Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
06.06.2015

Вопросы передачи лица для отбывания наказания иностранному государству

Вениаминов Андрей Германович
Кандидат юридических наук, доцент кафедры адвокатуры и организации правоохранительной деятельности, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: В статье исследована такая форма международно-правового сотрудничества, как передача осужденного лица в государство, гражданином которого оно является. Раскрыты международные и национальные правовые источники данного института, показано его развитие в отечественном уголовном судопроизводстве. Особое внимание уделено праву осужденного подлежать юрисдикции своего государства, его социальной адаптации к условиям отбывания наказания. В связи с этим подчеркивается необходимость получения согласия такого лица на передачу. В статье исследованы порядок исполнения приговора суда иностранного государства, проблемы его пересмотра и иные актуальные вопросы, касающиеся передачи осужденного, требующие научной дискуссии.
Ключевые слова: международно-правовое сотрудничества, передача осужденного, юрисдикция, исполнение приговора, правовые источники, социальная адаптация
Электронная версия
Скачать (485.9 Kb)

Порядок передачи лица, осужденного к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является, предусмотрен гл. 55 УПК РФ [1]. Институт передачи осужденных лиц, как и выдача для уголовного преследования и исполнения приговора, является одной из форм международного сотрудничества в сфере борьбе с преступностью. Целью передачи осужденных лиц является обеспечение права гражданина отбывать уголовное наказание в той стране, гражданином которой оно является или где оно постоянно проживает, а также основных общепризнанных прав человека (права на родной язык, культуру, обычаи, религию и т.д.). Верно считается, что институт передачи осужденных лиц, также как и выдачи для уголовного преследования, позволяет государствам осуществлять судебную власть над лицами, находящими за пределами их территории [2, с. 83].

Возможность отбывать наказание в стране гражданства или постоянного места жительства передаваемого лица способствует достижению целей уголовного наказания, предусмотренных ч. 2 ст. 43 УК РФ, в соответствии с которой наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления и перевоспитания осужденного и предупреждения совершения новых преступлений, а равно соблюдения принципа гуманности, обеспечения возвращения отбывающих наказание лиц к нормальной жизни в обществе, их социальной адаптации [2, с. 85].

Передача осужденных для отбывания наказания в другом государстве возможна только после вступления в законную силу обвинительного приговора, вынесенного в отношении этих лиц судом Российской Федерации.

В соответствии с ч. 2 ст. 63 Конституции РФ, передача осужденных лиц для отбывания наказания в государство, гражданами которого они являются, осуществляется на основе федерального закона или международного договора Российской Федерации. Основополагающий раздел федерального закона, регулирующий соответствующий институт – глава 55 УПК РФ «Передача лица, осужденного к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого он является».

Возможность передачи осужденных для отбывания наказания предусмотрена многими международными договорами. Вопросы передачи осужденных регулируются ратифицированной СССР 3 апреля 1979 г. Конвенцией о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются от 19 мая 1978 г., заключенной в г. Берлине. Другим важным международным документом является Страсбургская Конвенция о передаче осужденных лиц от 21 марта 1983 г. и Дополнительный протокол к ней от 18 декабря 1997 г., подписанные от имени Российской Федерации в городе Хельсинки 7 апреля 2005 г. Также можно назвать Конвенцию о передаче осужденных к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания, заключенную 6 марта 1998 г. странами-участницами СНГ.

Статья 17 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности предусматривает возможность рассмотрения вопросов государствами участниками данной Конвенции о возможности заключения двусторонних или многосторонних соглашений или договоренностей о передаче лиц, осужденных к тюремному заключению или другим видам лишения свободы за преступления, охватываемые данной Конвенцией, с тем, чтобы они могли отбывать срок наказания на их территории.

Соответственно следует отметить также двусторонние договоры РФ о передаче осужденных лиц: Договор между Российской Федерацией и Республикой Кипр о передаче для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы (подписан в г. Никосия 8 ноября 1996 г.), Договор между Российской Федерацией и Литовской Республикой о передаче для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы (подписан в г. Вильнюсе 25 июня 2001 г.), Договор между СССР и Финляндской Республикой о взаимной передаче для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы (подписан в г. Хельсинки 08 ноября 1990 г.), Договор между Российской Федерацией и Мексиканскими Соединенными Штатами о передаче для отбывания лиц, осужденных к лишению свободы (подписан в г. Мехико 07 июня 2004 г.) и ряд других аналогичных соглашений.

В соответствии со ст. 469 УПК РФ, основанием передачи лица, осужденного судом Российской Федерации к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является, а равно для передачи гражданина Российской Федерации, осужденного судом иностранного государства к лишению свободы, для отбывания наказания в Российской Федерации является решение суда по результатам рассмотрения представления федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области исполнения наказаний, либо обращения осужденного или его представителя, а равно компетентных органов иностранного государства в соответствии с международным договором Российской Федерации либо письменным соглашением компетентных органов Российской Федерации с компетентными органами иностранного государства на основе принципа взаимности.

Требования к оформлению и содержанию представления о передаче и приложения к нему установлены Конвенциями о передаче осужденных лиц и двусторонними международными договорами РФ. Они, в частности, предусматривают в качестве приложения копии судебных решений о вступлении их в силу; сведения об отбытии части наказания, данные об исполнении дополнительного наказания, тексты статей УК РФ и иностранного государства, по которым осуждено лицо, письменное согласие осужденного, а также передающего и принимающего государства [3, с. 1135].

Статья 3 Страсбургской конвенции 1983 г. предусматривает следующие условия для передачи осужденных лиц для отбывания наказания:

1) если лицо, подлежащее передаче, является гражданином государства исполнения приговора; 2) если судебное решение является окончательным; 3) если в момент получения запроса о передаче осужденному остается отбывать наказание еще по крайней мере шесть месяцев или если срок назначения является неопределенным; 4) если согласие на передачу дал сам осужденный или в тех случаях, когда, учитывая его возраст или его физическое или психическое состояние, ее считает необходимой одно из двух государств, юридический представитель осужденного; 5) если действие или бездействие, за которое был вынесен приговор, составляют уголовное преступление в соответствии с законодательством государства исполнения приговора или составляли бы уголовное преступление, если бы имели место на его территории; 6) если государство вынесения приговора и государство исполнения приговора дают согласие на передачу.

Особое значение имеет согласие самого осужденного на отбывание наказания в государстве, гражданином которого он является. Следовательно, компетентным органам власти РФ надлежит обеспечить возможность для соответствующего иностранного государства проверить через консула или другое официальное лицо, что согласие осужденного лица на передачу было дано добровольно без какого-либо воздействия, чтобы исключить принудительное выдворение осужденного из Российской Федерации.

Немаловажно, что в первоначальной редакции ст. 470 УПК РФ предусматривалось, что передача лица для отбывания наказания допускалась с согласия осужденного или его законного представителя, либо по ходатайству компетентного органа соответствующего иностранного государства с согласия осужденного. Таким образом, согласие самого лица, во всяком случае, признавалась в законе обязательным условием передачи. Но после принятия Федерального закона от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» данное положение из главы 55 УПК РФ было исключено. Данный шаг законодателя едва ли можно считать положительным, ибо исключенное ныне положение о согласии лица на передачу соответствовало как международным обязательствам РФ, закрепленным в трех вышеуказанных Конвенциях о передаче осужденных лиц, предусматривающих согласие в качестве условия передачи, так и целям самой указанной процедуры – обеспечения социальной адаптации лица при отбытии наказания в виде лишения свободы. В связи с чем, пренебрегать согласием осужденного на законодательном уровне представляется недопустимым.

Как следует из ст. 469 УПК РФ, передача осужденного в государство его гражданства для отбывания этим лицом наказания, назначенного по приговору российского суда, а также передача российского гражданина для отбывания им в Российской Федерации уголовного наказания, назначенного иностранным судом, осуществляются на основании судебного решения. В соответствии с ч.ч. 1 и 5 ст. 396 и п.п. 20, 21 ст. 397 УПК РФ, вопрос с подсудностью должен быть решен следующим образом.

Суд рассматривает вопросы, связанные с передачей осужденных лиц для отбывания наказания в порядке ст. 470 УПК РФ, на основании соответствующего представления федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области исполнения наказания, а также обращения осужденного, его представителя, компетентных органов иностранного государства.

В силу ст. 8 Конвенции 1998 г. и ст. 6 Страсбургской Конвенции, для решения вопроса о передаче осужденный иностранный гражданин, отбывающий наказание в России, либо его представитель направляет мотивированное ходатайство, в котором подробно обосновывается необходимость отбывания им наказания в «своем» государстве. Инициатива передачи осужденного в государство, гражданином которого он является или где постоянно проживает, может исходить от органа этого государства, обладающего такой компетенцией.

Как уже было указано выше, государство вынесения приговора должно проводить разъяснительную работу, чтобы лицо, которое должно дать свое согласие на передачу, пошло на это без принуждения и с полным пониманием возможных юридических последствий, которые могут возникнуть в результате последовавшего согласия. Процедура дачи такого согласия регулируется законом государства вынесения приговора (п. 1 ст. 7 Страсбургской конвенции). Действующим УПК РФ процедура дачи осужденным согласия на передачу не предусмотрена. Представляется, что соответствующая процедура должна оформляться протоколом, составленным в соответствии с требованиями ст. 166 УПК РФ. В протоколе должен отражаться факт разъяснения осужденному его прав, а также порядок и последствия передачи для отбывания наказания в государство, гражданином которого он является, или постоянно проживает, сделанные им заявления, дополнения и т.д.

Следует учитывать, что в силу ст. 3 Конвенции о передаче осужденных лиц 1978 г., ч. 4 ст. 3 Страсбургской Конвенции осужденный, переданный для отбывания наказания в государство, гражданином которого он является, не может быть вновь привлечен к уголовной ответственности за то же деяние, за исключением случаев, когда после передачи приговор в государстве его вынесения был отменен и предусмотрено новое расследование или судебное разбирательство, а также:

1) если государство вынесения приговора даст на это разрешение: запрос на разрешение передается вместе со всеми соответствующими документами и юридическим протоколом заявления, сделанного осужденным лицом; разрешение дается, если преступление, по которому запрошена передача, подлежит экстрадиции согласно законодательству государства вынесения приговора или если экстрадиция исключается только по причине суммарного наказания;

2) если приговоренное лицо, имея возможность покинуть территорию государства исполнения приговора, в течение 45 дней своего окончательного освобождения остается на этой территории или возвращается на нее после отъезда.

Стоит указать, что рассмотрение дела в порядке надзора, а также по новым и вновь открывшимся обстоятельствам не препятствует, по нашему мнению, рассмотрению вопроса о передаче лица для отбывания наказания в иностранное государство, поскольку приговор в отношении него вступил в законную силу. Однако, в случае отмены приговора и направления его на новое рассмотрение после фактической передачи осужденного последующее разбирательство по уголовному делу существенно осложнится.

Основания для отказа в передаче лица для отбывания наказания предусмотрены в ст. 471 УПК РФ:

1) ни одно из деяний, за которое лицо осуждено, не признается преступлением по законодательству государства, гражданином которого является осужденный.

2) наказание не может быть исполнено в иностранном государстве вследствие:

а) истечения срока давности или по иному основанию, предусмотренному законодательством этого государства;

б) непризнания судом или иным компетентным органом иностранного государства приговора суда Российской Федерации либо признания судом или иным компетентным органом иностранного государства приговора суда Российской Федерации без установления порядка и условий отбывания осужденным наказания на территории иностранного государства;

в) несопоставимости с условием и порядком отбывания осужденным наказания, определенных судом или иным компетентным органом иностранного государства. Данное обстоятельство может быть связано, например, с существенными различиями в режимах содержания осужденных для соответствующих исправительных учреждений в Российской Федерации и в иностранном государстве;

3) от осужденного или от иностранного государства не получены гарантии исполнения приговора в части гражданского иска [4]. При этом гарантии исполнения приговора в части гражданского иска – это не только письменное обязательство, но и наличие системы норм и учреждений, позволяющих исполнить его в данном государстве;

4) не достигнуто согласие о передаче осужденного на условиях, предусмотренных международным договором Российской Федерации;

5) осужденный имеет постоянное место жительства в Российской Федерации.

Помимо оснований отказа иностранному государству в передаче осужденного к лишению свободы для отбывания наказания, перечисленных ст. 471 УПК РФ, п. «б» ст. 4 Конвенции о передаче осужденных лиц 1978 г. предусматривает отказ в передаче также в случае, если в государстве, гражданином которого является осужденный, за совершенное деяние он понес наказание или был оправдан, либо дело было прекращено, а равно если лицо освобождено от наказания компетентным органом этого государства.

Двусторонние договоры Российской Федерации предусматривают и другие основания для отказа. Так, в п. 2 ст. 3 договора России с Туркменистаном о передаче для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы (заключен 18 мая 1995 г. в г. Москве) указывается на отсутствие согласия осужденного, а в случае неспособности его свободно изъявить свою волю из-за возраста, физического или умственного состояния, согласия его законного представителя.

Ст. 6 Конвенции о передаче для отбывания наказания, заключенной странами СНГ, предусматривает также следующие основания для отказа:

– на территории государства исполнения приговора за совершенное деяние он понес наказание или был оправдан, либо дело было прекращено, а равно, если лицо освобождено от наказания компетентным органом этого государства;

– это может нанести ущерб интересам государства вынесения приговора или государства, гражданином которого является осужденный.

– в передаче осужденного может быть отказано, если им не возмещен ущерб, нанесенный преступлением.

По мнению Т.Н. Решетневой, передача осужденного не имеет места, если лицо, в отношении которого поступил запрос (ходатайство) о передаче является одновременно гражданином исполнения приговора и государства вынесения приговора [5, c. 9].

Определение места, времени и порядка передачи осужденного определяются путем договоренности между компетентными органами договаривающихся государств.

Государство исполнения приговора обязано обеспечить продолжение исполнения наказания, не ухудшая положение осужденного. Исполнение приговора регулируется законодательством этого государства (ст. 12 Конвенции 1998 г., ст. 9 Страсбургской Конвенции, ст. 13 Берлинской Конвенции). Следовательно, исполнение не отбытого до передачи осужденного иностранного гражданина наказания, а также полное или частичное освобождение от наказания после принятия решения об исполнении приговора осуществляются в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В соответствие с п. 1 ст. 9 Страсбургской конвенции, компетентные власти государства исполнения приговора преобразуют приговор посредством проведения судебной или административной процедуры в судебное решение данного государства, заменив, таким образом, наказание, определенное государством вынесения приговора, санкцией, предусмотренной законодательством государства исполнения приговора за такое же правонарушение.

Суды Российской Федерации разрешают вопросы, связанные с исполнением приговора суда иностранного государства с учетом требований ст. 472 УПК РФ.

В ходе судебного заседания решается вопрос о соответствии приговора суда иностранного государства законодательству Российской Федерации и международных договоров. В силу ч. 1 ст. 472 УПК РФ, если при рассмотрении представления (обращения) о передаче гражданина Российской Федерации, осужденного к лишению свободы судом иностранного государства, суд придет к выводу о том, что деяние, за которое осужден гражданин Российской Федерации, не является преступлением по законодательству Российской Федерации либо приговор суда иностранного государства не может быть исполнен в силу истечения срока давности, а также по иному основанию, предусмотренному законодательством Российской Федерации или международным договором Российской Федерации, он выносит постановление об отказе в признании приговора суда иностранного государства. В противном случае, при наличии указанных обстоятельств положительное решение суда будет противоречить требованиям принципа законности уголовного судопроизводства и уголовного законодательства Российской Федерации.

Во всех остальных случаях суд выносит постановление о признании и об исполнении приговора суда иностранного государства, в котором указывает:

1) наименование суда иностранного государства, дату и место постановления приговора;

2) сведения о последнем месте жительства осужденного в Российской Федерации, месте его работы и роде занятий до осуждения;

3) описание преступления, в совершении которого осужденный признан виновным, и уголовный закон иностранного государства, на основании которого он осужден;

4) статью Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающую ответственность за преступление, совершенное осужденным;

5) вид и срок назначенного наказания (основного и дополнительного), отбытый срок и срок наказания, которое осужденный должен отбыть в Российской Федерации, его начало и окончание, вид исправительного учреждения, порядок возмещения вреда по гражданскому иску.

При этом, в отношении лица, переданного для отбывания наказания в государство, гражданином которого оно является, наступают такие же правовые последствия осуждения, как и в отношении лиц, осужденных в этом государстве за совершение такого деяния (ст. 11 Конвенции о передаче осужденных лиц 1978 г., ст. 11 Берлинской Конвенции, ст. 14 Конвенции 1998 г.).

В соответствии с ч. 3 ст. 472 УПК РФ, если по Уголовному кодексу Российской Федерации за данное преступление предельный срок лишения свободы меньше, чем назначенный по приговору суда иностранного государства, то суд определяет максимальный срок лишения свободы за совершение данного преступления, предусмотренный Уголовным кодексом Российской Федерации. Если, согласно Уголовному кодексу Российской Федерации лишение свободы не предусмотрено в качестве наказания за совершенное лицом преступление, то суд определяет иное наказание, наиболее соответствующее наказанию, назначенному по приговору суда иностранного государства, в пределах, установленных Уголовным кодексом Российской Федерации за данное преступление.

Если приговор суда иностранного государства относится к двум или нескольким деяниям, не все из которых являются преступлениями в Российской Федерации, то суд определяет, какая часть наказания, назначенного по приговору суда иностранного государства, применяется к деянию, являющемуся преступлением.

Согласно п. 2 ст. 8 Страсбургской Конвенции, государство вынесения приговора не имеет права продлевать исполнение приговора, если государство исполнения приговора считает исполнение приговора завершенным.

Постановление суда обращается к исполнению в порядке, установленном ст. 393 УПК РФ. При этом, согласно ст. 15 Конвенции 1998 г., ст. 13 Страсбургской Конвенции и ст. 13 Берлинской Конвенции, пересмотр приговора, вынесенного в отношении осужденного, переданного для отбывания наказания в Российскую Федерацию, может быть осуществлен судом только того государства, в котором вынесен приговор.

Также есть ряд вопросов, которые могут создать определенные сложности, конфликтные ситуации. Анализ вышеуказанных норм международного и национального права показывает, что изменение в сторону как увеличения, так и уменьшения срока лишения свободы не допускается без соответствующего решения суда государства, передавшего России осужденного. При этом, когда в РФ не исполнены другие приговоры по делам о преступлениях, которые совершил осужденный, переданный в Россию, возникает проблема исполнения данных приговоров вместе с приговором иностранного суда, поскольку тем самым меняется и формула обвинения, и срок наказания. По нашему мнению данный вопрос должен решаться в общем порядке сложения приговоров и наказаний, предусмотренном главой 10 УК РФ. Интересно, что в данном случае Россия может запросить в отношении осужденного выдачу для исполнения вступивших в законную силу приговоров, вынесенных в отношении данного лица судом РФ.

Представляется, что после осуществления фактической передачи лица для исполнения приговора в порядке гл. 54 УПК РФ, у органов судебной власти РФ, при наличии условий, предусмотренных ст. 3 Страсбургской Конвенции (включая согласие осужденного), не имеется каких-либо препятствий для рассмотрения вопроса об исполнении в отношении выданного лица приговора суда иностранного государства в порядке ст. 472 УПК РФ, и в дальнейшем решить вопрос о сложении приговоров и наказаний. В последнем случае будут обеспечены как интересы России в части исполнения вынесенных судами РФ в отношении лица приговоров, так и права осужденного судом иностранного государства гражданина РФ в части отбывания им наказания в государстве, гражданином которого он является.

Немало сложностей вызывает возможность последующей отмены или изменения приговора, на основании которого было осуждено переданное лицо. Согласно ч. 6 ст. 472 УПК РФ, в случае отмены или изменения приговора суда иностранного государства либо применения в отношении лица, отбывающего наказание в Российской Федерации, изданных в иностранном государстве актов об амнистии или о помиловании вопросы исполнения пересмотренного приговора суда иностранного государства, а также применения актов об амнистии или о помиловании решаются в соответствии с требованиями настоящей статьи.

Если же после передачи осужденного иностранному государству приговор, в соответствии с которым он отбывает наказание, был отменен или изменен органами судебной власти РФ в соответствии с требованиями гл. 48 УПК РФ, то согласно положениям ст. 15 Берлинской конвенции, ст.16 Конвенции 1998 г. заверенная копия пересмотренного приговора, решения или постановления суда надзорной инстанции и другие материалы, необходимые для нового рассмотрения дела, направляются компетентному органу государства, которому передан осужденный, для решения вопроса о привлечении его к ответственности по законодательству этого государства.

Анализируя изложенное, можно констатировать, что в случае отмены приговора, по которому осужденное лицо было передано иностранному государству, и направления уголовного дела на новое рассмотрение, последующее разбирательство будет происходить уже в другом государстве, в которое лицо было передано для отбывания наказания. Также будет применен уголовно-процессуальный закон соответствующего иностранного государства при повторном рассмотрении уголовного дела в отношении переданного лица, хотя первично дело слушалось в порядке, предусмотренном УПК РФ. Видимо, обратная экстрадиция такого лица в РФ будет являться излишней и, вероятнее всего, невозможной, в силу положения о невыдаче собственных граждан. Остается открытым вопрос, каким образом суду иностранного государства, который будет повторно рассматривать по существу уголовное дело, следует реагировать на указания российского суда надзорной инстанции об устранении нарушений закона (то есть, национального права), допущенных судами первой и кассационной инстанций. В аналогичной ситуации могут оказаться и российские суды после отмены приговора, вынесенного в иностранном государстве. В данном случае неизбежно встает вопрос коллизии правых норм различных государств, который остается нерешенным.

Список литературы:

  1. Ерохин В. Передача осужденных иностранцев на родину для дальнейшего отбывания наказания // Российская юстиция. 1999. № 8. С. 35 – 36.
  2. Колибаб К.Е. Выдача обвиняемых и осужденных по международным договорам России // Известия вузов. Правоведение. 1996. № 2. С. 83 – 88.
  3. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под ред. Лебедева В.М.М.: Юрайт, 2008.
  4. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 декабря 2008 г. № 57-О08-22 // БВС РФ. 2009. № 8. С. 23 – 25.
  5. Решетнева Т.Н. Экстрадиция полипатридов в российском уголовном судопроизводстве (проблемы теории и практики): автореферат дисс. … канд. юрид. наук. Екатеринбург: Уральская государственная юридическая академия, 2009.