Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
30.07.2015

Девиантное поведение в социальных сетях: причины, формы, следствие

Черенков Дмитрий Анатольевич
Администрация Главы Республики Башкортостан, советник отдела по взаимодействию с общественными институтами Управления Главы Республики Башкортостан по общественно-политическому развитию, Россия, Уфа
Аннотация: Статья затрагивает актуальные вопросы обеспечения кибер-безопасности в социальных сетях. Автор анализирует механизмы способствующие возникновению девиантного поведения у пользователей социальных сетей и формы реализации данного поведения. Представлены сущностные характеристики, поведенческие проявления и возможные мотивы таких видов кибер-агрессии, как троллинг, кибермоббинг, астротурфинг.
Ключевые слова: социальные сети, анонимность, девиантное поведение, кибер-агрессия, кибер-безопасность, троллинг, кибермоббинг, астротурфинг
Электронная версия
Скачать (496.7 Kb)

Введение

Термин «Социальная сеть» был введен в 1954 г. социологом из Манчестерской школы Джеймсом Барнсом. Во второй половине XX в. это понятие начало активно использоваться на Западе при исследованиях социальных связей и человеческих отношений, а сам термин на английском языке стал общеупотребительным. Со временем в социальной сети в качестве ее узлов стали рассматривать не только людей, как представителей социума, но и любые другие объекты, которые могут иметь социальные связи, например: города, страны, фирмы, сайты, их ресурсы и т.п.

В настоящее время под термином «Социальная сеть» понимают еще и платформу, онлайн-сервис или веб-сайт, предназначенные для построения, отражения и организации социальных взаимоотношений. В России самыми посещаемыми социальными сообществами, согласно статистики компании Alexa Internet на май 2015 года являются (в порядке уменьшения популярности): «ВКонтакте», «Одноклассники», «Facebook», «Livejournal», «Liveinternet», «Twitter».

Регистрируясь в любой социальной сети, индивид вынужден проходить через процедуру персонификации, в том числе и неоднократно в одной социальной сети (при использовании нескольких разных аккаунтов). Персонификация в данном случае заключается в создании собственного личного профиля. Степень достоверности используемой при этом информации может варьироваться. К примеру, индивид может указать о себе правдивую информацию, может выступать инкогнито (под «ником»), либо даже использовать чужие персональные данные при регистрации.

Виртуальность и анонимность как основная причина девиантного поведения в социальных сетях.

Степень анонимности в виртуальных сетевых сообществах изначально регулируется условиями задаваемыми конкретной социальной сетью. К примеру, многие социальные сети обязывают пользователя создавать свой аккаунт в виде страницы содержащей некий набор персональных данных, в том числе биографического характера (Ф.И.О., дата рождения, адрес электронной почты, и т.д.). Помимо основных сведений часто предлагается заполнить графы, представляющие дополнительную информацию о себе – место проживания, место работы, контактный телефон, семейное положение и прочее. Ввиду того, что зачастую указание дополнительных сведений о себе не является обязательным для регистрации, участники социальной сети сами решают, насколько откровенными им стоит быть.

В то же время существуют социальные сообщества, не предполагающие регистрации своих участников и намеренно принуждающие своих участников выстраивать виртуальные коммуникации анонимно. Одним из наиболее известных таких сообществ в международном сегменте Интернет является форум «Форчан» (http://www.4chan.org/) – в Рунете подражающий ему форум «Два.ч» (https://2ch.hk/). Обезличенность на данных ресурсах является нормой, и любая попытка раскрыть себя тут же подвергается всеобщему порицанию и насмешкам. Из анонимных социальных сетей можно выделить такие проекты как «Имхогнито» (http://imhognito.net) и Некто (https://nekto.me), а так же набирающие популярность – «Секрет» (https://www.secret.ly) и «Шепот» (https://whisper.sh).

Несмотря на различную степень анонимности, указание своих достоверных персональных данных не является при регистрации обязательным условием. Это порождает большое количество «фейковых» аккаунтов (аккаунт с поддельной личностью) и ботов (компьютерная программа, способная выполнять определенные действия по заранее заданному алгоритму), выполняющих функции рассылки рекламы, вирусов и спама.

После прохождения процедуры регистрации, если таковая предполагается, участник социальной сети имеет возможность виртуально общаться с другими участниками в режиме реального времени, добавлять их в «друзья», обмениваться файлами и информацией, участвовать в различных обсуждениях.

Благодаря некоторой степени анонимности, которую себе выбрал сам индивид, у него появляется возможность выражать свои слова и мысли в желаемой форме, в том числе обходя нормы морали, соблюдаемые в реальной жизни. Это обусловлено прежде всего тем, что в реальном мире индивид значительно ограничен в высказываниях фильтрами морали, нравственности и культуры, а враждебное, агрессивное поведение может помешать успешной социальной адаптации. Виртуальное общение, тем более, если оно строиться на анонимной основе, стирает допустимые границы этики взаимодействия; и тогда хамство, ожесточенность, оскорбления становятся для некоторых нормой.

Кибер-агрессия как форма девиантного поведения в социальных сетях.

Кибер-агрессия, как форма девиантного поведения в интернет-среде, введен в употребление в 2007 году доктором философии Джулией Шиббаро (Julia Chibbaro, Ph.D) [1, с.65-67]. Данный социально-психологический феномен имеет множество форм, основными из которых являются троллинг, кибермоббинг и астротурфинг.

Термин «троллинг» происходит из сленга участников виртуальных сообществ и не имеет прямого отношения к сфере научного дискурса. В дословном переводе англ. trolling означает «ловлю рыбы на блесну». В наиболее общем виде это явление характеризуется как процесс размещения на виртуальных коммуникативных ресурсах провокационных сообщений с целью нагнетания конфликтной обстановки путём нарушения правил этического кодекса интернет-взаимодействия. В качестве цели таких действий могут выступать волны правок (постмодерация сообщений, тем, новостей) — флейм (от англ. flame — «пламя, огонь»), либо бесцельная конфронтация — холивары (от англ. holy war — «священная война») [6, с.48-51].

По мнению первой исследовательницы троллинга Джудит Донат, троллинг — это «игра в подделку личности, но без согласия большинства игроков, не сознающих участия в этой игре».[4, 11-12].

По мнению Р.Внебрачных, наиболее успешные тролли способны создать напряжение в целом ряде сообществ, осуществляя сталкивание их между собой и используя проекции публичности в СМИ для привлечения внимания широкой общественности. «Судя по последним сценариям «компьютерных» или «фэйсбуковских» революций, — делает вывод Внебрачных — троллинг может превратиться в востребованную специализацию представителей целого ряда профессий, например, таких, как журналистика, мировая политика, международная экономика и ряда других» [6, с.48-51].

Феномен троллинга напрямую связан с анонимностью и абсолютно невозможен при осуществлении сетевой коммуникации в условиях, отличных от анонимности.

Троллинг как форма социальной агрессии обладает характерными особенностями:

  • всегда содержит компонент манипулятивного поведения со стороны агрессора;
  • его цель – получение ответной, зачастую негативной реакции со стороны объекта агрессии, т.е. жертвы;
  • способность мгновенно распространяется на большинство участников виртуального сообщества за счет механизмов быстрого высвобождения лавинообразной агрессии;
  • как форма агрессивного поведения может проявляться исключительно в виртуальном пространстве, что подразумевает невозможность потенциальной жертвы конфликта вступить в физический или визуальный контакт с инициатором самой конфликтной ситуации (агрессором);
  • процесс троллинга доставляет агрессору моральное удовольствие.

В настоящее время можно уверенно сказать, что троллинг, как социально-психологическое явление, очень негативно влияет на виртуальную коммуникацию в целом, так как от нападок сетевых агрессоров по сути не застрахован ни один из пользователей сети Интернет. Троллинг, как агрессивная манипуляция ставит своей целью порождение ответной негативной реакции конкретной аудитории – от одного или нескольких пользователей до целых сетевых сообществ. Неспособность виртуально «отомстить» своему обидчику, как и невозможность физически отреагировать на провокационные действия тролля, в дальнейшем может стать причиной психоэмоциональной дестабилизации лиц, подвергшихся агрессии. Наибольшей опасностью в данной ситуации является несознательный перенос негативных эмоций «жертвы» тролля из виртуального мира, и последующее нарушение межличностной коммуникации в мире реальном.

Следующей формой кибер-агрессии является кибермоббинг, под которым понимают намеренные оскорбления, угрозы, диффамации и сообщение другим компрометирующих данных с помощью современных средств коммуникации, как правило, в течение продолжительного периода времени.

В отличие от троллинга, где агрессия варьируется от скрытых провокаций до откровенных оскорблений, кибермоббинг выражается явно антисоциальными, насильственными действиями. Не случайно данное явление привлекает пристальное внимание многих зарубежных и отечественных исследователей в области интернет-агрессии, поскольку обладает наиболее катастрофическими последствиями для безопасности личности.

Формы киббермоббинга по классификации Нэнси Виллард [5, с.1-2]:

  • Flaming (оскорбление). Как правило, происходит в открытом публичном пространстве Интернета, посредством оскорбительных комментариев, вульгарных обращений и замечаний.
  • Harassment (домогательство). Целенаправленные, систематические кибер-атаки от незнакомых людей, пользователей социальных сетей, людей из ближайшего реального социального окружения.
  • Denigration (очернение, распространение слухов). Намеренное выставление жертвы в чёрном свете с помощью публикации фото- или видеоматериалов на Интернет-страницах, форумах, в новостных группах, через электронную почту, например, чтобы разрушить дружеские отношения или отомстить экс-подруге.
  • Impersonation (использование фиктивного имени). Намеренно выдавать себя за другого человека, используя пароль жертвы, например, для того, чтобы оскорбить учителя.
  • Outing and Trickery (публичное разглашение личной информации). Распространение личной информации, например, интимных фотографий, финансового положения, рода деятельности с целью оскорбить или шантажировать, например, экс-партнера.
  • Exclusion (социальная изоляция). Отказ общаться (как на деловом, так и на неформальном уровне), исключение из Instant-Messenger’a группы или игрового сообщества и так далее.
  • Cyberstalking (продолжительное домогательство и преследование). Систематическое (сексуальное) преследование кого-либо, сопровождающееся угрозами и домогательствами.
  • Cyberthreats (открытая угроза физической расправы). Прямые или косвенные угрозы убийства кого-либо или причинения телесных повреждений.

Опасность кибермоббинга так же как и других форм кибер-агрессии, обусловлена особенностями интернет-среды: анонимностью, наличием огромной аудитории, возможностью фальсификации данных, возможностью действовать удаленно и в любое время. Кибермоббинг является проблемой, грозящей психическому, эмоциональному, а иногда и физическому здоровью пользователей интернета. Результатом действий агрессора в данном случае может служить широкий диапазон последствий от избегания социальных контактов в реальной жизни до возникновения депрессивных состояний и суицидальных намерений [2, 88-95].

Основное количество агрессоров и жертв и кибермоббинга приходится на возраст между 11 и 16 годами — пубертатный период, характеризующийся высокой чувствительностью к любым оскорблениям, слухам и социальным неудачам. По мнению психологов агрессорами при кибермоббинге выступают прежде всего лица, которые ранее сами были сами подвержены жестоким интернет-атакам и унижениям в реальной жизни: «главным предиктором кибермоббинга является собственный опыт виктимизации»[3, 59-72]. Как правило, те, кто занимается кибербуллингом, недооценивают степень своего антисоциального поведения и с учетом возможной анонимности не предполагают какую-либо ответственность за свои поступки.

Троллинг и кибермоббинг зачастую очень сходны по своему содержанию. Оба феномена имеют схожие цели – получение удовольствия от негативной реакции жертвы.

Еще одной формой кибер-агресии является астротурфинг, подразумевающее использование специального программного обеспечения либо специально нанятых и оплачиваемых пользователей для искусственного управления общественным мнением. Цели астротурфинга могут быть различны, от политических, экономических, идеологических, вплоть до радикальных и общественно опасных (пропаганда идей расизма, национализма, ксенофобии, насилия). Астротурфинг – это один из распространенных способов ведения информационных войн.

Заключение

Вышеперечисленные виды кибер-агрессии не исчерпывают всех видов девиантного поведения в интернет-среде, однако, их опасность для социальных сетей очевидна. Широкое распространение Интернета, глобальное вовлечение все большего количества людей, и в частности подростков, в сетевое взаимодействие, их участие в различных группах и обсуждениях создает благоприятную почву для повсеместного распространения троллинга, кибермоббинга и астротурфинга.

Учитывая, что зачастую регистрация пользователей и их персонификация носит лишь формальный характер, анонимность и ощущение безнаказанности служат своеобразными триггерами запускающими механизм антисоциального поведения пользователя в социальной сети. Как уже отмечалось, чаще всего от нападок кибер-агрессоров страдают дети и подростки, они доверчивы, ведомы, легко поддаются манипулятивным уловкам и наименее защищены в интернет-среде. Зачастую, такая неспособность противостоять троллингу и кибермоббингу может привести к таким негативным последствиям, как, например, снижение социальной активности в реальной жизни и депрессии. Отдельно стоит упомянуть, что присущая подросткам и детям доверчивость, наивность, желание выделиться, выгодны кибер-агрессорам, пропагандирующим путем астротурфинга радикальные и общественно опасные идеи.

Список литературы:

1. Chibbaro, J.S. (2007) School counselors and the cyberbully: interventions and implications. Prof Sch Couns 11: pp. 65-67. Greenberg, MT, Speltz, ML, DeKlyen, M (1993)

2. Gable R., Snakenborg J., Van Acker R. Cyberbullying: Prevention and Intervention to Protect Our Children and Youth // Preventing School Failure, 55(2), 88–95, 2011

3. Heirman, W., Walrave, M. Cyberbullying: Predicting Victimisation and Perpetration / CHILDREN & SOCIETY VOLUME 25, (2011) pp. 59–72.

4. Judith S. Donath. Identity and Deception in the Virtual Community // Peter Kollock and Marc A. Smith eds. Communities in Cyberspace. — Routledge, 1999.

5. Willard N.E. From Cyberbullying and Cyberthreats: Responding to the Challenge of Online Social Aggression, Threats, and Distress, © 2007, Champaign, IL: Research Press, рр.1-2

6. Внебрачных Р.А. Троллинг как форма социальной агрессии в виртуальных сообщестах // Вестник Удмуртского университета. Философия. Социология. Психология. Педагогика. — Ижевск: Удмуртский государственный университет, 2012. — В. 1. — С. 48-51.