Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
17.04.2015

О некоторых вопросах проверки сообщения о преступлении

Чурилов Сергей Никифорович
доктор юридических наук, профессор, преподаватель кафедры уголовно-правовых дисциплин, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: В статье подвергается критике позиция тех отечественных ученых-процессуалистов, которые считают устаревшей и нецелесообразной в уголовном судопроизводстве стадию возбуждения уголовного дела. Отмечается, что наличие данной стадии уголовного процесса создает дополнительные гарантии защиты прав и свобод граждан в досудебном уголовно-процессуальном производстве. Установленный законом процессуальный порядок, связанный с проверкой поводов и установлением наличия или отсутствия основания для возбуждения уголовного дела, позволяет исключить необоснованное уголовное преследование лиц, непричастных к совершенному преступлению. Анализируются общественная опасность и противоправность как основные признаки преступления, являющиеся основанием для возбуждения уголовного дела, а также процессуальный статус данных, полученных в ходе проверки сообщения о преступлении.
Ключевые слова: стадия возбуждения уголовного дела, проверка сообщения о преступлении, признаки преступления, основание для возбуждения уголовного дела, процессуальный статус фактических данных, собранных на стадии возбуждения уголовного дела
Электронная версия
Скачать (466.9 Kb)

В некоторых зарубежных государствах (Австрия, Германия, США и др.) уголовное судопроизводство не содержит стадию возбуждения уголовного дела. Начало производства по уголовному делу не связано с вынесением постановления о возбуждении уголовного дела в отличие от российского уголовного процесса. Первое процессуальное действие означает начало производства расследования. Для этого достаточно, при наличии соответствующих поводов, простого подозрения в совершении преступления [2, с. 442].

Устаревшим и нецелесообразным данный институт уголовного процесса считают и некоторые российские ученые-процессуалисты. Так, Кругликов А.П. полагает, что «стадия возбуждения уголовного дела в сегодняшнем её понимании не нужна. Данный вывод, по мнению автора, в полной мере соответствует п. 9 ст. 5 УПК РФ, установившего, что досудебное уголовное судопроизводство начинается с момента получения сообщения о преступлении. Соответствует данный вывод и содержанию п. 4 ч. 1 ст. 140 УПК РФ, в соответствии с которым постановление прокурора направляется в орган предварительного расследования именно для решения вопроса об уголовном преследовании, а не о возбуждении уголовного дела [4, c. 89]. Аналогичного мнения по данному вопросу придерживается Б.Я. Гаврилов, который утверждает, что стадия возбуждения уголовного дела ограничивает конституционное право граждан на доступ к правосудию, является одной из причин снижения эффективности деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью [1, c. 16].

В данной статье не ставится задача подробно рассмотреть аргументацию упомянутых авторов, направленную на отрицание в российском уголовном судопроизводстве института стадии возбуждения уголовного дела. Отметим только, что наличие данной стадии создает дополнительные гарантии прав и свобод граждан в досудебном уголовно-процессуальном производстве. Уже на этой стадии определенный процессуальный порядок, связанный с проверкой поводов и установлением наличия или отсутствия основания для возбуждения уголовного дела, позволяет исключить необоснованное уголовное преследование лиц, непричастных к совершенному преступлению. Процессуальное решение о возбуждении уголовного дела может быть принято только при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, к которым в соответствии с ч. 1 ст. 14 УК РФ относятся общественная опасность, уголовная противоправность, уголовная наказуемость деяния, а также виновно совершенное деяние. Среди этих признаков основным признаком преступления является деяние. Все остальные признаки – это характеристики деяния, к которым дополнительно относятся и другие признаки (место, время, объект посягательства и способ совершения преступления), указывающие на то, при каких обстоятельствах было совершенно преступление.

Возникает вопрос, о всех ли указанных признаках преступления должны быть собраны достаточные данные или же только о некоторых из них для того, чтобы вынести постановление о возбуждении уголовного дела? На наш взгляд, ответ на этот вопрос имеет принципиальное теоретическое и практическое значение.

Общественная опасность, как было сказано, является основным признаком, характеризующим преступление. Общественно опасным может быть признано то преступное деяние, которое причинило вред либо создавало угрозу причинения вреда охраняемым уголовным законам интересам личности, общества и государства [5, c.105].

Следовательно, общественная опасность преступления характеризуется такими показателями как деяние (действие или бездействие), наступившие (или которые могли наступить) вредные последствия, причинная связь между деянием и наступившими последствиями, а также характер и степень общественной опасности деяния.

Качественная (содержательная) сторона общественной опасности преступления определяется содержанием, главным образом, объекта посягательства, тех социальных ценностей, против которых осуществляется деяние. Количественная характеристика общественной опасности преступления определяется, главным образом, размером вреда, причиняемого интересам, защищенным уголовным законом. Малозначительное, несущественное действие (бездействие) в соответствии с ч. 2 ст. 14 УК РФ не представляет общественной опасности.

Другим признаком преступления является противоправность деяния, т.е. совершение действия (бездействия), запрещенного уголовным законом. Общественно опасное деяние, не предусмотренное в уголовном законе, не может признаваться преступлением.

С уголовной противоправностью органически связаны такие признаки преступления как уголовная наказуемость деяния и виновность. За деяние, признаваемое преступлением, закон устанавливает наказание. Невиновно совершенное деяние не является преступлением. Признак виновности отражает связь деяния и наступивших последствий с конкретным лицом, причастным к совершенному преступлению, с его психологическим отношением к совершенному деянию и наступившим последствиям.

Все перечисленные признаки характеризуют преступление, определяют его сущность. Однако на стадии возбуждения уголовного дела собираются данные, указывающие на наличие либо отсутствие общественно опасного и противоправного деяния. Другие признаки преступления (наказуемость и виновность) вытекают из признака противоправности. Таким образом, нет необходимости установления на стадии возбуждения уголовного дела признаков субъективной стороны состава преступления и его субъекта. Однако принятие решения о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица предполагает наличие фактических данных, указывающих на субъект преступления.

Для определения понятия преступления, писал А.А. Тер-Акопов, достаточно формулировки: «Преступление – это общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом» [7, c. 20, 21].

Для установления признаки противоправности деяния не требуется собирания материалов путем производства каких-либо процессуальных действий. Достаточно знать уголовный закон, в котором предусмотрено данное деяние. Что же касается общественно опасного деяния как признака преступления, то для установления его наличия либо отсутствия требуется проведение проверочных процессуальных действий. В ч. 1 ст. 144 УПК РФ указано, что дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и принять по нему решение.

Общественно опасное деяние, как отмечено выше, характеризуется и признаками, относящимися к его объективной стороне. Прежде всего имеется ввиду то, на что направленно совершенное деяние (признак объекта), чему причинен или мог быть причинен вред, и объективная сторона деяния, т.е. обстоятельства, при которых оно совершено (время, место, способ совершения преступления, используемые средства, характер и размер вреда и др. обстоятельства.).

Именно для установления наличия или отсутствия указанных признаков преступления законодатель наделил органы предварительного расследования правом: при проверке сообщения о преступлении получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта, производить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлекать к участию в этих действиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий (ч. 1 ст. 144 УПК РФ).

Данные полномочия органов предварительного расследования, установленные принятым Федеральным законом от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ и вступившим в силу с 15.03.2013 г., имеют целью проверку любого сообщения о преступлении для установления наличия либо отсутствия достаточных данных, указывающих на упомянутые признаки преступления.

Таким образом, законодатель придает стадии возбуждения уголовного дела исключительно важное значение. Одной из специфических задач, решаемых на этой стадии досудебного производства, является недопущение возбуждения уголовных дел по фактам, не содержащим признаков преступления, и в равной степени реагирование в максимально короткий срок на факт совершения преступления с целью его дальнейшего раскрытия и установления лица, причастного к совершению преступления, а также обеспечение прав и законных интересов лиц, пострадавших от преступления.

Признавая целесообразность рассматриваемой стадии уголовного судопроизводства, важно ответить на вопрос, каков процессуальный статус фактических данных, полученных в ходе проверки сообщения о преступлении, являются они доказательствами или не являются таковыми до вынесения постановления о возбуждении уголовного дела.

По мнению В.И. Качалова, все собранные сведения, фиксируемые в протоколах осмотра, актах ревизии, объяснениях и т.п., до момента принятия процессуального решения в форме постановления о возбуждении уголовного дела не являются доказательствами, являются только данными, свидетельствующими о признаках преступления и позволяющими принять указанное процессуальное решение. Все собранные данные в виде иных документов могут иметь статус доказательств также только после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела и проверки следственными действиями [3, c. 447].

Отвечая на этот важный для науки и практики вопрос, следует исходить из определения понятия доказательств по уголовному делу и тех видов доказательств, которые указаны в ст. 74 УПК РФ. Так, в соответствии с ч. 2 данной статьи закона в качестве доказательств не допускаются указанные в ч. 1 ст. 144 УПК РФ объяснения, результаты документальных проверок и ревизий, производимых по требованию органов предварительного расследования, истребованные предметы и документы. Собранные такими способами данные действительно могут иметь статус доказательств только при их проверке путем производства соответствующих следственных действий по возбужденному уголовному делу. Что же касается получения образцов для сравнительного исследования и производства выемки документов и предметов, назначения судебной экспертизы и получения заключения эксперта, освидетельствования, исследования специалистами документов и предметов, трупов, то данные, полученные в результате их производства на стадии возбуждения уголовного дела, могут обладать свойствами доказательств, но только при условии, если они получены без нарушения требований УПК (ст. 75) и соответствуют требованиям, предъявляемым к доказательствам (ст. 89 УПК). Точно такие же требования предъявляются к сведениям, полученным при проведении оперативно-розыскных мероприятий, проведенных органом дознания по данному ему письменному поручению.

Видимо, по этому вопросу законодатель исходил именно из данных соображений, определив в ч. 12 ст. 144 УПК, что сведения, полученные в ходе проверки сообщения о преступлении, «могут быть использованы в качестве доказательств при условии соблюдений положений статей 75 и 89 настоящего Кодекса. Если после возбуждения уголовного дела стороной защиты или потерпевшим будет заявлено ходатайство о производстве дополнительной или повторной судебной экспертизы, то такое ходатайство подлежит удовлетворению». Аналогичные требования предъявляются к любым фактическим данным, собранным и после возбуждения уголовного дела.

Следовательно, если в ходе проверки сообщения о преступлении собраны сведения, которые в соответствии со ст. 74 УПК допускаются в качестве доказательств, то они, при условии соблюдения положений статей 75 и 89 УПК, являются доказательствами уже до вынесения постановления о возбуждении уголовного дела. Таковыми могут быть заключение эксперта, заключение специалиста, протоколы осмотра места происшествия, освидетельствования и др., соответствующие требованиям, установленным ст. 166 и 167 УПК.

При принятии решения о возбуждении уголовного дела учитываются как те сведения, которые являются доказательствами, как и те, которые таковыми могут стать только после возбуждения уголовного дела при проверке процессуальными действиями. В данном случае речь идет о сведениях, содержащихся в объяснениях, актах документальных проверок и ревизий, а также характеризующих истребованные документы и предметы.

В связи с изложенным выше возникает и другой вопрос, требующий разрешения. В литературе отмечается, что процесс доказывания для всех стадий един, так как он протекает на основании единых принципов, по общим правилам уголовного судопроизводства на основании единого уголовно-процессуального закона. Доказывание осуществляется на каждой стадии уголовного процесса путем совершения допустимых на данном этапе действий [6, c. 302]. Но относится ли это бесспорное положение к стадии возбуждения уголовного дела? Представляется, на этот вопрос следует дать утвердительный ответ по следующей причине.

На стадии возбуждения уголовного дела при проверке сообщения о преступлении органы предварительного расследования вправе проводить предусмотренные ч. 1 ст. 144 УПК процессуальные действия, которые используются в целях доказывания по возбужденному уголовному делу. Полученные при этом фактические данные, при условии соблюдения требований, предъявляемых к доказательствам, могут быть использованы в качестве таковых после возбуждения уголовного дела.

Остается только уяснить, какие обстоятельства подлежат доказыванию на первой стадии досудебного производства. Разумеется, подлежат доказыванию только те обстоятельства, которые характеризуют признаки преступления и о которых говорилось в начале настоящей статьи. Для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица необходимо наличие достаточных данных, дающих основание подозревать его в причастности к событию, сообщение о котором проверяется.

Список литературы:

  1. Гаврилов Б.Я. Уголовно-процессуальное законодательство в современных условиях: проблемы теории и практики: сборник статей. М: Волтерс Клувер, 2010.
  2. Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. 2-е изд., доп. и испр. М: Зерцало. М., 2002.
  3. Качалов В.И. Возбуждение уголовного дела //Уголовно-процес­суальное право: учебник для бакалавриата и магистратуры. М.: Изд-во Юрайт, 2014.
  4. Кругликов А.П. О некоторых проблемах совершенствования уголовно-процессуального законодательства // Перспективы развития уголовно-процессуального права и криминалистики. Материалы 2-й международной научно-практической конференции (Москва 11-12 апреля 2012 г.). М.: ИД «Юриспруденция», 2012.
  5. Комментарий к уголовному кодексу Российской федерации с постатейными материалами и судебной практикой / Под общ. ред. С.И. Никулина. М., 2000.
  6. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / науч. ред. В.Т. Томин, М. П. Поляков. М.: Изд-во Юрайт, 2010.
  7. Тер-Акопов А.А. Преступление и проблемы нефизической причинности в уголовном праве. М.: «ЮРКНИГА», 2003.