Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
16.10.2014

Политика государства с сырьевой экономикой

Байкова Эльвира Рафаэлевна
ассистент кафедры общей экономической теории института экономики, финансов и бизнеса Башкирский государственный университет г. Уфа, Российская Федерация
Аннотация: В статье обосновывается необходимость государственного вмешательства в рентные отношения, складывающиеся в добывающих отраслях. Показан механизм действия закона средней нормы прибыли в рентных отраслях. Предложены меры со стороны государства для справедливого перераспределения ренты.
Ключевые слова: рента, природные ресурсы, перераспределение рентных доходов, нефтяные доходы, государство
Электронная версия
Скачать (364.3 Kb)

ПосколькуРоссия является одной из самых богатых стран мира по запасам полезных ископаемых, в первую очередь нефти и газа, и наличию природных ресурсов усиление роли государства требуется в вопросе регулирования природными ресурсами. По нынешнему законодательству недра в России принадлежат государству [1], однако практика последних 20 лет показывает, что темпы роста уровня жизни населения и пополнения бюджета слабо определяются эффективностью работы нефтегазового комплекса страны. Во всем мире, кроме России, до 90% сверхприбыли от работы нефтегазового комплекса поступают в казну посредством механизма природной ренты. Государство может и должно являться инициатором формирования национальной стратегии и национальной идеи, а также обязано быть главным источником и координатором социальной ориентации развития страны.

Назревшая необходимость государственного вмешательства и экономического регулирования рентных отношений очевидна. В начале периода реформ некоторые руководители предприятий рентных отраслей надеялись на экономическую самодостаточность рынка. В итоге проведенных реформ основная часть ренты сконцентрировалась в руках руководителей государственных предприятий и коммерсантов в сферах торговли и финансов. На Западе отмечают, что капитализм гарантирует свободу обмена факторами производства. Предполагается, что эти гарантии опираются на рыночные регуляторы. Однако на практике происходит нарушение принципа эквивалентного обмена, так как цены труда и капитала не уравновешиваются ценой природных ресурсов. Нарушение механизма эквивалентного межотраслевого обмена вызвано действием закона средней нормы прибыли, который начинает работать вследствие образования и концентрации ренты у отдельных экономических субъектов. Поэтому для некоторых характерны различия в стартовых условиях, что усиливает дифференциацию населения и стран по уровню дохода. Происходит пренебрежение законом стоимости, который подразумевает постоянство условий обмена между экономическими агентами на основе среднеотраслевой цены производства во всех отраслях. Интерпретация данного закона для рентных отраслей согласно классикам ренты отражает тенденцию тяготения рыночной цены к замыкающей цене производства, что в корне не верно. Проведенные исследования [7, с. 22] показали, что рыночная цена на продукцию рентных отраслей экономики складывается по цене производства массового продукта, которая тяготеет к среднему товаропроизводителю.

Таким образом, социальное равенство выступает как идеологическое прикрытие растущей зависимости малоимущих слоев населения от прихоти властных структур, которые выражают интересы богатых. Капитализм не может устранить противоречия между неравенством базовых условий его жизнедеятельности и социальным миром.

Уровень государственного вмешательства в экономику, чувство коллективизма диктуются самой природой. Очевидно, в силу этого социальная ориентация сильнее выражена в северных странах. Более высокое бремя налогов в этих странах в сравнении с США обусловлено не только большей социальной защищенностью населения, но и, если исходить из теории ренты, более высокими базовыми показателями проживания в расчете на душу населения в условиях Севера. Наличие государств с социальной ориентацией общественных отношений позволяет сделать вывод о том, что взгляды великих мыслителей на социализм вовсе не утопия. Львов Д.С. считал, что социалистическая доктрина воплощает в себе идею солидарной заботы о будущем, объединение всех перед лицом ощутимой угрозы потери этого будущего, угрозы распада упорядоченной картины будущего как достояния любого человека данной культуры.[5, с. 4-5] При социальной ориентированности капиталистического производства, по сути, формируется адекватный природе рентных отношений механизм распределения ренты, справедливый для всех связанных с нею участников.

Процессы глобализации лишь усиливают необходимость государственного регулирования рентных отношений в сырьевых странах. Сегодня ТНК контролируют более половины мирового ВВП в стратегически важных рентоносных отраслях. Функционирующие в России иностранные госкомпании, сочетая в себе негативы государственных и частных компаний, сильно бюрократизированы. Руководители тратят ренту от использования ресурсов на свои личные цели.[10, с. 52] И, естественно, они принимают решения в интересах зарубежных государств. Содействие попыткам проникновения в страну таких компаний представляется нецелесообразным. Что касается ТНК, то их деятельность также может противоречить российским интересам, в связи с чем их участие, например, в нефтедобыче на нашей территории следует ограничивать реализацией капиталоемких проектов на месторождениях с незначительной величиной природной ренты. Ими создан эффективный механизм присвоения чужой природной ренты. В этом механизме не последнюю роль играют суррогатные теории и псевдотеории, в которых сознательно затушевывается непреходящее значение в экономике природной ренты, размывается понятийная суть и границы этой категории, делаются попытки уравнивания сверхдоходов, приносимых от эксплуатации природного капитала, со сверхдоходами от других видов хозяйственной и иной деятельности. Так, представители неоклассического направления не проводят разницы между произведенными средствами производства и естественными ресурсами. А. Маршаллом было впервые введено понятие «квазирента» для характеристики вознаграждения взаимозаменяемых факторов производства. По его мнению, слово «рента» лучше использовать для обозначения «свободных даров природы», а термин «квазирента» употреблять по отношению к доходу, извлекаемому из созданных человеком машин и других орудий производства.[6, с. 135] На наш взгляд, квазиренту можно представить как ложную ренту, так как она пытается маскироваться под дифференциальную ренту и стремится ослабить остроту понимания в отношении направлений присвоения дифференциальной ренты абсентеистами. То есть квазирента подводит дифференциальную ренту под определение прибыли, что вполне естественно обосновывает ее частное присвоение. Таким образом, квазирента, это скорее предпринимательский доход и процент на капитал, как части получаемой предпринимателем прибыли, с которой он соответствующим образом делится с собственниками производственного и финансового капиталов, арендуя или беря взаймы.

Поэтому любому государству с сырьевой экономикой столь важно выстроить надежные правовые барьеры для исключения демпинговой распродажи природного сырья. Эта проблема весьма актуальна для России, поскольку, как признают многие политики и официальные лица, за годы реформ утечка капиталов из России, львиная доля в которой принадлежит природной ренте, превысила сотни миллиардов долларов. Как справедливо утверждает Ю.В. Яковец, «без выработки эффективного (и сравнительно прозрачного) механизма регулирования системы рентных отношений в национальном и глобальном масштабах практически невозможно решить коренные противоречия переходной эпохи, построить на справедливых и эффективных началах систему экономических и социальных отношений 21 века, обеспечить устойчивое развитие в глобальных масштабах».[9, с. 6]

В ряде стран политики серьезно относятся к проблеме использования ренты как главного источника пополнения государственного бюджета. Административный аппарат, необходимый для сбора ресурсных платежей, существует в таких странах, как Дания, Новая Зеландия, Ямайка, ЮАР и др. Изложенное свидетельствует о возможности создания условий для социализации ренты. Например, Норвегия в значительной степени уже обобществляет нефтяные доходы, подтверждая тем самым право называться государством благоденствия. Эта северная страна за счет доходов от добычи нефти формирует «Фонд будущего». Аналогичные фонды есть на Аляске, которая благодаря социализации нефтяной ренты удерживает на низком уровне все другие налоги. Более того, каждый житель Аляски, независимо от того, взрослый это или ребенок, ежегодно получает за счет нефтяной ренты социальные дивиденды в размере 1 тыс. долларов.[4, с. 28]

Для эффективной и качественной работы предприятий рентных отраслей на благо страны в целом необходимо наличие протекционистской политики государства. В наибольшей степени государство должно обеспечить привлекательность инвестиций в отечественную экономику, притом в обрабатывающие отрасли. Реформирование в таком направлении может дать гораздо больший эффект, чем простое изъятие ренты. Создание условий для перетока средств из сырьевого сектора в другие отрасли экономики - одна из основных задач государства. Когда государство не принимает меры к изъятию быстрорастущего рентного дохода в пользу общества, вместе с ним растут возможности необоснованного обогащения частных лиц, увеличиваются масштабы спекулятивных сделок, конфликтов, и разного рода социальных проявлений.

В последние годы активно обсуждаются проблемы развития сырьевых экономик, в том числе проблема «ресурсного проклятия», в силу которого богатые природными ресурсами экономика обречена на более низкие по сравнению с другими странами, не имеющими природных богатств, темпы роста и уровень жизни. По мнению некоторых экономистов [3, с. 21], высокая доля добывающих отраслей в ВВП свидетельствует о недостаточном экономическом развитии. То есть страны находятся в полной зависимости от сырьевого сектора экономики, который подвержен влиянию мировой конъюнктуры. Один из основателей ОПЕК Дж. Альфонсо писал, что ресурсное изобилие приводит к коррупции, растрате ресурсов, разрушению государственного сектора и громадным долгам. Генеральный секретарь форума арабской мысли А. Аттига тоже отмечал по этому поводу, что доходы от нефти разрушают страну.[11, с. 8] Действительно, незаработанный рентный доход создает все условия для таких негативных последствий. Возможность частного присвоения общественного богатства позволяет наживать огромные состояния, которые затем вывозятся за границу, и это происходит на фоне бедствующего народа.

В статье Х. Мехлума, К. Моене и Р. Торвика [12, с. 14] описывается, что если рента и рентоориентированная активность не пресекается, то инвесторам выгодно вкладывать средства в присвоение ренты, если же такая активность является слишком рискованной, то они предпочтут вложения в производство. В первом случае инвестиции оказываются бесполезными для общества, во втором – ускоряется рост. Когда говорят об избыточности изобилия ресурсов обычно имеют ввиду, что экономика не в состоянии сама их переработать с должной эффективностью, а потому оказывается целесообразным экспортировать ресурсы, причем экспортные доходы от их продажи существенно влияют на благосостояние населения.[8, с. 5] Но это происходит в лучшем случае, когда государство занимает активную позицию в рентных отношениях. Поощрение сложного наукоемкого экспорта выгоднее с чисто экономической точки зрения, чем ресурсного прежде всего потому, что общественная отдача от развития наукоемких производств больше, чем отдача для конкретных фирм, которые занимаются такой деятельностью. Для выведения таких отраслей на оптимальный уровень необходима государственная поддержка. Ресурсная база России достаточна, чтобы поддержать экономический рост вплоть до 2035 г.[2]

Роль государства в перераспределении доходов и социальном обеспечении характеризуется как проведение неэффективной политики. При существующих условиях рынок очень эффективно распределяет ресурсы, но не способен распределять доходы «по совести» или согласно взглядам, превалирующим в обществе. Следовательно, правительства не могут отказаться от своей роли в данной сфере. Важно научиться проводить эффективную и точно адресованную политику перераспределения, помня, что ликвидировать нищету и обеспечить рабочие места может только экономический рост.

В результате влияния государства на ценообразование в действие механизма рентных отношений могут быть внесены нужные коррективы. Они связаны прежде всего с объективной оценкой ренты, социально справедливыми принципами распределения ренты, со стимулами к осуществлению инвестиций в производство, с аккумуляцией части ренты в централизованных фондах федерального и местных уровней. Для этого необходимы объективные критерии, определяющие условия образования и количественные параметры ренты и размера налога.

Таким образом, для создания основ социальноориентированной экономики государство должно принять меры по решению следующих задач:

- обеспечить оценку ренты на основе объективного понимания закона стоимости;

- определять рыночную стоимость продукции рентных отраслей на уровне средневзвешенных затрат;

- оптимизировать долю изымаемой государством природной ренты с учетом неравновесного характера экономики;

- совершенствовать использование изымаемой природной ренты, к примеру, инвестировать в развитие социальной инфраструктуры, в обрабатывающие отрасли;

- эффективно использовать оставляемую недропользователю часть природной ренты, включая ее рациональное межотраслевое перераспределение;

- осуществить перевод экономики от сырьевой направленности к наукоемкой посредством перераспределения ренты;

- проводить протекционистскую политику.

Таким образом, теория ренты могла бы лечь в основу новой социальноориентированной модели общественного устройства, которая способна была бы вобрать в себя все лучшее и от капитализма и от социализма.

Список литературы:

  1. Закон РФ «О недрах» N 2395–1 от 21.02.1992 года в ред. Федерального закона от 29.04.2008 N 58–ФЗ.
  2. Васильева Ю.П., Карачурина Г.Г. Экономический рост и его влияние на спрос на нефть // NAUKA-RASTUDENT.RU. – 2014. – № 1. URL: http://nauka-rastudent.ru/1/1142/
  3. Гуриев С., Егоров Г., Сонин К. Свобода прессы, мотивация чиновников и «ресурсное проклятие»: теория и эмпирический анализ // Вопросы экономики. – 2007. – № 4. – С. 4-24.
  4. Гэффни М. Налогооблагаемый излишек, создаваемый землей: измерение, приумножение, сохранение и сбор // Природные ресурсы – национальное богатство России. – М.: Издание Госдумы, 1999. – С. 47-60.
  5. Львов Д.С. Экономический манифест. Будущее российской экономики. – М.: Экономика, 2000. – 54 с.
  6. Маршалл А. Принципы экономической науки. Т. 1. – М., 1993. – 415 с.
  7. Нусратуллин В.К., Садриева Р.Р. Причинность современной аграрной политики в России // Достижения аграрной науки – производству: Материалы 110 научно-практической конференции: Аграрная экономика. – Уфа: БГАУ, 2004. – С. 21-25.
  8. Полтерович В., Попов В., Тонис А. Механизмы «ресурсного проклятия» и экономическая политика // Вопросы экономики. – 2007. – №6. – С. 4-27.
  9. Яковец Ю. Рента, антирента, квазирента в глобально-цивилизационном измерении. – М.: Академкнига, 2003. – 240 с.
  10. Acemoglu D., Robinson J., Verdier T. Kleptocracy and Divide – and – Rule: A Model of Personal Rule: The Alfred Marshall Lecture // Journal of the European Economics Association Papers and Proceedings. – 2004. – Vol. 2, April-May. – Р. 162-192.
  11. Gelb A. Oil Windfalls: Blessing or Curse? – New York: A World bank Research Publication. – 1988. – P. 576-593.
  12. Mehlum H., Moene K.O., Torvik R. Institutions and the Resource Curse // Economic Journal. – 2005. – No 508. – P. 1-20.