л.97.
  17. Там же. – Д.603. – Л.36.
  18. Там же. – Ф.Р-2372. – Оп.1. – Д.533. – Л.1.
  19. Там же. – Д.325. – Л.2.
  20. Там же. – Ф.Р- 4398. – Оп.1.– Д.603. – Л.36.
  21. ЦГИА РБ. – Ф.Р-4398. – Оп.1. – Д.342. – Л.4.
  22. Там же. – Ф.Р-2372. – Оп.1. – Д.325. – Л.3,6.
  23. Там же. – Ф.Р-4398. – Оп.1. – Д.588. – Л.8.
  24. Там же. – Д.551. – Л.149.
  25. Там же. – Ф.Р-2372. – Оп.1. – Д.531. – Л.37.