Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
20.02.2015

О полномочиях прокурора на стадии возбуждения уголовного дела

Чурилов Сергей Никифорович
доктор юридических наук, профессор, преподаватель кафедры уголовно-правовых дисциплин, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: В статье с критических позиций рассматривается один из поводов для возбуждения уголовного дела – постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании. Отстаивается мнение о том, что прокурор вправе отправить материалы в орган следствия и орган дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела не только при наличии фактических данных, указывающих на лицо, заподозренное в совершении преступного деяния, но и в тех случаях, когда материалы указывают лишь на признаки правонарушения, предусмотренного уголовным законом.
Ключевые слова: повод для возбуждения уголовного дела, основания для возбуждения уголовного дела, уголовные преследование, постановление прокурора
Электронная версия
Скачать (457.6 Kb)

Одной из функций прокурора в уголовном судопроизводстве является осуществление от имени государства уголовного преследования. До принятия Федерального закона от 5 июня 2007 г. №87-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» прокурор осуществлял уголовное преследование на всех стадиях уголовного судопроизводства, в том числе на стадии возбуждения уголовного дела. С принятием данного закона за ним сохранилось право поставить перед органами следствия и дознания вопрос о необходимости уголовного преследования. То есть, степень влияния прокурора на процессуальные действия и решения, принимаемые данными органами на стадии возбуждения уголовного дела, по сути, стала минимальна. Прокурор может лишь выносить мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных нарушений уголовного законодательства (п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ).

Признаки того или иного преступления могут быть выявлены прокурором при непосредственном их обнаружении в ходе проверок исполнения законов и общенадзорных проверок, в ходе служебных расследований и иных случаях [6, 7].

В соответствии с п. 4 ч.1 ст. 140 УПК РФ, указанное постановление прокурора является одним из поводов для возбуждения уголовного дела.

По смыслу данной уголовно-процессуальной нормы в указанном постановлении прокурора может быть поставлен вопрос об уголовном преследовании при наличии двух условий: в материалах, направляемых в органы предварительного расследования, содержится достаточно данных, указывающих как на признаки преступления, так и на лицо его совершившее. При отсутствии в материалах сведений, дающих основание подозревать лицо в совершении определенного деяния, прокурор не вправе выносить постановление о направлении материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Очевидно, что такое положение продиктовано тем, что возбуждение уголовного дела при наличии данных, указывающих только на признаки преступления, не означает одновременно начало уголовного преследования.

М.С. Строгович обоснованно писал, что уголовное преследование – обвинительная деятельность, заключающаяся, в частности, в собирании доказательств, уличающих обвиняемого и устанавливающих отягчающие его вину обстоятельства [8, с. 194]. Конституционный Суд РФ в этой связи определил: «Выполнение функции обвинения заключается в возбуждении уголовного преследования, формулировании обвинения и отстаивании его в суде» [5]. Отсюда следует: если нет достаточных данных, дающих основание для возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица, то возбуждается уголовное дело, но не уголовное преследование. Уголовное преследование возможно только с появлением в уголовном деле процессуальной фигуры подозреваемого (если лицо задержано по подозрению в совершении преступления, либо в отношении лица применена мера пресечения, либо лицо в ходе дознания письменно уведомляется о подозрении в совершении преступления (ч. 1 ст. 292.1 УПК РФ), а затем обвиняемого (если до вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого оно не находилось в процессуальном статусе подозреваемого).

Вопрос о соотношении понятий «возбуждение уголовного дела» и «возбуждение уголовного преследования» является дискуссионным. Правильный ответ на него имеет существенное теоретическое и практическое значение. В п. 55 ст. 5 УПК РФ понятие уголовного преследования определяется как «процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления». Казалось бы, должно быть ясно: уголовное преследование возможно только в отношении лица, проходящего по делу в качестве подозреваемого, обвиняемого. Именно такую позицию разделяют многие учёные (М.С. Строгович, А.М. Ларин и др.).

Другое мнение по этому вопросу сводится к тому, что уголовное преследование начинается с момента возбуждения уголовного дела, независимо от того, есть ли в уголовном деле подозреваемый, обвиняемый или когда его ещё нет. «Уголовное преследование, – утверждает А.П. Кругликов, – осуществляется и в отношении не установленных преступников – по следам преступления – с целью их установления и изобличения в совершении преступления, последующего привлечения к уголовной ответственности» [4, с. 88]. То есть, данный автор полагает, что уголовное преследование начинается с момента обнаружения признаков преступления, когда ещё нет данных о лицах, причастных к произошедшему событию, требующему расследования.

Основываясь на данных рассуждениях, А.П. Кругликов заключает: «При наличии в полученном сообщении признаков преступления должно возбуждаться не уголовное дело, а уголовное преследование – без проведения какой-либо предварительной проверки. Стадия возбуждения уголовного дела в сегодняшнем её понимании не нужна» [4, c. 89].

Данный вывод А.П. Кругликов аргументирует, в частности, тем, что в соответствии с п. 9 ст. 5 УПК РФ досудебное производство начинается с момента получения сообщения о преступлении. При этом автор упускает из виду, что первой стадией действующего уголовного судопроизводства является именно стадия возбуждения уголовного дела, в ходе которой устанавливается наличие либо отсутствие оснований, исключающих производство по уголовному делу.

Стадию возбуждения уголовного дела как институт уголовного процесса считают нецелесообразным и другие современные учёные-процессуалисты. Так, Б.Я. Гаврилов убежден в том, что предусмотренная законом стадия возбуждения уголовного дела ограничивает конституционное право граждан на доступ к правосудию, является одной из основных причин снижения эффективности деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью [2, c. 16].

Представляется, что по этому дискуссионному вопросу правильную позицию занимает В.И. Качалов, который пишет: «Основной спецификой стадии возбуждения уголовного дела является решение вопроса, связанного с возбуждением уголовного дела и (или) уголовного преследования» [3, c. 430]. Именно на этой стадии досудебного производства осуществляется реагирование на факт совершения преступления с целью его дальнейшего раскрытия, а также недопущение возбуждения уголовных дел по фактам, не содержащим признаков преступления. Наличие данной стадии позволяет исключить необоснованное уголовное преследование в отношении лиц, не причастных к совершению преступления. При этом возбуждение уголовного дела является началом производства по уголовному делу в форме дознания или предварительного следствия. А началом досудебного производства является получение сообщения о преступлении (п. 9 ст. 5 УПК РФ).

Вышеизложенное убеждает нас в том, что в п. 4 ч. 1 ст. 140 УПК РФ поводом для возбуждения уголовного дела следует считать постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса о возбуждении уголовного дела и при отсутствии в них сведений, дающих основание для уголовного преследования. Ибо уже в начале XIX века многие учёные, выделяя в уголовном процессе стадию возбуждения уголовного дела, обоснованно утверждали о различии понятий «возбуждение уголовного дела» и «уголовное преследование». Так, С.И. Викторский по этому поводу писал: «Возбуждение уголовного преследования – это такой акт в процессе, которым доводится до сведения судебной власти о совершении преступного факта, указывается вероятный виновник сего деяния (курсив наш. – С.Ч.) и предъявляется требование расследовать дело. Таким образом, возбуждение уголовного преследования … не сливается с началом предварительного следствия, так как последней по некоторым делам не бывает … возбуждение уголовного дела не равносильно и простому заявлению о совершении преступления, ибо такое заявление ещё не обязывает непременно начать расследование дела» [1, c. 235].

Во всех случаях в постановлении прокурора о направлении материалов в органы предварительного расследования для принятия решения о возбуждении уголовного дела должна быть дана уголовно-правовая оценка данных, содержащихся в этих материалах, с указанием пункта, части и статьи УК РФ.

При наличии материалов, указывающих на лицо, как на совершившее преступление, прокурор также должен ставить в постановлении вопрос перед органом следствия или органом дознания о возбуждении уголовного дела в отношении этого лица. Ибо уголовное преследование не возбуждается, оно начинается с вынесения постановления о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица.

Полномочия прокурора на стадии возбуждения уголовного дела не ограничиваются только направлением им в орган расследования упомянутого постановления. Прокурор по получении от органов расследования копии постановления о возбуждении уголовного дела в срок не более 24 часов с момента получения материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, вправе отменить это постановление, если признает его незаконным или необоснованным, о чём выносит мотивированное постановление, копию которого незамедлительно направляет должностному лицу, возбудившему уголовное дело (ч. 4 ст. 146 УПК РФ). В случаях признания постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, прокурор, признав его незаконным или необоснованным, отменяет его и направляет соответствующее постановление с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительной проверке, руководителю следственного органа (ч. 6 ст. 148 УПК РФ).

Возникает вопрос, каким образом вопрос об отказе в возбуждении уголовного дела решается органами расследования в тех случаях, когда прокурор в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ направляет в их адрес постановление о возбуждении уголовного преследования. Законодатель по этому вопросу чётко определил, что отказ в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (отсутствие в деянии состава преступления), допускается лишь в отношении конкретного лица (ч. 1 ст. 148 УПК РФ).

С учётом вышеизложенного, представляется целесообразным в ч.1 ст. 140 УПК РФ одним из поводов для возбуждения уголовного дела считать постановление прокурора о направлении материалов в орган предварительного расследования не только при наличии в них данных, указывающих на субъект, субъективную сторону состава преступления, но и при наличии в них данных, свидетельствующих только о наличии признаков деяния, относящихся к объективной стороне преступления (общественная опасность деяния, противоправность, общественно-опасные последствия и др.).

Список литературы:

  1. Викторский С.И. Русский уголовный процесс. М.: Изд. А.А. Карцева, 1912.
  2. Гаврилов Б.Я. Уголовно-процессуальное законодательство в современных условиях: проблемы теории и практики // Сборник статей. М.: Волтерс Клувер, 2010.
  3. Качалов В.И. Понятие и значение стадии возбуждения уголовного дела // Уголовно-процессуальное право: учебник для бакалавриата и магистратуры. М.: Юрайт, 2014.
  4. Кругликов А.П. О некоторых проблемах совершенствования уголовно-процессуального законодательства // Перспективы развития уголовно-процессуального права и криминалистики. Материалы 2-й международной научно-практической конференции (Москва 11 – 12 апреля 2012). М., 2012.
  5. Определение Конституционного Суда РФ от 06.03.2003 №104- О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Бокситогорского городского суда Ленинградской области о проверке конституцион­ности части первой статьи 86 УПК РФ // СПС «Консультант Плюс».
  6. Приказ Генерального прокурора РФ от 7 декабря 2007 г. № 195 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина» // Законность. 2008. № 3.
  7. Приказ Генерального прокурора РФ от 15 февраля 2011 г. № 3 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности» // Законность. 2011. № 5.
  8. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М.: Наука, 1968.