Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
28.05.2015

К вопросу о криминалистическом анализе следственной ситуации

Чурилов Сергей Никифорович
доктор юридических наук, профессор, преподаватель кафедры уголовно-правовых дисциплин, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: Статья посвящена рассмотрению вопроса о криминалистическом анализе следственной ситуации. Отстаивается мнение о том, что объектом криминалистического анализа, как практической деятельности по расследованию, является не преступление, не только информация о нем, а следственная ситуация в её многокомпонентном составе. Дается определение понятия оперативного криминалистического анализа, раскрывается его содержание в аспекте первой структурной части общего метода расследования преступлений.
Ключевые слова: оперативный криминалистический анализ, объект оперативного криминалистического анализа, следственная ситуация, связь оперативного криминалистического анализа с ретроспективным криминалистическим анализом
Электронная версия
Скачать (454.9 Kb)

Одной из важнейших задач криминалистической науки является разработка в заключительном её разделе – криминалистической методике – методов расследования преступлений, целью которых должны быть собирание доказательств, а также обеспечение анализа и синтеза уже установленных фактов и процесса обнаружения новых фактов, необходимых для полного установления истины по уголовным делам.

В связи с рассматриваемым вопросом заслуживает особого внимания утверждение Р.С. Белкина о факте осуществления общего метода судебного исследования преступлений, применяемого в расследовании, судебно-экспертном исследовании и судебном разбирательстве уголовных дел. Данная идея была поддержана и развита автором этих строк в диссертации «Криминалистическое учение об общем методе расследования преступлений» и дальнейших публикациях. Но речь сейчас пойдет не о понятии и структуре данного метода (об этом уже написано более чем достаточно), а о проблеме оперативного криминалистического анализа, имеющего непосредственное отношение к вопросу обеспечения эффективности применения данного метода.

По нашему мнению, в зависимости от вида аналитической работы, следует различать криминалистический анализ как вид научной деятельности, в ходе которой изучается и обобщается криминальная и следственная практика, формулируются научные положения и разрабатываются рекомендации практике (это ретроспективный криминалистический анализ) и криминалистический анализ, осуществляемый в практической деятельности по раскрытию и расследованию преступлений (это оперативный криминалистический анализ). В задачу данной статьи входит рассмотрение вопросов, относящихся в основном к оперативному криминалистическому анализу.

Прежде всего важно получить ответ на вопрос, что является объектом данного вида криминалистического анализа. По мнению А.В. Дулова, объектом оперативного криминалистического анализа является конкретное преступление во всех его возможных взаимосвязях и опосредствованиях, по поводу которого ведется расследование. То есть, криминалистический анализ преступления рассматривается им как элемент практической деятельности по расследованию [2, с. 3-9].

Данное положение воспринято Р.С. Белкиным в качестве содержания первой части общего метода расследования, поскольку речь идет о криминалистическом анализе преступления исходя из имеющейся о нем информации. Такой анализ, по утверждению упомянутых авторов, осуществляется на основе криминалистической характеристики преступлений определенного вида, основанной на обобщенных результатах изучения сходных преступлений [1, c. 433]. Придавая исключительную значимость криминалистическому анализу в структуре общего метода расследования, Р.С. Белкин заключает: «В сущности, весь процесс расследования состоит из перемежающих актов анализа имеющейся информации, выбора соответствующих этой информации приемов и средств работы с доказательствами и их применения» [1, c. 430].

Анализируя данные положения, нельзя не заметить, что в одном случае идет речь о криминалистическом анализе преступления, в другом – о криминалистическом анализе имеющейся информации о преступлении. По сути, говоря об одном и том же, а именно – о криминалистическом анализе как элементе практической деятельности по расследованию, авторы допускают смешение понятий. Одно дело – криминалистический анализ преступления как установленного преступного события, и совсем другое дело – анализ информации о событии, подлежащем расследованию. В первом случае анализ установленного материалами уголовного дела преступления производится в целях получения единицы информации для ее обобщения в массе аналогичных преступлений и создания их криминалистической характеристики. Во втором случае производится анализ имеющейся информации о расследуемом преступлении, которая на различных этапах расследования может быть различной по своему объему и содержанию. Одной из задач расследования является получение исчерпывающей информации о событии преступления и всех связанных с ним обстоятельствах.

Изложенных положений недостаточно для получения ответа на вопрос о том, что считать объектом криминалистического анализа, осуществляемого на всем протяжении процесса расследования. При разрешении этого вопроса следует учитывать то обстоятельство, что конкретный акт расследования протекает в определенной следственной ситуации, содержание которой образуют не только информационный элемент, но и другие элементы, в частности процессуально-тактический, организационно-технический и другие. Так, А.Н. Колесниченко отмечал, что в осуществлении принципа индивидуальности расследования могут быть выделены два основных элемента – это анализ и оценка следственной ситуации и выбор наиболее эффективной системы приемов расследования. Анализ следственной ситуации, по его мнению, должен быть всесторонним, глубоким и безупречным в логическом отношении [3, c. 16]. Аналогичные мысли излагаются в работах и других авторов.

Отсюда напрашивается вывод о том, что речь должна идти о криминалистическом анализе не только имеющейся информации о преступлении, его участниках и других обстоятельствах, характеризующей состояние самого следствия по уголовному делу, но и условий, в которых протекает процесс расследования. Эта мысль сводится к тому, что объектом криминалистического познания при расследовании преступления выступает в целом вся следственная ситуация, все ее компоненты (информационный, процессуально-тактический, материальный и организационно-технический, психологический) [1, c. 137]. Здесь мы не будем раскрывать содержание отдельных компонентов следственной ситуации. Отметим только, что оценка следственной ситуации получает свое внешнее выражение в планировании конкретного акта расследования, в разработке тактического решения.

Все вышесказанное указывает на то, что объектом криминалистического анализа при расследовании по уголовному делу является не преступление, не та или иная «порция» информации о нем, а сложившаяся следственная ситуация во всем ее многокомпонентном составе. При этом следует иметь в виду, что во многих случаях в учебной и монографической литературе как следственные рассматривают исходные ситуации в зависимости от степени полноты имеющихся данных о преступлении и его участниках. В смысле следственной ситуации это всего лишь один из её компонентов. Именно по этой причине криминалистический анализ только исходных данных в аспекте следственной ситуации не позволяет следователю правильно выработать тактический замысел, определить как он должен действовать в избранных направлениях расследования.

Говоря о соотношении понятий указанных видов криминалистического анализа, следует отметить, что оперативный анализ следственной ситуации направлен на решение задач по конкретному уголовному делу. Комплексный учет всех составляющих следственной ситуации при оперативном анализе, осуществляемого на базе криминалистической характеристики механизма аналогичных преступлений и криминалистической характеристики их раскрытия и расследования, позволяет разработать эффективную программу тактического воздействия на эту ситуацию в целях изменения ее в благоприятную для следствия сторону.

Оперативный криминалистический анализ можно определить как систему комплексного изучения и обработки поступающей информации о расследуемом событии и всех связанных с ним обстоятельствах, а также об организационных и иных условиях расследования в целях принятия обоснованного тактического решения, направленного на устранение информационной неопределенности по уголовному делу [4, c. 157].

Понятие ретроспективного криминалистического анализа преступлений определенного вида – это изучение и обобщение результатов криминалистического анализа единичных сходных преступлений в целях разработки их криминалистической характеристики путем выявления совокупности общих причин и общих следствий, а также закономерностей вероятностно-статистического характера, используемых в оперативном криминалистическом анализе следственных ситуаций в целях установления единичных причинно-следственных связей, характеризующих конкретное аналогичное преступление.

Во взаимосвязи с данным понятием находится понятие метода криминалистического анализа конкретного вида преступлений.

Понятие метода ретроспективного криминалистического анализа преступлений определенного вида можно определить как систему познавательных приемов, направленных на познание их криминалистической характеристики, сущность которых заключается в выявлении общих причин и общих следствий, а также корреляционных зависимостей между отдельными совокупностями обобщенных данных, выраженных количественными показателями, имеющих эвристическое значение при расследовании аналогичного преступления.

Изложенное выше предполагает рассмотрение содержания криминалистического анализа следственной ситуации. Данная проблема, несмотря на существующие разработки ученых-криминалистов, остается все еще недостаточно изученной. А.Н. Колесниченко, говоря о реализации принципа индивидуальности расследования, в общем плане акцентировал внимание на необходимости всестороннего, глубокого и безупречного в логическом отношении анализа следственной ситуации, основанного на личном опыте следователя в расследовании аналогичных преступлений [3, c. 16].

Полагаем, что данное утверждение справедливо лишь для эмпирического уровня оценки следственной ситуации. На научном же уровне, при наличии разработанных криминалистических характеристик механизма аналогичных преступлений и деятельности по их расследованию, анализ ситуации осуществляется на базе данных характеристик, которые по сравнению с личным опытом следователя всегда полнее и богаче по содержанию криминалистически значимой информации. То есть, в научном аспекте криминалистический анализ должен осуществляться исходя из положений криминалистической науки о содержании указанных криминалистических характеристик и их функциональной роли в криминалистическом анализе следственных ситуаций, сложившихся при расследовании аналогичных преступлений. При этом анализ конкретной следственной ситуации должен базироваться, как отмечено выше, на принципе системного подхода, т.е. исходить из представлений о ситуации как о системе, в которой различаются элементы, рассматриваемые в качестве подсистем.

Тактическое решение должно быть принято исходя из результатов анализа всех элементов следственной ситуации; оно должно отвечать на вопрос: какие меры организационно-технического, процессуально-тактического, материального, психологического характера необходимо предпринять, чтобы с максимальной эффективностью реализовать выработанный тактический замысел.

Логической основой принятия тактического решения являются результаты криминалистического анализа в виде первоочередных задач расследования, общих и частных следственных версий и мер по созданию благоприятных условий расследования. Процесс принятия тактического решения завершается выбором определенного набора следственных, розыскных и иных действий, последовательности их осуществления, определением исполнителей и сроков исполнения этих действий.

Процесс принятия тактического решения по уголовному делу на базе частной криминалистической методики, как конечного «продукта» науки, предполагает наличие в ней результатов криминалистического анализа следственных ситуаций в тонизированном виде. При этом надо иметь в виду, что в частных методиках расследования типизация следственных ситуаций осуществляется не по всем составляющим их компонентам, а только по информационному компоненту. В них излагаются только типы исходных данных о преступлении и его участниках и результаты их типового криминалистического анализа в виде типовых первоочередных задач расследования и следственных версий, а особенности планирования и тактика следственных действий излагаются в них без учета условий расследования. По этой причине частные криминалистические методики нуждаются в адаптации к особенностям обстоятельств конкретного уголовного дела и условий расследования.

Накопленный к настоящему времени теоретический материал о различных видах криминалистического анализа дает основание говорить о необходимости становления самостоятельного учения о криминалистическом анализе. Решение этой проблемы потребует рассмотрения его методологии, принципов становления, структуры, функций, соотношения с другими частными криминалистическими теориями (в т.ч. с учением об общем методе судебного исследования преступлений), а также семантики языка этого учения.

Список литературы:

  1. Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 т. Т. 3. М., 1997.
  2. Дулов А.В. К вопросу о криминалистическом анализе преступления // Сборник рефератов научных сообщений на теоретическом семинаре – криминалистических чтениях. М., 1977. Вып. 19.
  3. Колесниченко А.Н. Научные основы расследования отдельных видов преступлений: Автореф. дисс. … д-ра юрид. наук. Харьков, 1967.
  4. Чурилов С.Н. Криминалистическая методика: история и современность. М.: ИКЦ «Маркетинг», 2002.