Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
03.06.2015

Действия сторон в гражданском процессе при недобросовестности оппонентов

Боловнев Михаил Алексеевич
ассистент кафедры трудового, экологического права и гражданского процесса Алтайский государственный университет г. Барнаул, Российская Федерация
Аннотация: в статье сформулированы советы и рекомендации участникам гражданского процесса относительно их действий в условиях процессуальной недобросовестности иных субъектов.
Ключевые слова: гражданский процесс, арбитражный процесс, злоупотребления процессуальными правами, недобросовестность, тактика ведения дел.
Электронная версия
Скачать (476.6 Kb)

«Выработать какие – либо универсальные и объективные критерии для всех возможных и самых разнообразных казусов едва ли представляется возможным. Это, скорее, вопрос факта и его оценки нежели вопрос права» [9, с. 429]. Соответственно, вопрос - укажет ли суд на признаки злоупотребления лицом субъективным правом или нет – в каждом случае может быть решен различным способом. Должен ли при этом страдать оппонент недобросовестного лица при невыявлении формально процессуального злоупотребления, наличествующего фактически? Вопрос более, чем риторический.

Примем во внимание и непосредственно вытекающее следствие из тезиса С.В. Сарбаша – создать единую модель противодействия процессуальной недобросовестности не представляется возможным. То есть предпринимаемых законодателем и правоприменителями мер недостаточно для полного искоренения негативного процессуального явления.

В этой связи изучение данной проблематики выявляет необходимость исследования аспектов тактики и стратегии ведения дел в судах, а также смежных вопросов, связанных с оформлением и представлением тех или иных фактов, имеющих значение для дела.

Немногочисленность работ посвященных противодействию злоупотреблениям процессуальными правами отмечена некоторыми процессуалистами [8, с. 53]. Однако в тех работах, в которых внимание именно этой проблеме все же уделено, речь в большинстве случаев идет о мерах, предпринимаемых органами государственной власти, будь то Федеральное Собрание, суды всех уровней. Из поля зрения упускается возможность противостояния процессуальным правонарушениям противоположной стороной и иными лицами, участвующими в деле.

Резонный аргумент могут высказать скептики наших дальнейших рассуждений: оказать влияние на профессиональные умения и навыки лица, а также на умственные логические цепи, постоянно предоставлять ему рекомендации невозможно. Заметим, этого и не требуется. Важно организовать комплексную работу, сводящую к минимуму количество случаев злоупотреблений.

Тем не менее, в условиях избрания в качестве лейтмотива эффективной реализации принципа состязательности сторон, не единожды упоминающегося в Концепции единого Гражданского процессуального кодекса РФ [3], выработка основных аспектов процессуального поведения сторон при подготовке и ведении дел в судах приобретает особую значимость. Происходящая контраргументация доводов, приводимых стороной при реализации права, будет способствовать выявлению судом признаков недобросовестности в действиях участника процесса.

Прежде всего, участник гражданского процесса должен быть осведомлен о понятии и признаках злоупотребления правом с тем, чтобы, не допуская заявления неосновательных ходатайств и возражений, обращать внимание суда на недобросовестные действия оппонента, истинные цели которых могут быть неизвестны председательствующему до момента озвучивания некоторых фактических обстоятельств и мотивов. В этом проявляется зачастую ключевая роль стороны в предупреждении правонарушений: оценку ситуации, безусловно, даст судья, но для квалификации деяния как злоупотребления необходимо выявить и установить все элементы состава правонарушения.

Важно учитывать, что одним из признаков процессуального злоупотребления как правонарушения является совершение деяния вопреки целям и задачам гражданского судопроизводства (ст. 2 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее – ГПК РФ), ст. 2 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее – АПК РФ)). Напротив, в качестве ближайшей цели недобросовестного лица выступает стремление замедлить и затянуть процесс. На подобные факты необходимо обращать внимание суда.

В связи с увеличением за последние годы фактов злоупотребления в процессе лицами своими правами и в условиях немногочисленности законодательных норм о недобросовестности представляется целесообразным порекомендовать представителям юридического сообщества, участвующим в судебных заседаниях, обратить внимание на разъяснения Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по соответствующим вопросам и использовать их при аргументации собственных выводов, включая в них указание на признаки правонарушений и условия их выполнения.

Так, Пленум ВАС РФ в одном из последних постановлений [4] указал на злоупотребления, которые могут выразиться в уклонении от примирительных процедур лица, заявившего соответствующее ходатайство.

Действительно, в данном случае лишь вторая сторона в достаточной степени осведомлена о фактах неявки и затягивания лица. Суд, хотя и имеет право отнести все судебные расходы на недобросовестное лицо в соответствии с ч. 2 ст. 111 АПК РФ, для применения санкции должен убедиться в фактических обстоятельствах, составляющих объективную сторону деяния, что не представляется возможным без активного участия заинтересованной стороны.

Как показывает практика, следствием активных действий участников процесса становится квалификация действий субъектов процессуальных отношений как злоупотребление. Так, как указал Президиум ВС РФ в Справке о практике применения судами Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» за период с 2013 по 2014 год от 1 апреля 2015 года [6], встречаются случаи использования примирительных процедур в целях злоупотребления процессуальными правами и затягивания судебного разбирательства. Например, такие случаи имели место в практике судов Республики Хакасия по некоторым делам, в частности по искам банков к заемщикам о взыскании задолженности, когда в отсутствие в судебном заседании представителя истца ответчики просили отложить судебное разбирательство с целью мирного урегулирования спора, а впоследствии не являлись в судебное заседание и (или) не принимали реальных мер к использованию примирительных процедур. Судами Челябинской области отмечались отдельные случаи злоупотребления правом, которые выражались в неоднократном заявлении ходатайств об отложении судебного разбирательства со ссылкой на принятие мер по заключению мирового соглашения, хотя впоследствии мировое соглашение не заключалось.

Учитывая тенденции судебной практики, становится очевидной целесообразность апеллирования к недобросовестности стороны – участника примирительной процедуры.

Залог успешного проведения дела зачастую кроется в системе доказывания. Тактика предоставления того или иного доказательства «в последний момент», непосредственно в ходе судебного заседания при рассмотрении дела по существу с тем, чтобы противоположная сторона не смогла должным образом подготовиться к возражениям, используется многими юристами. Если ГПК РФ прямо не содержит требования заблаговременного раскрытия доказательств (лишь неписаные правила позволяют судьям требовать предоставлять для обозрения суда те или иные доказательства на стадии предварительного судебного заседания), то ч. 3 ст. 65 АПК РФ закрепляет положение, согласно которому каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания или в пределах срока, установленного судом. В соответствии же с п. 1 ч. 1 ст. 135 АПК РФ при подготовке дела к судебному разбирательству судья предлагает сторонам раскрыть доказательства.

Недобросовестные участники процесса нередко стремятся обойти данное законодательное требование. Налицо явный обход закона, несмотря на отсутствие правовой регламентации указанного института в процессуальном законодательстве. С тем, чтобы не прикладывать имеющиеся сведения, документально оформленные, к исковому заявлению, но, тем не менее, представить их для обозрения суду, злоупотребляющие правами субъекты зачастую заявляют ходатайства о привлечении лиц в качестве свидетелей, специалистов. Противоположная сторона, а также иные участники в таком случае не будут осведомлены о том, что конкретно прозвучит от свидетелей, специалистов, наблюдая лишь соответствующие заявления и ходатайства в полученном пакете документов.

Безусловно, стоит обратить внимание на невозможность рассмотрения вопроса установления в действиях лица признаков недобросовестности как самоцели. В данном случае уместно вести речь о тактике и стратегии ведения дела в пределах, предусмотренных процессуальным законодательством. В противном случае практикующие юристы поставят перед научным сообществом необходимость анализа ходатайств о признании действий лиц, участвующих в деле, как злоупотребление правами с позиции самостоятельного процессуального правонарушения.

Известно, что для выявления признаков процессуального злоупотребления используются сугубо субъективные критерии – как, например, утверждает французский цивилист Жоссер [10, с. 154]. С учетом указанного обстоятельства еще более призрачным оказалось бы усмотрение использования субъективных прав в целях, противных задачам гражданского судопроизводства, но при этом даже не выходящее за допускаемые законом пределы.

Но даже принимая во внимание вышеуказанные доводы, не стоит пренебрегать значением норм, касающихся общих положений доказывания в гражданском и арбитражном процессе. Пленум ВС РФ в п. 28 Постановления №13 от 19.06. 2012 г. «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» [5] указывает: дополнительные (новые) доказательства не могут быть приняты судом апелляционной инстанции, если будет установлено, что лицо, ссылающееся на них, не представило эти доказательства в суд первой инстанции, поскольку вело себя недобросовестно и злоупотребляло своими процессуальными правами.

Из этого следует, что даже несмотря на указание ВС РФ, согласно которому доказывать в соответствии со ст. 56 ГПК РФ невозможность представления данных доказательств в суд первой инстанции при рассмотрении дела по существу должно лицо, представляющее дополнительные доказательства, оппоненту недобросовестного лица все же стоит обратить внимание суда на факт возможности представления доказательств в суд первой инстанции при их надлежащем процессуальном оформлении, отличном от привлечения специалистов, свидетелей, третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования, а следовательно, на неисполнение обязанности по раскрытию доказательств, что, в свою очередь, будет способствовать принятию законного апелляционного определения.

Одним из видов злоупотреблений является необоснованное заявление различного рода ходатайств: о привлечении третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования, об отложении судебного разбирательства, об истребовании доказательств и др.

Данный вывод подтверждается правовыми позициями судов. Так, ФАС Восточно - сибирского округа в Постановлении от 07.03.2014 по делу № А33-10893/2013 указал: «Арбитражный суд апелляционной инстанции указал на обоснованность выводов суда первой инстанции о том, что заявление явно необоснованных ходатайств об отложении судебного заседания является злоупотреблением своими процессуальными правами, свидетельствует о неуважительном отношении к суду» [7].

В соответствии со ст. 41 АПК РФ лица, участвующие в деле, имеют право заявлять ходатайства, т.е. обращаться к суду с просьбами о совершении определенных процессуальных действий. С одной стороны, в силу ч. 1 ст. 159 АПК РФ ходатайства, заявленные в судебном заседании, разрешаются судом после заслушивания мнений других лиц, участвующих в деле, но с другой стороны, действие, о совершении которого лицо просит суд, может препятствовать быстрому и правильному разрешению спора. Этим создается потенциальная возможность для злоупотребления данным процессуальным правом путем заявления бесконечных, не имеющих отношения к делу ходатайств.

Нормативная основа для противодействия злоупотреблениям правом на заявление ходатайств содержится в ч. 5 ст. 159 АПК РФ: арбитражный суд вправе отказать в удовлетворении заявления или ходатайства в случае, если они не были своевременно поданы лицом, участвующим в деле, вследствие злоупотребления своим процессуальным правом и явно направлены на срыв судебного заседания, затягивание судебного процесса, воспрепятствование рассмотрению дела и принятию законного и обоснованного судебного акта, за исключением случая, если заявитель не имел возможности подать такое заявление или такое ходатайство ранее по объективным причинам.

Однако для того, чтобы данный процессуальный механизм действовал эффективно, необходимо приложить определенные усилия и противоположной стороне. Выражены они должны быть в аргументированном обосновании нецелесообразности удовлетворения соответствующего ходатайства и указании на истинные цели и мотивы заявителя.

При этом для убеждения суда в том, что участник процесса вышел за установленные законом пределы субъективного процессуального права и действует уже за ними, недостаточно неподкрепленных аргументами возражений. Тщательная подготовка к делу будет способствовать тому, что заранее приготовленным проектам ходатайств и заявлений, подача которых планировалась стороной еще до начала судебного заседания в случае, если события в процессе начнут развиваться неожиданно для нее, в целях, явно не соответствующих задачам гражданского судопроизводства, будет дана надлежащая оценка.

Подготовка к делу – это не только составление процессуальных документов (исковых заявлений и отзывов на них) и сбор необходимых доказательств. Подготовка к делу – гораздо более ответственный и длительный этап работы юриста, позволяющий использовать в ходе судебного заседания результаты его интеллектуальной деятельности на досудебной стадии.

Юристу на данной стадии целесообразно изучить своего оппонента, его последние сделки (по отчуждению, приобретению имущества, а также по реализации товаров, в т.ч. с целью установления потенциальной возможностью установления факта наличия денежных средств на расчетном счете), хозяйственные операции, контрагентов (с целью уяснения, может ли тот или иной субъект быть привлеченным в качестве третьего лица), статус и положение на различного рода рынках (товаров, услуг, ценных бумаг), процессуальные действия в иных аналогичных судебных разбирательствах (т.е. изучение материалов дел, находящихся в открытом доступе либо к которым имеется доступ в целях понимания мотивов того или иного действия), выписки из ЕГРЮЛ, ЕГРИП. Подобные сведения позволят выстроить эффективную тактику возражений на различного рода ходатайства.

Источники получения указанных сведений представляют собой вопрос сбора и анализа правовой информации, на котором следует более подробно остановиться. Безусловно, все перечисленные сведения должны быть получены исключительно законными способами. Однако лицо, не обладая властными полномочиями, может столкнуться с определенными трудностями в данном направлении. Источниками получения информации могут служить: официальные сайты компаний (например, в части изучения структурных подразделений организации и хронологии замещения руководящих должностей), письменные ответы, полученные от государственных органов по запросам граждан (например, от Росприроднадзора – о состоянии атмосферного воздуха), пояснения лиц при опросах, справочно – поисковые системы, поисковые сайты, а также сайты, содержащие судебные постановления.

Исходя из вышесказанного, заключаем, в решении вопроса противодействия злоупотреблениям процессуальными правами не стоит возлагать ответственность за нахождение наиболее эффективных способов предотвращения правонарушений исключительно на законодателя и представителей судейского сообщества. Активную роль должны играть и непосредственно лица, участвующие в деле, способствуя своей активностью, в том числе и на досудебной стадии, недопущению появления потенциальной возможности, «почвы» для совершения действий, которые в последующем будут квалифицированы судом как злоупотребления правами.

Список литературы:

  1. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 1.05.2015). - Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 46, ст. 4532.
  2. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 18.04.2015) // «Парламентская газета». - 2002. - № 140 - 141.
  3. «Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» (одобрена решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ от 08.12.2014 N 124(1)) // сайт СПС «Консультант Плюс» [Электронный ресурс]. - http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=172071
  4. О примирении сторон в арбитражном процессе: Постановление Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 №50 // Вестник экономического правосудия РФ. – 2014. - №9.
  5. О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции: Постановление Пленума Верховного Суда РФ №13 от 19.06.2012 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2012. - №9.
  6. Справка о практике применения судами Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» за период с 2013 по 2014 год. - утв. Президиумом ВС РФ 1.04.2015 // Сайт Supcourt [Электронный ресурс]. – Электр. дан. – Supcourt. - URL: http://www.supcourt.ru/Show_pdf.php?Id=9939 (дата обращения 5.04.2015).
  7. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 07.03.2014 по делу № А33-10893/2013 // Консультант Плюс: Справочно – правовая система [Электронный ресурс] / ЗАО «Консультант плюс». – Версия 2014. – КонсультантПлюс. - Режим доступа: (внутриуниверситетская компьютерная сеть).
  8. Рехтина И.В., Боловнев М.А. Отдельные аспекты ответственности за злоупотребления процессуальными правами // Арбитражный и гражданский процесс. – 2014. - №9. – С. 53 – 57.
  9. Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства / С.В. Сарбаш. – М.: Статут, 2005.
  10. Haferkamp. Die Heutige Rechtsmissbrauchslehre – Ergebniss nationalsozialistischen Rechtsdenks?. – Berlin, 1995. – S. 154-156.