Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
07.05.2015

Взяточничество и другие должностные преступления в 50-80-х гг. ХХ века

Глазкова Лилия Владимировна
кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и процесса, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Россия
Аннотация: в статье рассматривается процесс развития правовой системы России в середине 20 века, дается краткая характеристика производившимся изменениям в государственном устройстве, реформам и причинам развития коррупции во всех сферах государственной власти.
Ключевые слова: реформы, коррупция, преступления, перестройка
Электронная версия
Скачать (450.6 Kb)

В сентябре 1953 г. первым секретарем ЦК КПСС избрали Н.С. Хрущева. Именно этому лидеру, сыну простого крестьянина, шахтеру и слесарю, получившему самое минимальное образование и «едва затронутому цивилизацией» [2, c. 7], предстояло начать разбор здания советской тоталитарной системы. Он упразднил сталинские репрессивные органы – Особое совещание и внесудебные «тройки», а затем прекратил печатание книг Сталина, снял с должностей всех его соратников и последователей.

В истории начался период, названный «хрущевской оттепелью», сопровождавшийся некоторой демократизацией государственного управления, оживлением деятельности Советов депутатов трудящихся, административными реформами.

В мае 1957 г. с целью повышения эффективности управления народным хозяйством отраслевой принцип управления промышленностью и сельским хозяйством был заменен территориальным, всю страну поделили на 105 экономических административных районов. В каждом из них создавался Совет народного хозяйства (совнархоз), руководивший предприятиями и стройками. Как вскоре выяснилось, эта реорганизация привела к местничеству и выявила некомпетентность в руководстве промышленностью и сельским хозяйством. Причиной неудачи считают то, что в основу реорганизации были положены не экономические, а видоизмененные административно-командные методы [4, c. 453].

Некоторые хозяйственно-правовые решения того времени вполне обоснованно позднее были названы волюнтаристскими.

Непродуманность и экономическая неподготовленность многих законов усиливалась «головотяпством» советского бюрократа, его постоянным желанием выслужиться, отрапортовать, блеснуть цифрами по выполнению указаний партии и правительства [7, c. 289].

Постепенно эта черта превратилась в повсеместную политику и практику приписок, когда в государственную отчетность зачислялся невыращенный хлеб, не сданный на заготовку скот и т.д. В политической жизни это выразилось в проведении мероприятий, носивших внешне демократическую форму (например, всенародные обсуждения законопроектов), но по сути являвшихся показными, декларативными [4, c. 452].

В области права следует отметить начавшуюся кодификацию, принятие новых Основ уголовного и уголовно-процессуального законодательства, заменивших действовавшие с 1924 г. Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик. В это время были отменены многие законы, принятые в 30-е годы, по которым предусматривался упрощенный порядок производства по некоторым категориям дел. В октябре 1960 г. был принят Уголовный кодекс РСФСР, заменивший Кодекс, действовавший с 1926 г., а также Уголовно-процессуальный кодекс.

Основы внесли существенные изменения в систему наказаний. Вместо предусмотренного ранее максимального срока лишения свободы 25 лет теперь установили 10 лет, и только за особо тяжкие преступления и для особо опасных рецидивистов – 15 лет.

Впервые в российском законодательстве в примечании к ст. 170 УК РСФСР получило нормативное закрепление содержание функций должностного лица, позволяющее отграничить указанных лиц от иных категорий служащих. Теперь должностное лицо рассматривалось как лицо, постоянно или временно осуществляющее функции представителей власти, а также занимающее постоянно или временно в государственных или общественных учреждениях, организациях или на предприятиях должности, связанные с выполнением организационно-хозяйственных обязанностей, или выполняющее такие обязанности в указанных учреждениях, организациях и на предприятиях по специальному полномочию.

Как отмечают исследователи, с этого момента «сущность должностного лица определялась двумя взаимосвязанными критериями: содержанием возложенных на лицо полномочий (организационно-распорядительные, административно-хозяйственные или выполнение функции представителя власти) и местом службы лица (государственное или общественное учреждение, организация или предприятие)») [1, c. 31].

В условиях относительной демократизации общественной жизни, исчезновения угрозы сталинских репрессий стал увеличиваться удельный вес преступлений в сфере экономики, совершаемых с использованием должностного положения. Определенный слой расхитителей, воспользовавшихся сложившейся в 60-70 годы неблагоприятной экономической ситуацией, получил возможность преступным путем извлекать крупную прибыль, используя государственное оборудование и ресурсы.

Однако на фоне крепнущей экономической, профессиональной и организованной преступности был сделан преждевременный волюнтаристский вывод о ликвидации в СССР этих явлений, что повлекло ослабление борьбы с ними.

К 1964 г. в партийном аппарате, недовольном многими реформами Хрущева, созрел заговор против него, в результате которого Хрущев после 11 лет правления покинул свои посты. Пленум ЦК КПСС утвердил Первым Секретарем Л. Брежнева. Председателем Совета Министров СССР стал А. Косыгин.

Личность Брежнева, достигшего власти не в силу собственных заслуг, а благодаря интригам партийно-бюрократического аппарата, наложила отпечаток на всю эпоху его правления. Как писал Ф. Бурлацкий, постепенно людей одаренных, смелых новаторов стали отодвигать и ограничивать, а все руководящие посты в партийном и государственном руководстве, и даже в культуре и в науке, заняли «середнячки», люди нетворческие, лишенные бойцовских качеств и принципиальности [2, c. 293].

Роль партийной номенклатуры значительно возросла, т.к. именно партия осуществляла политическое, а по сути – прямое руководство всеми отраслями народного хозяйства. Ни одно государственное решение не принималось без согласования с Секретариатом или Политбюро ЦК КПСС, ни одно ведомственное решение – без резолюции соответствующего отдела ЦК КПСС. Аппарат ЦК насчитывал более 4000 человек, работавших в двух десятках всевозможных отделов, которые, в свою очередь, подразделялись на сотню секторов. Общая численность бюрократического аппарата в стране достигала 18 миллионов человек [5, c. 450], [6, c. 377-378].

Подбор и расстановка кадров осуществлялись партийными боссами на принципах семейственности, клановости и личной преданности. Даже в ЦК КПСС были введены ближайшие родственники Брежнева – его сын и зять.

Начиная с середины 1970-х гг. управление страной осуществлялось фактически узкой группой партийных «олигархов» в составе: Л.И. Брежнева, Ю.В. Андропова, А.Н. Громыко, Д.Ф. Устинова, М.И. Суслова, К.У. Черненко [7, c. 296].

Не заинтересованные в каких-либо изменениях, партийные руководители пользовались привилегиями, льготами, и все больше отдалялись от народа. «В нашей стране в годы застоя реальная власть, особенно по распределению оптового и розничного дефицита, принадлежала бюрократии, которая к тому же не располагала большими официальными доходами. Именно поэтому продажная часть бюрократии стала придатком некоторых преступных сообществ. Преступники и продажная бюрократия нашли друг друга в организованной преступности» [3, c. 131].

Примером может служить «хлопковое дело», в ходе расследования которого выяснились факты повальной коррумпированности руководства Узбекской Республики, устроивших из государства гигантскую кормушку.

Выяснилось, что в 1978-1983 гг. в Узбекистане было приписано 4,5 млн. тонн хлопка-сырца. Ущерб составил 4 млрд. рублей. В 1983 г. 61% проверенных предприятий Минавтотранса РСФСР приписали 20% общего объема перевозок. В Москве в период с 1980 по 1987 год материальный ущерб от приписок вырос почти в три раза. Организованная преступность пользовалась царившей в стране «рапортоманией», и прикрывала с помощью приписок многомиллионные хищения [3, c. 218].

Руководящую и направляющую роль КПСС в обществе закрепила в ст. 6 Конституция СССР, принятая на внеочередной сессии Верховного Совета СССР 7 октября 1977 г. Основной Закон утверждал, что в СССР окончательно построено развитое социалистическое общество и создано общенародное государство. В действительности государство выражало интересы номенклатуры, а власть была узурпирована правящей партийной и советской элитой. Демократические принципы провозглашались, но на практике депутаты всех уровней избирались на безальтернативной основе и под партийной «опекой». Под контролем находились судебная система, пресса и телевидение. Отсутствовал демократический механизм передачи высшей власти, что грозило новыми заговорами и выдвижением лидеров, представлявших во власти не народ, а узкую прослойку номенклатурной бюрократии.

Это подтвердили последующие события, когда после смерти Брежнева, умершего 10 ноября 1982 г., на высших руководящих должностях оказались престарелые и больные деятели партии Ю.В. Андропов (умер в марте 1984 г.) и К.У. Черненко (умер через год после избрания Генеральным Секретарем ЦК КПСС). Приверженцы старой административно-командной идеологии, они не могли осуществить назревшие демократические реформы в экономике, управлении и правоохранительной системе. Эту роль история отвела следующему поколению руководителей.

Список литературы: 

  1. Бриллиантов А.В., Четвертакова Е.Ю. Должностное лицо в уголовном законодательстве России и зарубежных стран. Монография. М., 2014.
  2. Бурлацкий Ф. Вожди и советники. О Хрущеве, Андропове и не только о них. М.: Изд-во политической литературы, 1990.
  3. Долгова А.И. Дьяков С.В. Организованная преступность. М., 1989.
  4. История государства и права России : Учебник / под ред. Титова Ю.П. – М., 2003.
  5. История государственного управления в России: учебник / отв. редактор Игнатов В.Г. Ростов-на-Дону: Феникс, 2005.
  6. История государственного управления в России: учебник / под общ. Ред. Пихои Р.Г. М.: РАГС, 2006.
  7. Моисеев В.В. История государственного управления России. М., 2010.