Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
18.03.2015

Понятие презумпции невиновности и её формирование в российском уголовно-процессуальном праве

Вениаминов Андрей Германович
Кандидат юридических наук, доцент кафедры адвокатуры и организации правоохранительной деятельности, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Российская Федерация
Сюркевич Ирина Александровна
студентка 4 курса факультета юриспруденции и ювенальной юстиции, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: Статья раскрывает понятие и правовую сущность такого фундаментального принципа уголовного судопроизводства, как презумпция невиновности. Подчеркивая значимость названной презумпции, авторы указывают на её нормативное закрепление во многих базовых международно-правовых актов. В статье показана история зарождения и развития презумпции невиновности в России и за рубежом, приводятся основные научные концепции и взгляды наиболее видных учёных по исследуемой проблематике в различные временные периоды. В завершении содержится авторское мнение о современном понимании презумпции невиновности в российском уголовно-процессуальном праве.
Ключевые слова: презумпция невиновности, международно-правовой акт, научная концепция, уголовно-процессуальное право, зарождение, история, развитие
Электронная версия
Скачать (498.6 Kb)

Практика раскрытия, расследования и предупреждения преступлений нуждалась и продолжает нуждаться не только в серьезной научной основе [17, с. 3], но и в прочном законодательном обеспечении, гарантирующем привлечение лиц, виновных в совершении преступлений, к уголовной ответственности, и исключающем порочную практику привлечения к ответственности невиновных лиц. Решению этой задачи служит принцип презумпции невиновности. Презумпция невиновности – общепризнанный правовой принцип, который в современном мире закреплен на уровне международного права и национального конституционного и отраслевого регулирования.

Принцип презумпции невиновности как право каждого считаться невиновным до приговора суда отражен в важнейших международно-правовых актах: в ст. 11 Всеобщей декларации прав человека 1948 г., в п. 2 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., в ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., в Американской (межамериканской) конвенции по правам человека 1969 г., в Римском статуте Международного уголовного суда 1998 г. и других.

В указанных международно-правовых источниках данная презумпция определяется в числе специальных гарантий справедливого судебного рассмотрения уголовных дел, т.е. как принцип правосудия: «Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты» (ст. 11 Всеобщей декларации прав человека 1948 г.).

В первом разделе Конвенции о защите прав и основных свобод человека (ст.ст. п 2 – 13) раскрывается содержание подлежащих между­народной защите гражданских прав и свобод, к числу которых относится и презумпция невиновности. Вытекающая из п. 2 ст. 6 Конвенции о праве на справедливое судебное разбирательство обязанность государств, всех судов соблюдать этот принцип провозглашается и анализируется во взаимосвязи с принципами состязательности, равенства сторон (в судебных актах Европы, включая Европейский суд, встречается принцип равенства процессуальных возможностей участников (сторон) процесса). При этом особо подчерки­вается, что обвиняемому (как и любому иному лицу) должна предоставляться реальная, эффективная и адекватная возможность (так называемое правило равного оружия) использовать все не запрещенные законом средства и методы процессуальной защиты (п. 3 ст. 6 Конвенции).

Согласно ст. 66 Римского статута Международного уголовного Суда, «1. Каждый считается невиновным, пока его вина не будет доказана в Суде в соответствии с применимым законом. 2. Бремя доказывания вины обвиняемого лежит на прокуроре. 3. Для осуждения обвиняемого Суд должен убедиться в том, что обвиняемый виновен и это не подлежит сомнению на разумных основаниях».

Закрепление презумпции невиновности в качестве общепризнанного принципа международного права и основ правосудия является подтверж­дением её первостепенного значения в системе уголовного судопроиз­водства. Сказанное подтверждает необходимость детального исследования правовой природы презумпции невиновности, её зарождения, истории развития в зарубежном и национальном законодательстве.

Как известно, в юриспруденции презумпция как таковая является разновидностью технико-правовых категорий и представляет собой предположение о наличии или отсутствии определенных фактов, основанное на связи между предполагаемыми фактами и фактами наличными и подтвержденное предшествующим опытом [7, с. 277]. Презумпции обычно действуют до тех пор, пока не доказано обратное.

Формулировка презумпции невиновности берет свое начало из известной римскому праву презумпции добропорядочности (praesumptio boni viri), которая первоначально применялась при разбирательстве имущест­венных споров. В дальнейшем правило добропорядочности трансформи­ровалось в презумпцию невиновности в уголовно-процессуальном значении, однако не утратило своей актуальности применительно к другим отраслям права (административному, налоговому, банковскому, международному, морскому и др.) [5].

Презумпция невиновности появилась как одно из средств решения вековых задач правосудия: противодействие злу и защита граждан (contra maleficia, ad defendum civium) [13, с. 19 – 20].

В сфере уголовной юстиции презумпция невиновности неразрывно связана с правилом «in dubio pro reo» (в случае сомнения – в пользу обвиняемого), сформулированным школой глоссаторов. Последние, в свою очередь, выводили его из защитительной тенденции, выраженной в Дигестах, в положении «in penalibus causis benignis interpretandum est» (в уголовных делах следует толковать (очевидно, законы) снисходительнее) [1, с. 18 – 21].

В Европе идея презумпции невиновности на доктринальном уровне была впервые сформулирована Ч. Беккариа в книге «О преступлениях и наказаниях», изданной на итальянском языке в 1764 г., а затем переведенной на французский язык с комментариями Вольтера. Так, согласно утверждению Ч. Беккариа, «никто не может быть назван преступником, пока не вынесен обвинительный приговор, и общество не может лишить обвиняемого своего покровительства до того, как будет решено, что он нарушил условия, при соблюдении которых ему и обеспечивалось это покровительство» [2, с. 108].

Считается, что презумпция невиновности как законодательный принцип в современном понимании была провозглашена в 1789 г. во французской Декларации прав человека и гражданина, ст. 9 которой гласит: «Всякий человек считается невиновным до тех пор, пока он не будет объявлен виновным; если будет признано необходимым подвергнуть его задержанию, всякая стеснительная мера, не являющаяся необходимой для удержания его под охраной, должна сурово пресекаться законом».

В англосаксонском праве презумпция невиновности традиционно считалась одним из основных начал общего права и выражалась в следующей формуле: если учинение преступления является непосредственно подлежащим решению в каком-либо процессе – уголовном или гражданском, оно должно быть доказано так, чтобы исключалось разумное сомнение (proved beyond reasonable doubts) [8, с. 108].

В истории российского уголовного судопроизводства отдельные положения презумпции невиновности применялись еще в XVI веке. В частности, в Соборном уложении 1649 г. указывалось, что если кто-то приведет убийцу или разбойника, а те станут обвинять приведших их в совершении таких же преступлений, то этим обвинениям не верить [12, с. 266].

Некоторые положения воинского Устава Петра I 1716 г. также можно расценить как применение презумпции невиновности, например, ст. 4 гл. 42, в которой предусматривается наказание для неправедно обвинившего кого-либо в совершении преступления фискала: «Буде же, какой ради страсти, или злобы затеял, и что перед судом подлинно о том обличен будет, то оному яко преступнику тож учинить, чего был достоин тот, на кого он доносил, ежели бы он виноват был» [4, с. 187].

Впервые в истории России законодательно ввести принцип презумпции невиновности попыталась императрица Екатерина II в 1767 г. в своем Наказе комиссии о составлении проекта нового уложения. Она выступала против пыток как средства добывания доказательств виновности и считала, что лучше оправдать 10 виноватых, чем обвинить одного невиновного. Попытки закрепить законодательно принцип презумпции невиновности предпри­нимались и после Екатерины II. Так, в Уложении о наказаниях 1845 г. в главе 3 «Об определении наказаний по преступлениям» было установлено, что наказание за преступление может быть определено судом только тогда, когда совершение преступления «несомненно доказано», а обвинение в совер­шении преступления «должно быть вменено подсудимому или подсудимым в вину» [15, с. 245].

В XIX веке была предпринята очередная попытка закрепить в Уставе Уголовного судопроизводства 1864 г. норму о презумпции невиновности. В Общих положениях Устава Уголовного судопроизводства было закреплено, что никто не может быть наказан за преступление, не будучи осужденным к наказанию приговором, вступившим в законную силу.

Следует отметить, что с XIX в. начались активные исследования презумпции невиновности в отечественной юридической литературе. Уголовный процесс того времени исходил «из предположения невиновности (praesumptio boni viri), в силу которого на обвинении лежит обязанность доказать все элементы как объективной, так и субъективной виновности, рассеяв всякое разумное сомнение в пользу невиновности»; подсудимый должен признаваться невиновным, пока не будет доказано противное обвинителем, пока его вина не доказана в судебном порядке согласно ст. 91 Уложения о наказаниях.

По этому поводу М.В. Духовской писал: «Доколе вина его не доказана, прежде всего он полноправный гражданин страны» [3, с. 162]. По мнению С.В. Познышева, в уголовном процессе «подсудимый предполагается невиновным, доколе противное не доказано обвинителем. Обвинительный приговор суда предполагает доказанность обвинения. Сомнение – в пользу подсудимого (jn dubio – pro reo)». В.К. Случевский давал следующее понятие презумпции невиновности: это «необходимость толкования каждого сомнения в пользу подсудимого, а также признание, что на подсудимого, как на лицо, предполагаемое до постановки обвинительного приговора невиновным, не может быть возложена (как в следственном процессе) обязанность представления доказательств своей невиновности, содействовать обнаружению материальной истины» [16, с. 85 – 86].

Октябрьская революция 1917 г. повлекла переоценку положения о презумпции невиновности в уголовном процессе. В советском уголовном процессе данный принцип долгое время не признавался и считался неотъемлемым элементом буржуазного права. Так, В.С. Тадевосян утверждал, что «презумпция невиновности не нужна советскому уголовному процессу. Законодательное предположение, которое на 80 – 90% оказывается неверным; виновность лица, которое на основании собранных по делу доказательств привлекалось к уголовной ответственности, как правило, в дальнейшем подтверждалась» [11, с. 32 – 33].

К.А. Мокичев заметил: «В советском законодательстве и в практике борьбы с преступностью не было и нет никаких презумпций, т.е. предположений о виновности или невиновности. Нелепость данной формулы совершенно очевидна. Ведь, согласно ей, получается, что прокурор, следователь, лицо, производящий дознание, да и суд, пока судебный приговор не вступит в законную силу, имеют дело с лицом невиновным. А без вины конкретного лица по конкретному факту не может быть ни дознания, ни следствия, ни судебного разбирательства. Невиновных на скамье подсудимых быть не должно – так требует закон» [6, с. 33].

Отсутствие презумпции невиновности в уголовно-процессуальном законе и в отечественной Конституции советского периода во многом обусловливало ущербное правовое положение обвиняемого в уголовном судопроизводстве и не позволяло в полной мере реализовывать даже предоставленные уголовно-процессуальным законом права на защиту.

Указанные обстоятельства во многом были обусловлены репрессивным характером уголовного процесса того времени, который по сути являлся розыскным (обвинительным), когда функции следствия, обвинения и суда принадлежали одному и тому же органу (так называемые суды «двоек» и «троек»), идеи свободной оценки доказательств отвергались, а обвини­тельные приговоры зачастую выносились на основании доносов и полученных под пыткой признательных показаний.

Но к середине XX века подход к пониманию презумпции невиновности в отечественной науке уголовно-процессуального права начинает меняться. Известнейший ученый М.С. Строгович, исследуя проблему презумпции невиновности в советском уголовно-процессуальном праве, отмечал: «Её значение настолько велико, что по сути дела речь идет не об отдельном, хотя бы и важном, процессуальном институте, а принципе всей процессуальной деятельности, непосредственно связанном с состязательностью процесса и правом обвиняемого на защиту» [10, с. 227]. В 1955 г. М.С. Строгович дал фактически современное определение данного правового принципа: «Формула презумпции невиновности такова: всякий обвиняемый считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в установленном законом порядке» [9, с. 183 – 184].

Различные аспекты презумпции невиновности рассматривали также Н.С. Алексеев, С.А. Альперт, Б.Т. Безлепкин, Н.В. Жогин, З.З. Зинатуллин, Л.Д. Кокорев, И.Л. Петрухин, Н.Н. Полянский, Ф.Н. Фаткуллин, М.А. Чельцов, М.Л. Якуб и многие другие специалисты.

Благодаря научным исследованиям выдающихся советских процес­суалистов, а также вследствие установления презумпции невиновности в качестве общепризнанного международного принципа в советском уголовно-процессуальном законодательстве принцип презумпции невиновности был закреплен в ст. 7 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г. «...Никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда».

Аналогичным образом презумпция невиновности была закреплена в ст. 13 УПК РСФСР 1960 г. Впоследствии этот принцип нашел свое отражение и в Конституции СССР 1977 г., согласно ст. 160 которой: «Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом».

В ст. 49 Конституции Российской Федерации 1993 года этот принцип приобрел более развернутую формулировку: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда» (ч. 1); «Обви­няемый не обязан доказывать свою невиновность» (ч. 2); «Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого» (ч. 3).

Вытекающие из принципа презумпции невиновности положения нашли свое отражение и в действующем УПК РФ, в котором впервые презумпция закреплена в качестве основополагающего принципа уголовного процесса. В частности, ст. 14 Кодекса, которая имеет название «Презумпция неви­новности», устанавливает, что обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в преду­смотренном Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Подчеркнем, что презумпция невиновности отвергает обвинительный уклон во всех формах его проявления и служит важным гарантом права обвиняемого на защиту. Обвиняемый наделяется правом защищаться от предъявленного обвинения именно потому, что до вступления приговора в законную силу он считается невиновным. Презумпция невиновности освобождает обвиняемого от обязанности доказывать свою невиновность, препятствует переоценке сознания обвиняемого и действует независимо от того, признает ли он себя виновным, или нет.

По мнению П.А. Лупинской, презумпция невиновности служит не только гарантией для обвиняемого от необоснованного обвинения и осуждения. Ее требования о несомненной доказанности обвинения и истолковании неустранимых сомнений в пользу обвиняемого нацеливают органы государства на объективное, беспристрастное установление обстоятельств дела, без чего невозможно обоснованное и справедливое решение дела судом. Малейший отход в сторону от презумпции невиновности ведет к нарушению законности в правосудии и ущемлению прав и законных интересов граждан [14, с. 85].

Следует заметить, что презумпция невиновности выражает собой не личное мнение того или иного лица, ведущего производство по делу, а объективное правовое положение. Следователь, который формулирует обвинение, предъявляет его обвиняемому, составляет обвинительное заключение, и прокурор, который утверждает это заключение и приходит в суд поддерживать обвинение, конечно же, считают обвиняемого виновным, убеждены в этом, иначе они не поступали бы таким образом. Обвиняемого невиновным считает закон, который возможность признания его виновным связывает с таким порядком судопроизводства, при котором происходит полное и всестороннее судебное исследование всех обстоятельств дела с обязатель­ным проведением судебного разбирательства – стадии, где сосре­доточены максимальные гарантии прав и законных интересов обвиняемого и проверки доказанности обвинения.

Следовательно, на современном этапе развития отечественного уголовно-процессуального права сложился комплексный правовой подход к пониманию презумпции невиновности, который включает в себя не только аксиому о невиновности каждого до момента вступления в законную силу обвинительного приговора, но и положения о возложении бремени доказывания на сторону обвинения, а также правило о необходимости толкования неустранимых сомнений в пользу обвиняемого.

Развитие данных положений, касающихся освобождения обвиняемого от доказывания своей невиновности, объясняется формированием в России в ходе судебной реформы 1990-х гг. XX века основ состязательности, когда стороны обвинения и защиты выступают в качестве равных участников процесса, а суд, являясь субъектом доказывания, не занимает ни одну из сторон и выступает в качестве независимого и беспристрастного арбитра, который разрешает дело на основании представленных сторонами дока­зательств, их свободной оценки по совокупности.

Резюмируя сказанное, можно утверждать, что доктринальное пони­мание и нормативное закрепление презумпции невиновности в российском уголовном процессе в полной мере отвечают гуманистическим началам правосудия, принципам уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина, общепризнанным нормам международного права.

Список литературы:

  1. Moser K. In dubio pro reo. Munhen, 1933.
  2. Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. М.: Инфра-М, 2009.
  3. Духовской М.В. Русский уголовный процесс. М., 1910.
  4. Законодательство Петра I / Отв. ред. А.А. Преображенский и Т.Е. Новицкая. М.: Юридическая литература, 1997.
  5. Лебедев В.М., Хабриева Т.Я. Правосудие в современном мире. Монография // СПС «Консультант-плюс».
  6. Мокичев К.А. Против ревизионистских извращений марксистско-ленинского учения о государстве и праве. Лекции. М., 1959.
  7. Морозова Л.А. Теория государства и права. Учебник. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Российское юридическое образование, 2010.
  8. Стифен Дж. Очерк доказательственного права. СПб., 1910.
  9. Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. М.: Издательство Академии наук СССР, 1955.
  10. Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. М.-Л.: Изд. Академии наук СССР, 1947
  11. Тадевосян В.С. К вопросу об установлении материальной истины в советском процессе // Советское государство и право. 1959. № 6.
  12. Тихомиров М.Н., Епифанов П.П. Соборное уложение 1649 года. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1961.
  13. Тушина Г.М. Человек перед судом в средневековом Провансе XIII – XIV веков: источники и современные исследования // Право в средневековом мире. Вып. 2 – 3: Сб. ст. СПб., 2001.
  14. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. М.: Юристъ, 2001.
  15. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года // Отечественное законодательство XI – XX веков: Пособие для семинаров / Под ред. О.И. Чистякова. Ч. 1. М.: ЮРИСТЪ, 1999.
  16. Хрестоматия по уголовному процессу России: учебное пособие / автор-сост. проф. Э.Ф. Куцова. М.: Городец, 1999.
  17. Чурилов С.Н. Криминалистическая методика расследования: проблемы, тенденции, перспективы. Монография. М.: Юстицинформ, 2011.