Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
30.04.2015

Коррупция и другие должностные преступления в годы Перестройки

Глазкова Лилия Владимировна
кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и процесса, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Россия
Аннотация: В статье рассматриваются вопросы борьбы с коррупцией в СССР в годы перестройки, анализируются особенности уголовной ответственности за коррупционные преступления тех лет на основе примеров правоприменительной практики и судебных решений.
Ключевые слова: коррупция, история, уголовный закон, реформы
Электронная версия
Скачать (442.6 Kb)

Тридцать лет назад, 11 марта 1985 г. пост Генерального секретаря ЦК КПСС достался молодому партийному деятелю – Михаилу Горбачеву. Осознавая необходимость демонтажа командно-административной системы и отказа от других догм социализма, новый Генеральный секретарь провозгласил курс на перестройку. Все консервативные противники реформ один за другим теряли свои посты. За два года, уже к началу 1987 г. было заменено 70% состава Политбюро, 60% секретарей обкомов КПСС, 40% состава ЦК КПСС [6, c. 314].

Политические реформы сопровождались экономическими, призванными усилить самостоятельность предприятий и развить рыночные отношения. Закон «О государственном предприятии», принятый в 1987 г., расширил самостоятельность заводов и фабрик, позволив им самостоятельно распоряжаться частью прибыли. В июне 1990 г. Закон «О предприятиях в СССР» разрешил кооперативное движение и предпринимательскую деятельность. В этом же 1990 г. начинается приватизация (разгосударствление) собственности. Бывшие руководители предприятий и крупное чиновничество, первыми осознавшие выгоды приватизации, сумели стать новыми собственниками фабрик, заводов, торговых комплексов и многочисленных предприятий сферы бытового обслуживания. Не упустили своего и дельцы теневого бизнеса.

Исследователи отмечали, что организованная преступность также трансформировалась: если раньше нам приходилось иметь дело, в основном, с бюрократическим, административным вариантом организованной преступности, то теперь наступило время ее рыночных форм. Например, «сфера арендного подряда, которая характеризуется исключительно высокой рентабельностью и свободой в использовании материальных и материально-технических ресурсов. Раньше преступному клану приходилось концентрировать усилия на создании на предприятиях неучтенных запасов товарно-материальных ценностей, коррумпировать бюрократизированную сферу распределения товарно-материальных потоков». Введение арендного подряда упростило схемы хищений, используемые теневыми дельцами, и нечистыми на руку должностными лицами [5, c. 138].

Период с 1991 по 2000 г. был впоследствии назван «золотым временем российской мафии», когда лидеры организованной преступности сращивались с государственным аппаратом [4].

Основы законодательства СССР и союзных республик (февраль 1990 г.) предоставил гражданам право приобретать землю в пожизненное наследуемое владение или в аренду. Контроль за землепользованием возлагался на местные Советы народных депутатов. Как показала практика, чиновничество сполна воспользовалось предоставленными контрольными функциями… в интересах собственного кармана. Исследуя причины этого явления, В.С. Нерсесянц указывал на следующее. После «развитого социализма» Россия попыталась вернуться на буржуазный путь развития. Однако избранный путь преобразований привел не к капитализму, а к весьма неразвитым, добуржуазным социальным, экономическим, политическим и правовым формам и отношениям. Возник особый тип собственности и права, сложившийся в результате создания такой собственности, которая еще не свободна от государственной власти. Государство в качестве собственника представлено исполнительной властью, которая и наделена полномочиями управления огосударствленной собственностью, то есть функциями власти и собственника одновременно [7, c. 478].

К типично добуржуазным (феодальным) явлениям относится и сложившееся в России право привилегий, когда государство как власть-собственник (точнее, действующие от его имени должностные лица различных уровней) определяет, кому, как, на каких условиях предоставить собственность. В этом причины все более распространявшегося с начала 90-х годов взяточничества, роста должностных злоупотреблений и сращивания профессиональной и организованной преступности [3, c. 143].

В тех условиях большое значение для правильного определения субъекта должностного преступления сыграло постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. № 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» [1].

В целом постановление исходило из ранее уже сформировавшегося понимания субъекта, включавшего два критерия: 1) содержание полномочий (организационно-распорядительные, административно-хозяйственные или функции представителя власти), 2) место службы лица (государственное или общественное учреждение, организация или предприятие).

В качестве субъектов должностных преступлений рассматривались, в частности, лица, выполняющие организационно-распорядительные и административно-хозяйственные обязанности в общественных объединениях, таких, как политические партии, профессиональные союзы, молодежные, женские, детские и ветеранские организации, а также в научных, технических, физкультурно-оздоровительных и других обществах.

Очевидно, что такая широкая трактовка субъекта должностного преступления приводила к возможности привлекать к уголовной ответственности любых работников, наделенных подобными полномочиями, за исключением религиозных организаций, не относившихся ни к государственным, ни к общественным структурам.

Судебная практика при определении субъекта должностного преступления также исходила из вышеприведенных критериев [8, c. 258].

Дальнейшее развитие предпринимательства в стране потребовало уточнения понятия должностного лица, поскольку стали очевидными отличия государственных и общественных управленцев от лиц, руководивших коммерческими структурами [2].

12 июня 1990 г. I съезд народных депутатов РСФСР принял декларацию о государственном суверенитете России и объявил о верховенстве республиканских законов над союзными.

Первый съезд народных депутатов РСФСР 16 июня 1990 г. отменил конституционную норму о руководящей роли КПСС. Затем было принято постановление «О механизме народовластия в РСФСР», республиканская прокуратура отделена от союзной, учреждена должность Генерального Прокурора РСФСР, учрежден Конституционный Суд.

Таким образом, в 1990-1991гг. в Советском Союзе при юридически действовавшей общесоюзной Конституции фактически стало создаваться новое право – право союзных республик. Развал Советского Союза стал неизбежен.

Как и после крушения Российской империи, реформаторам предстояло заново создавать новое государственное устройство и новое, теперь уже постсоциалистическое право. Чиновникам всех уровней нужно было либо перестраивать свои взгляды, привычки, способы ведения дел, либо переквалифицироваться, что в условиях экономического и социально-политического кризиса было проблематично. Часть партийных и советских работников оказалась на руководящих должностях в суверенных республиках, часть сумела устроиться на выгодные должности в различные коммерческие структуры. Но подавляющее большинство чиновников продолжало трудиться на прежних местах, внося в постперестроечное время старые бюрократические приемы, и постепенно осваивая новые возможности, которые им предоставлял объявленный реформаторами стремительный переход к капитализму.

Список литературы:

1. Бюллетень Верховного Суда СССР. 1990. № 3.

2. Волженкин Б.В. Служебные преступления: Комментарий законодательства и судебной практики. СПб., 2005.

3. Глазкова Л.В. Бандитизм и преступные сообщества: вопросы разграничения : Монография. М.: Юрлитинформ, 2013.

4. Гуров А.И. Причины появления и развития организованной преступности. М., 2002.

5. Долгова А.И., Дьяков С.В. Организованная преступность. М., 1989.

6. Моисеев В.В. История государственного управления России: учебное пособие. М.: КНОРУС, 2010. – 440 с.

7. Нерсесянц В.С. Философия права / Учебник для ВУЗов. - М.: Норма, 2006.

8. Постановления и определения по уголовным делам Верховного Суда РСФСР (1981-1988 гг.). Ответ. ред. Е.А. Смоленцев. М., 1989.