Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
31.08.2015

Идея континентального блока в геополитических взглядах Ю.С. Карцова

Абдуразаков Руслан Абдуразакович
кандидат исторических наук, доцент кафедры всеобщей истории Дагестанского государственного университета, г. Махачкала, Российская Федерация
Аннотация: Статья посвящена отечественному взгляду на концепцию «континентального блока» в начале XX века в научном наследии отечественного геополитика Ю.С. Карцова. Автором проведён сравнительный анализ работ К. Хаусхофера и Ю.С. Карцова, выявлены сходства и различия в подходах к формированию и целях континентальной конфедерации евразийских государств. Сделан вывод о необходимости глубокого и пристального изучения наследия отечественных учёных в современных непростых международных условиях.
Ключевые слова: Континентальный блок, Карцов, теллурократия, талассократия, геополитический дуализм
Электронная версия
Скачать (479.1 Kb)

Всплеск внимания к геополитике как науке, начиная с начала 1990-х гг. в нашей стране, привёл к значительному вниманию к трудам классиков зарубежной геополитической мысли либо к творчеству русских славянофилов или евразийцев-эмигрантов. Исследования же таких выдающихся отечественных учёных конца XIX – начала XX вв., как Н.Ф. Фёдоров, М.Ф. фон Таубе, И.И. Дусинский, Ю.С. Карцов и др. стали привлекать внимание современных отечественных исследователей лишь недавно.

Российским учёным ещё предстоит долгая работа по изучению научного наследия этих и других незаслуженно забытых отечественных учёных, которые в оригинальности и значимости своих исследований и идей не уступали А.Мэхэну, Х.Макиндеру, К.Хаусхоферу и др. Одной из таких идей, которая развивалась параллельно с немецкими авторами стала идея континентального сближения России и Германии, выразившаяся в законченном виде в концепцию у немецкого геополитика К.Хаусхофера в известной работе «Континентальный блок» [5. с. 371-418].

В состав конти­нентальной коалиции, по версии немецкого учёного, помимо Германии, России и Японией, могли также войти Китай, Австрия, Болгария, Турция и др. В основе его концепции континентального блока лежали две идеи: во-первых, различие между госу­дарствами, представляющими морскую и континентальную цивилизации и обусловленное данными различиями противостояние; во-вторых, комплиментарность ре­сурсов и возможностей госу­дарств Евразии. К.Хаусхофер считал, что отсутствие континентального союза привело к тому, что немцы и русские стали инструментами умной поли­тики западных держав и потерпели поражение в Первой мировой войне [2. с. 121].

Как известно, идея континентального блока была сформулирована К.Хаусхофером уже в его первой монографии “Дай Нихон” 1913 года [2. с. 113]. Обращение к научному наследия русских учёных позволяет утверждать, что концепция континентального блока стала разрабатываться в России раньше, чем за неё взялись классики немецкой школы геополитики. Подтверждением тому служит появившийся в 1908 году труд русского дипломата и публициста Ю.С. Карцова (1857 — 1931) «В чем заключаются внешние задачи России».

К проблеме континентального блока Ю.С. Карцов также, как и К.Хаусхофер, подходит через идею фундаментального дуализма континентальных и океанических держав. Чувствуя противоположность интересов теллурократии и талассократии – «…борьба европейского континента с Англией, в сущности, сводится к состязанию между сухопутным сообщением и морским», - он определяет главного противника России на международной арене: «…Исторический враг России — Англия. Основою ее преобладания является могущественный флот и крупные денежные средства. Нападение с моря — Дамоклов меч, над сухопутной державой висящий, даже тогда, когда, быть может, морская держава нападать и не думает. …Англия нашим попыткам создания флота и экономической самобытности препятствует всеми от нее зависящими способами» [1. с. 184].

Необходимо учитывать, когда и в какой конкретной исторической ситуации это было заявлено: через год после разграничения сфер влияния России и Англии, что знаменовало завершение складывания англо-франко-российского антигерманского блока. Неудивительно, что работа Ю.С. Карцова вызвала крайнее раздражение в Петербурге и Лондоне [3. с. 144].

Русский учёный указал наиболее уязвимую точку британской морской и торговой гегемонии: «Юго-восточный угол Средиземного моря есть наиболее уязвимый пункт английской морской гегемонии и, следовательно, представляет ключ мирового положения Англии» [1. с. 179].

В проекте К.Хаусхофера Германия должна была занять лидирующие позиции в рамках континентального блока. Он рассчитывал подвести Россию к доб­ровольному соглашению о контроле Германии над Евразией. Немецкий учёный не испытывал больших симпатий к СССР. Но он чет­ко осознавал, что в противостоянии с англосаксонскими державами Герма­нии будет жизненно необходимо избе­жать противостояния с СССР [2. с. 120].

Ю.С. Карцов также не испытывает глубоких чувств к Германии, отмечая в то же время её военный потенциал: «Вместо прусского королевства, к нам доброжелательного и от нас зависимого, на западе России появилась первоклассная военная держава — Германия. Не будет ничего удивительного, если в первой же месяц войны, нигде не встретив сопротивления, германская армия овладеет Белостоком и таким образом отрежет варшавский военный округ от остальной России» [1. с. 178].

Русский учёный верно подмечает и зону столкновения интересов России и Германии (Балканский полуостров), а также и то, что Германия всегда пыталась переориентировать российское внимание с юго-западного направления её внешней политики на дальневосточное, несмотря на то, что «усилению германского влияния в Константинополе мы относимся чрезвычайно ревниво» [1. с. 190].

В то же время Ю.С. Карцов был убеждён, что Англия для Германии такой же враг, как и для России. С тех пор, как перед Германией «открылась будущность на водах, во взглядах на Россию произошла соответственная перемена. Опасной для Германии Россия может быть лишь в союзе с Англией. Современная Германия поставила себе целью политику колониальную. Между тем сколько бы кораблей она ни строила, отнять у Англии главенства на море все равно она не в силах». Интересно также и то, что общность интересов России и Германии по мысли русского учёного подкрепляется и необходимостью борьбы с общим внутренним врагом – революционным движением. Не в интересах Германии также было и «чрезмерное ослабление и разорение России, ибо тогда, по необходимости, Россия превратится в поставщицу пушечного мяса для Англии» [1. с. 187].

Указывая, что Наполеон в своё время, создавая континентальную систему для борьбы с Англией шёл по правильному пути, русский учёный призывал к повторению этого исторического сценария: «В настоящее время европейские фабрики в состоянии переработать сами свое сырье, а в устранении конкуренции английских изделий для них — прямая выгода. Ныне же в Европе имеются налицо элементы, готовые примкнуть добровольно к борьбе против английской морской и торговой монополии» [1. с. 187]. Таким образом, Ю.С. Карцов, как и К.Хаусхофер, считал, что в основе континентального блока лежит не только необходимость борьбы с талассократией, но и комплиментарность ресурсов и экономических интересов континентальных держав. Сходство взглядов К.Хаусхофера и Ю.С. Карцова проявляется и в ряде других моментов.

Как известно, немецкий учёный указывал на Восток как на главное направление германской территориальной экспансии. Пред­лагая свою версию «Drang nach Osten», Хаусхофер рассматривал Восток как жизненное пространство, дарованное Германии самой судьбой [4]. Ю.С. Карцов призывал не беспокоиться по этому поводу: «Немецкое «Drang nach Osten», которое русскую печать так тревожит, направлено против Англии в гораздо большей степени, нежели против России. Важен не самый факт германского движения на восток, а то, чтобы оно совершалось по уговору с нами и в соображении наших интересов» [1. с. 190].

К.Хаусхофер не приветствовал территориального расширения СССР, поскольку такое усиление могло помешать главенству Германии в рамках континентального блока. Он рассчитывал, что Россия откажется от продвижения своего влияния на Балканах. Позиция же Карцова Ю.С. здесь носит несколько противоречивый характер: с одной стороны, Россия должна завоевать Константинополь и «спасти славян от германизации»; а с другой – «отношения между Россией и славянским миром суть свойства культурного и нравственного, а не политического. По причине отдаленности положения в сферу экономического и стратегического воздействия России славяне не входят». По-видимому, эта двойственность в отношении славян и Балканского полуострова в целом отражает две тенденции, сложившиеся в развитии русской геостратегической и геополитической мысли в конце XIX – начале XX века: если Н.Я. Данилевский, Р.А. Фадеев, Н.Н. Обручев и др. считали славянское единство и движение к Средиземному морю главным направлением российских внешнеполитических усилий, то П.Н. Дурново, А.Е. Снесарев, А.Е. Вандам и др. предлагали фактически пожертвовать юго-западным направлением в угоду среднеазиатскому и дальневосточному, а также ради сближения с Германией.

Инициатива создания континентального блока по мысли Ю.С. Карцова должна была исходить от Германии: «По культуре, богатству и могуществу впереди других держав стоит Германия. Создать организацию континентальной самообороны — в этом и заключается ее великая историческая задача». Скорее всего, такая точка зрения объясняется тем, что Россия к этому времени уже связала себя союзническими узами с Англией и Францией, поэтому первой проявлять инициативу в этом вопросе было бы дипломатически неверно. С другой стороны, инициатива должна была исходить от Германии и по причине противоречивости её позиции в отношении России: «К сожалению, относительно императора Вильгельма мы повторяем двойственную политику, которую Александр I вел по отношению Наполеона I. В результате вместо друга мы на границе имеем грозного соседа, против которого необходимо вооружаться» [1. с. 187].

И только после соответствующего предложения от Германии Россия «вступает в переговоры с Германией и старается с этой державой прийти к окончательному соглашению. К русско-германскому союзу прочие континентальные державы, волей-неволей, должны будут присоединиться. В результате образуется конфедерация государств европейского континента. Цель этой конфедерации — уничтожение английской морской гегемонии и провозглашение принципов международного равновесия и равноправия всех держав на море» [1. с. 188]. Можно смело утверждать, что подобное соглашение перевернуло бы вверх дном существующее отношение по­литических сил. Неудивительно, что со сто­роны встревоженных интересов (официального Лондона) делались попытки предотвратить это сбли­жение [3. с. 144].

Русско-германский союз предстаёт как основа более широкого антиталассократического блока. Каковы же последствия создания такой «континентальной лиги» на мировой арене и в смысле российских интересов: «Вообразим себе, однако, что сон осуществился наяву: вокруг России и Германии сплотилась европейская континентальная конфедерация. С уничтожением гегемонии одной державы море примет характер нейтральный и сделается достоянием международным. Черное море со всем к нему прилегающим районом сделается вполне безопасным. В соответствующей степени усилится оборонительное положение Кавказа и Средней Азии. На всем протяжении черноморского берега закипит промышленная жизнь, со всех сторон к нему прильет капитал, разовьются фабрики и разрастутся города…» [1. с. 191].

Таким образом, Карцов Ю.С. рассматривал российско-германскую основу континентального блока как равноправный союз, также, как и немецкий учёный, он выявил экономические предпосылки и внешнеполитические последствия такого объединения. Идея континентального блока Карцова во многом похожа на идею К.Хаусхофера, с той лишь разницей, что немецкий учёный лидерство на евразийском континенте оставлял за Германией.

В целом же, можно констатировать, что «русская версия» континентального блока появилась раньше немецкой и хотя отличалась меньшей системностью в изложении, была не менее оригинальной, в то же время выделяясь глубиной и точностью анализа. На наш взгляд, предстоит ещё многое сделать в изучении отечественного геополитического наследия, не менее богатого, интересного, самобытного для формирования концепции национальной безопасности нашей страны, чёткого определения её геополитических интересов и приоритетных направлений внешнеполитической деятельности в современных непростых международных условиях.

Список литературы:

1. Карцов Ю. С. В чем заключаются внешние задачи России: (теория внешней политики вообще и в применении к России) / Подгот. текста, публ., коммент.: А. Ю. Репников // Философская культура. СПб., 2009. №4. С. 170 - 195.

2. Рукавицын П. М. Концепция континентального блока Карла Хаусхофера // Обозреватель–Observer. 2008, №10. С. 113–122.

3. Рябцев, В. Н. М.Ф. фон Таубе и его геополитические прозрения // Научная мысль Кавказа. 2014. №1. С. 140-147.

4. Тихонравов Ю.В. Геополитика: Учебное пособие. М.: ИНФРА-М, 2000. 269 с. [Электронный ресурс]. http://uchebnik-online.com/129/649.html (дата обращения: 19.08.2015).

5. Хаусхофер К. О геополитике. Работы разных лет. М.: Мысль, 2001. 426 с.