Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
21.02.2015

Криминологическая наука и её будущее в России

Бурмистров Игорь Алексеевич
кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: В статье рассмотрены современные проблемы развития криминологической науки в Российской Федерации в свете уменьшения часов на преподавание криминологии у студентов-бакалавров.
Ключевые слова: криминология; высшее юридическое образование; преступность; борьба с преступностью
Электронная версия
Скачать (468.3 Kb)

«Между преступностью и обществом существует непримиримое противостояние».
Академик В.Н. Кудрявцев [3, с. 33]

Наверное, правы были и Ф. Лист, и Э. Дюркгейм, которые утверждали, даже не о самой пагубности преступности, о вреде, которая она приносит обществу, а о том, что преступность – нормальное, даже в определенном смысле полезное явление, от которого никогда и никому не удавалось и не удастся избавиться, точно также, как победить обществу смерти и болезни, потому что она вечна, как вечно человечество.

Преступность всегда ассоциируется со злом, с черным цветом, страхом перед фатальной неизбежностью – не выбраться из болота и остаться в нем.

Криминология как наука зародилась на базе признания личности преступника основным фактором преступности [5, с. 39].

Сегодня, как представляется, определенное лобби из круга «власть имущих», олицетворяющее зло, черный цвет и связанное со сферой образования в стране, предпринимает действия по снижению уровня российского образования вообще и по обсуждаемому вопросу, в частности. Эти люди делают все возможное, уж, если не исключить криминологию из вузовского образования, то хотя бы минимизировать её значение в подготовке будущих юристов, низведя до факультативных необязательных дисциплин, доведя количество лекционных часов в учебных планах до безобразия. Если при подготовке специалистов в области юриспруденции лекционный курс насчитывал 32 часа и более, а в завершении его изучения сдавался экзамен, то при подготовке бакалавров – лекции составляют всего 8 часов и по окончании изучения предмета сдается зачет.

Сказанное говорит о том, что есть заинтересованность в подготовке, в лучшем случае, посредственных исполнителей для правоохранительных органов, не обладающих криминологическими знаниями, которые дают возможность изучать преступность в ее динамике, правильно и грамотно выдвигать прогнозы развитие этого явления, эффективно планировать и вести целенаправленную борьбу с преступностью. Мало владеть знаниями наук уголовно-правового цикла, необходимо представлять систему противодействия преступлениям, правильно формулировать цели и задачи криминологических исследований, с тем, чтобы больше уделять внимание разработке идеологий, всей парадигмы борьбы с преступностью в современных условиях.

Криминализация социальных процессов, динамика которых идет по нарастающей из года в год, делает криминологию одной из определяющих наук в юридическом образовании. Но приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 4 мая 2010 г. № 464 был утвержден Федеральный государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования по направлению подготовки бакалавров. В его базовую профессиональную часть не включена дисциплина криминология, которую убрали из системы обязательного высшего профессионального юридического образования.

Криминологические знания, по мнению чиновников от Министерства образования и науки не являются необходимыми для будущих государственных служащих, адвокатов, судей… И все это в условиях предкриминального коллапса, предвестниками которого стали события на Кубани и в Казани. Исключение криминологии из обязательной части государственного образовательного стандарта несет в себе серьезный ущерб всему юридическому образованию.

Если обратиться к зарубежному опыту, то криминологию читают будущим психологам, педагогам, медикам, социологам и юристам тоже во Франции, Нидерландах, Англии, Швеции, Германии и других странах. Отличие лишь составляет формулировка названия учебной дисциплины, но суть ее от этого не меняется.

Сможет ли сотрудник правоохранительных органов надлежащим образом участвовать в борьбе с преступными посягательствами, не имея даже элементарных представлений об этом явлении? Сможет ли предприниматель заниматься бизнесом, не оперируя средствами обеспечения криминологической безопасности и не учитывая, что его бизнес может быть захвачен? Как эффективно организовать борьбу с преступностью, не имея специалистов, владеющих знаниями и технологиями изучения преступности? Эти вопросы пока остаются без ответов.

В уже упомянутом приказе Министерства образования и науки сформулированы общие и профессиональные компетенции, которыми должен обладать будущий юрист и постижение которых возможно только при обязательном и полнокровном изучении криминологии:

  • нетерпимость к коррупционному поведению, уважительное отношение к праву и закону;
  • способность осуществлять предупреждение правонарушений, выявлять и устранять причины и условия, способствующие их совершению;
  • способность выявлять, давать оценку коррупционному поведению и содействовать его пресечению;
  • готовность… в том числе… к созданию условий для проявления содействия в противостоянии антиобщественному поведению, пресечению преступлений и т.п.

Соответствующие знание, умения и навыки дает только специальные изучение криминологии.

Криминология – это наука о закономерностях и тенденциях преступности, ее причинах, личности преступника и преступной деятельности, социальных последствиях преступности, жертве преступления, основах организации и осуществления политики борьбы с преступностью. Она входит в цикл уголовно-правовых наук и связана с ними, особенно с уголовным правом. Криминология как наука вышла из недр уголовного права и, пройдя сложный, но достойный путь развития, заняла свое определенное место в нише гуманитарного образования, в частности, при подготовке будущих юристов.

Как показывает практика, мы плохо усваиваем и принимаем идеи нашего прошлого. И тогда, когда открывали социологию права, криминологию, но при этом, почему-то, всегда закрывали очевидное, что было (и есть) связано с криминальными реалиями разными грифами секретности. «Бич человека, – полагал Галилей, – это воображаемое знание», а книжная ученость, это реалии жизни. А.А. Герцензон писал о неразрывности единой науки криминологии и социологии уголовного права, ибо последнее уйдет в догматику, а криминология оторвется от права [1, с. 32].

Необходимо заметить, что догмы уголовного права доминируют повсюду, в силу того, что уголовное право в процессе подготовки будущих юристов и в правоприменительной деятельности является важным предметом. Важным в плане его толкования и применения для квалификации деяний. А для криминологической аналитической и прогностической работы догма уголовного права мало пригодна.

Но, как ни парадоксально, на такой догме формировался ныне действующий Уголовный кодекс РФ. В основе кодекса не было никаких социально-правовых и криминологических исследований. Кодекс писался методом «клановых установок» в условиях «кто победит». Прошло 18 лет после его принятия, а в него уже внесено более 1000 изменений, далеко не всегда научно обоснованных, и не надо сомневаться, что будут еще десятки.

У наших западных партнеров, что касается рассматриваемой темы, дела обстоят несколько иначе. Например, Уголовный кодекс США обсуждали десятки лет, но он так и не был принят из-за непреодолимых разногласий между центром и отдельными штатами. Уголовный кодекс Германии был принят в 1871 г. при Бисмарке. При смене форм правления он постоянно дополнялся, но основные институты были из Уголовного уложения 1871 г. [6, с. 3]. И Кодекс Бисмарка сохранил свои важные идеи и положения.

Чтобы осознать всю сложность излагаемой проблематики, немного скажем о пагубности процессов для развития науки вообще:

  • игнорирование принципиальных различий между научно-исследовательской и педагогической деятельностью;
  • сокращение числа научных коллективов, творческих и профессионально подготовленных людей;
  • развал существующих научных школ и уродливое формирование новых, в том числе посредством «продвижения» диссертаций нужных людей, их «гарантированной защиты», поспешного использования соответствующими учеными-неофитами научного руководства преимущественно в качестве средства скорого продвижения к новым ученым степеням и званиям; покровительство «нужных людей»; создание обстановки «круговой поруки»;
  • отсутствие условий для кропотливой научно-исследовательской работы, отвлечение научных сотрудников на работы, которые должны выполнять сотрудники аппаратов ведомств, а также аппаратов научных учреждений;
  • авторитет «административного восторга»; игнорирование «академической свободы» ученых-исследователей, авторских прав, оценки научного сообщества, подмена содержательной профессиональной оценки результатов научной работы административной оценкой и т.п. [2, с. 24 – 25].

Так нужна ли нам объективная аналитическая, прогностическая информация и критическая оценка о преступности и криминальных процессах, протекающих в стране. По всей видимости, далеко не всем. У нас не хватает аналитически мыслящих, юридически подготовленных (о правовой грамотности населения и говорить не приходится), математически и статически образованных специалистов. Приходится встречать новоиспеченных докторов юридических наук, которые с трудом могут определить состояние преступности, провести анализ того или иного криминально-существующего фактора или явления, а также назвать тему своей докторской диссертации, которую они защищали.

Социология, статистика и математика, а точнее законы и формулы, применяемые этими науками – это основа криминологических обследований. «Математическая истина остается на вечные времена, а метафизические признаки проходят, как бред больных» (Вольтер). «Только со смертью догмы начинается наука» (Галилей). «Мудрый законодатель начинает не с издания законов, а с изучения их пригодности для данного общества» (Руссо). «Наука только тогда достигает совершенства, когда ей удается пользоваться математикой» (Маркс) [4].

Эти высказывания приведены с единой целью – показать, что криминологическая наука и её достижения в деятельности по борьбе с преступностью – это не бредовые идеи современности, а ее реалии.

Список литературы:

  1. Герцензон А.А. Введение в советскую криминологию. М., 1965.
  2. Долгова А.И. Научное обеспечение борьбы с преступностью и повышение криминологической культуры общества / Оптимизация научного обеспечения и криминологической культуры борьбы с преступностью. М., 2011.
  3. Кудрявцев В.Н. Стратегия борьбы с преступностью. М., 2003.
  4. Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировой криминологи­ческий анализ. М., 1997.
  5. Стручков Н.А. Криминология и проблемы личности преступника / Теоретические проблемы учения о личности преступника. М., 1979.
  6. Уголовный кодекс ФРГ. Пер. с нем. М., 1996.