Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
03.09.2015

Вопросы заключения под стражу лиц, подлежащих экстрадиции

Вениаминов Андрей Германович
Кандидат юридических наук, доцент кафедры адвокатуры и организации правоохранительной деятельности, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Российская Федерация
Грудинин Никита Сергеевич
кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовно-правовых дисциплин, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Российская Федерация
Грязнова Дарья Владимировна
студентка 3 курса факультета юриспруденции и ювенальной юстиции, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: Статья раскрывает проблемы, связанные с избранием меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лиц, подлежащих выдаче иностранному государству (экстрадиции). Исследовано действующее отечественное уголовно-процессуальное законодательство и ратифицированные международные договоры России, регламентирующие данный вопрос. Авторами сделан акцент на важность соблюдения конституционных прав граждан, задержанных по запросу иностранного государства, выявлена проблема недостаточной правовой регламентации порядка задержания и заключения под стражу лиц указанной категории. В заключение предложен проект изменений в УПК РФ с целью решения выявленных пробелов в законодательстве.
Ключевые слова: мера пресечения, заключение под стражу, экстрадиция, задержание, конституционные права, уголовно-процессуальное законодательство, запрос иностранного государства
Электронная версия
Скачать (489.9 Kb)

Одной из наиболее актуальных проблем, стоящих перед современным российским обществом является проблема преступности и правового нигилизма, порождающая неверие граждан в то, что государство стоит на страже их прав, свобод и законных интересов [2, с. 206-207]. Представляется, что такая ситуация возможна во многом потому, что российские граждане, совершившие преступления, стараются избежать правосудия, скрываясь на территории других государств, а иностранные граждане, свою очередь, – на территории России.

В работе российских правоприменительных органов возникает немало сложностей при решении вопроса об избрании меры пресечения, связанной с лишением свободы, в отношении лица, подлежащего выдаче другому государству [1], [4]. Так, актуальным является вопрос о сроках содержания под стражей, порядке обжалования решения о заключении под стражу, применения на территории РФ постановления о помещении лица под стражу, вынесенного судом иностранного государства.

Вопрос содержания под стражей лиц, подлежащих экстрадиции, затрагивает общепризнанные основные права человека на свободу и личную неприкосновенность. Имеющиеся проблемы, связанные с недостаточно чётким правовым регулированием данного правового института, могут повлечь существенное нарушение конституционных прав лиц, подлежащих экстрадиции.

Вопрос о применении к лицу, подлежащему экстрадиции, меры пресечения решается в соответствии со ст. 466 УПК РФ. В отношении лица, которое требуется к выдаче иностранному государству, возможно избрание и применение меры пресечения в виде заключения под стражу, поскольку в этом имеется необходимость, обусловленная требованиями обеспечения последующей его выдачи. Установлены два основания применения указанной меры пресечения в отношении субъекта экстрадиции. Во-первых, необходимость обеспечения экстрадиции, когда имеются основания полагать, что данное лицо скроется от передачи требуемому государству либо может продолжать заниматься преступной деятельностью. Во-вторых, наличие запроса иностранного государства о выдаче этого лица.

По смыслу норм международного права, взятие под стражу для выдачи осуществляется немедленно. Согласно ст. 60 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной 22 января 1993 г. в г. Минске, (далее – Минская конвенция) применение в отношении требуемого к выдаче лица содержания под стражей исключается в тех случаях, когда выдача не производится. В соответствии с ст. 466 УПК РФ, прокурору предоставлено право решения вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лица, указанного в запросе о выдаче. При получении от иностранного государства запроса о выдаче лица, если при этом не представлено решение судебного органа об избрании в отношении данного лица меры пресечения в виде заключения под стражу, прокурор в целях обеспечения возможности выдачи лица решает вопрос о необходимости избрания ему меры пресечения в порядке, предусмотренном ч. 1 ст. 466 УПК РФ. По смыслу данной статьи, должен применяться порядок избрания меры пресечения в виде заключения под стражу в соответствии со ст. 108 УПК РФ.

Согласно п. 2 ст. 466 УПК РФ, если к запросу о выдаче лица прилагается решение судебного органа иностранного государства о заключении лица под стражу, то прокурор вправе избрать в отношении этого лица меру пресечения в виде домашнего ареста или заключения под стражу без подтверждения этого решения судом Российской Федерации. Основанием для этого является принятое в установленном порядке компетентными органами зарубежного государства решение о заключении данного лица под стражу.

При этом, как отмечает М.В. Тропин, «в данном случае идёт речь не об избрании меры пресечения по правилам российского уголовного судопроизводства (что, действительно, согласно требованиям ст. 22 Конституции РФ требует судебного решения), а об исполнении уже состоявшегося решения компетентного органа иностранного государства об избрании меры пресечения». Кроме того, «все материалы уголовного дела с необходимыми доказательствами в отношении лица, подлежащего выдаче, находятся за рубежом» [7].

С этим утверждением следует согласиться, однако, не стоит забывать, что при избрании или применении меры пресечения в виде заключения под стражу прокурор и суд не должны рассматривать вопрос о виновности лица, выдача которого запрашивается, и соответствующим образом давать оценку имеющимся в деле доказательствам.

При помещении задержанных лиц в места содержания под стражей органы, производившие задержание, должны представить туда постановление об аресте и розыске обвиняемого страной – инициатором поручения, копию телеграммы-уведомления инициатора розыска о задержании, а также подтверждение намерения о направлении запроса об экстрадиции.

Стоит, однако, указать, что положения ст. 466 УПК РФ, предусматривающие возможность избрания меры пресечения к лицу для обеспечения его возможной выдачи только после получения запроса о выдаче, не в полной мере соответствуют обязательствам, принятым Российской Федерацией в связи с заключением ею соответствующих международных договоров, а также сложившейся международной практике.

В частности, согласно п. 9 ст. 16 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности, Российской Федерации предоставлено право взять под стражу находящееся на её территории лицо, выдача которого запрашивается: 1) самостоятельно, если требующие того обстоятельства носят неотложный характер; 2) по просьбе запрашивающего государства.

Международное право предусматривает возможность того, что лицо, выдача которого требуется, может быть взято под стражу по специальному ходатайству запрашивающего государства до получения Генеральным прокурором РФ или его заместителем запроса о выдаче (ст. 61 Минской Конвенции). В этом случае в ходатайстве должны содержаться ссылка на постановление о взятии под стражу или на приговор, вступивший в законную силу, и указание на то, что требование о выдаче будет представлено дополнительно. В соответствии с требованиями Минской Конвенции, лицо, взятое под стражу по указанному основанию, освобождается, если требование об его выдаче не поступит в течение сорока дней со дня взятия под стражу.

Лицо может быть задержано, также в случае наличия предусмотренных законом оснований подозревать его в совершении преступления, влекущего выдачу, на территории соответствующего иностранного государства.

Здесь следует поднять проблему процессуального оформления задержания разыскиваемого лица. На законодательном уровне данный вопрос также напрямую не предусмотрен. Однако УПК РФ предусматривает институт «задержания подозреваемого» в гл. 12, и согласно ч. 2 ст. 91 соответствующей главы, при наличии данных, дающих подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если оно пыталось, например, скрыться от предварительного следствия и суда. Следовательно, данная процедура применима и в отношении лиц, объявленных в международный розыск с последующей в отношении них экстрадицией. При этом не имеет значения, что процедура задержания, регламентированная в гл. 12 УПК РФ, как правило, применяется при производстве предварительного следствия на территории РФ в общем порядке, а также то, что он связан с фигурой подозреваемого, в то время субъектом экстрадиции выступает, в основном, лицо, которому уже предъявлено обвинение.

Выявленное противоречие устраняется по аналогии с ч. 3 ст. 210 УПК РФ, согласно которой в случае обнаружения обвиняемого, объявленного в розыск (в нашем случае – в международный), он может быть задержан в порядке гл. 12 УПК РФ. А.К. Строганова предлагает также дополнить ст. 91 УПК РФ новым основанием задержания: «когда лицо находится в международном розыске» [6, с. 9, 151].

Сложность, в то же время, заключается в том, что из статьи 91 УПК РФ после внесения изменений, связанных с образованием Следственного комитета при прокуратуре РФ (ныне – Следственного комитета России), прокурор исключен из числа участников уголовного судопроизводства, которые правомочны произвести задержание в порядке ст. 92 УПК РФ.

При этом, ряд авторов указывают на необходимость введения в гл. 54 УПК РФ отдельной статьи, регламентирующей права и обязанности лица, задержанного или заключённого под стражу с целью обеспечения его возможной выдачи, и определяющей такое лицо в качестве самостоятельного субъекта уголовного процесса [4, с. 11-12], [6, с. 9, 162]. По нашему мнению, данное лицо, несмотря на то что оно не является участником уголовного судопроизводства в общем порядке, должно пользоваться всеми правами подозреваемого и обвиняемого, предусмотренными ст.ст. 46, 47 УПК РФ, в том числе, знать существо обвинения, подозрения, основания объявления в розыск, осуждения приговором суда, получать копии соответствующих процессуальных документов, пользоваться бесплатно услугами защитника, переводчика, обжаловать действия (бездействия) прокурора, суда и т.д. Также лицу, подлежащему выдаче иностранному государству, должны быть обеспечены иные права и законные интересы, предусмотренные международными договорами РФ об экстрадиции, общепризнанными нормами и принципами международного права.

Статья 108 УПК РФ регулирует порядок избрания меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого в виде заключения под стражу в рамках производства предварительного следствия по уголовным делам на территории РФ, но не регулирует напрямую порядок избрания меры пресечения, связанной с лишением свободы, в отношении лиц, задержанных в соответствии с международными договорами Российской Федерации до поступления запросов компетентных органов иностранных государств об их выдаче для привлечения к уголовной ответственности либо исполнения приговора.

Таким образом, действующим российским уголовно-процессуальным законодательством этот порядок должным образом не урегулирован, что влечёт за собой на практике случаи, когда заключение под стражу указанной категории лиц осуществляется прокурорами при отсутствии судебных решений иностранных государств об избрании данной меры пресечения.

В соответствии со статьёй 22 Конституции РФ арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению.

Исходя из этого, в целях соблюдения прав лиц, задержанных для обеспечения возможной выдачи, если в государствах – инициаторах розыска лица для последующей выдачи решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу вынесено несудебным органом, российским правоприменительным органам целесообразно до поступления запросов о выдаче принимать необходимые меры для заключения таких лиц под стражу на основании судебных постановлений [3].

Тем не менее, при существующей трактовке закона, а именно положений статьи 466 УПК РФ, предусматривающей порядок избрания меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лиц, подлежащих экстрадиции, только после получения запроса о выдаче, российские суды не могут принять соответствующее законное и обоснованное решение.

Такая позиция суда является, по нашему мнению, достаточно спорной, поскольку тем самым ограничивается возможность органов прокуратуры избирать в отношении лица, объявленного в международный розыск, меру пресечения в виде заключения под стражу, в целях обеспечения его последующей экстрадиции. При этом суды, в свою очередь, вынуждены руководствоваться узкой формулировкой закона, а именно ч. 1 ст. 466 УПК РФ, которая связывает возможность ареста лица, подлежащего экстрадиции, поступлением в Генеральную прокуратуру РФ запроса о его выдаче, который не может в силу объективных причин быть направленным сразу после фактического задержания разыскиваемого лица.

Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, международные нормы, в том числе предусматривающие заключение под стражу лица до поступления запроса иностранного государства о его выдаче, являются составной частью правовой системы Российской Федерации, в связи с чем, они служат правовым основанием для вынесения судом решения об избрании меры пресечения.

Таким образом, в УПК РФ отсутствует правовая норма, напрямую регулирующая порядок избрания в отношении лица, подлежащего выдаче иностранному государству, меры пресечения в виде заключения под стражу до поступления соответствующего запроса. Представляется, что при принятии решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу до поступления запроса о выдаче, а также при поступлении соответствующего запроса при отсутствии прилагаемого судебного решения об избрании таковой, до принятия соответствующих изменений в законодательство, правоприменительным органам РФ надлежит руководствоваться положениями ст. 61 Минской конвенции, то есть решать вопрос об избрании либо применении в отношении подлежащего выдаче лица меры пресечения в виде заключения под стражу в течение 48 часов с момента его задержания.

В соответствии с ч. 3 ст. 466 УПК РФ, Генеральный прокурор РФ или его заместитель незамедлительно уведомляет компетентный орган иностранного государства, направивший запрос о выдаче лица, об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу либо о применении избранной ранее меры пресечения.

Стоит также отметить, что если требование о выдаче не содержит всех необходимых данных, то государство, в которое поступил соответствующий запрос, может затребовать дополнительные сведения, для чего устанавливается срок содержания под стражей до одного месяца. Этот срок может быть продлён ещё до одного месяца по ходатайству запрашивающей стороны. Если она не представит в установленный срок дополнительных сведений, то запрашиваемая сторона должна освободить лицо, взятое под стражу (ст. 59 Минской Конвенции).

Как было указано выше, в соответствии с требованиями Минской Конвенции, лицо, задержанное по поручению иностранного государства, содержится под стражей в течение 40 дней до момента поступления запроса о выдаче. Последующее время содержания под стражей задержанного, по смыслу ст. 466 УПК РФ, может регулироваться положениями уголовно-процессуального закона запрашивающей стороны, если последняя прилагает к такому запросу судебное решение об избрании меры пресечения в отношении лица, подлежащего экстрадиции. В данном случае содержание под стражей лица, подлежащего экстрадиции, напрямую связано с решением судебных органов запрашивающего государства.

Таким образом, основания применения меры пресечения в виде заключения под стражу в соответствии со ст. 466 УПК РФ свидетельствуют о том, что она может быть либо избрана в отношении субъекта экстрадиции в общем порядке, установленном ст.ст. 108-109 УПК РФ, либо применена прокурором на основании соответствующего решения суда иностранного государства. При этом в последнем случае предусмотренного ст. 108 УПК РФ судебного подтверждения применения заключения под стражу не требуется, и прокурор вправе подвергнуть это лицо домашнему аресту или заключить его под стражу. Однако порядок обжалования решения прокурора о применении к лицу меры пресечения в виде заключения под стражу действующим УПК РФ не предусмотрен.

Представляется, что отмена решения прокурора о применении к лицу меры пресечения в виде заключения под стражу возможна в рамках обжалования решения о выдаче лица в целом. Кроме того, лицо, в отношении которого избрана мера пресечения на основании решения прокурора (суда), может обжаловать данное решение вышестоящему прокурору или в суд (вышестоящий суд), в порядке, предусмотренном главой 16 УПК РФ, положения которой распространяются на все стадии уголовного судопроизводства, в том числе – на производство по запросам иностранных государств об оказании им правовой помощи по уголовным делам путем выдачи лиц для уголовного преследования.

Данная позиция поддержана Верховным Судом РФ, а именно в постановлении от 10 февраля 2009 г. № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» [5]. Согласно п. 19 названного постановления, «решение прокурора о применении меры пресечения в виде заключения под стражу лица для обеспечения его возможной выдачи по запросу иностранного государства, принятое на основании судебного решения этого государства о заключении под стражу (часть 2 статьи 466 УПК РФ), может быть обжаловано в порядке статьи 125 УПК РФ. При этом судья не обсуждает вопросы виновности лица, принесшего жалобу, ограничиваясь проверкой соответствия решения прокурора законодательству и международным договорам Российской Федерации».

В соответствии с п. 8 ст. 463 УПК РФ, в случае отмены решения о выдаче лица суд отменяет и меру пресечения, избранную в отношении лица, подавшего жалобу.

Таким образом, с учётом всего вышесказанного, статью 466 УПК РФ следует, на наш взгляд, изложить в следующей редакции:

«1. При получении от иностранного государства запроса о выдаче лица, а также в случае задержания на территории Российской Федерации лица, объявленного в международный розыск до поступления указанного запроса, если при этом не представлено решение судебного органа об избрании в отношении данного лица меры пресечения в виде заключения под стражу, прокурор, в целях обеспечения возможности выдачи лица, в течение 48 часов с момента его задержания решает вопрос о необходимости избрания данному лицу меры пресечения в порядке, предусмотренном статьей 108 настоящего Кодекса. Решение суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу может быть обжаловано в кассационном порядке.

2. Если к запросу о выдаче лица прилагается решение судебного органа иностранного государства о заключении лица под стражу, либо такое решение направляется по каналам быстрой связи после уведомления компетентных органов иностранного государства о задержании на территории Российской Федерации лица, объявленного в международный розыск, то прокурор вправе в течение 48 часов с момента задержания данного лица подвергнуть его домашнему аресту или заключить его под стражу без подтверждения указанного решения судом Российской Федерации. Решение прокурора о применении меры пресечения в виде заключения под стражу может быть обжаловано в порядке, установленном главой 16 настоящего Кодекса.

3. При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лица, подлежащего выдаче, в порядке частей 1 и 2 настоящей статьи, соответствующий срок не может превышать 2 месяцев. Последующий срок содержания лица под стражей подлежит продлению в порядке, установленном статьей 109 настоящего Кодекса, и не может превышать предельного срока, установленного частями 2 и 3 данной статьи. По истечении указанного предельного срока содержания под стражей, лицо подлежит незамедлительному освобождению.

4. В случае не поступления запроса о выдаче в сроки, установленные международным договором Российской Федерации, лицо, содержащееся под стражей в порядке настоящей статьи, подлежит незамедлительному освобождению.

5. Генеральный прокурор Российской Федерации или его заместитель незамедлительно уведомляет компетентный орган иностранного государства, направивший запрос о выдаче лица, или объявивший данное лицо в международный розыск, об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу либо о применении избранной ранее меры пресечения».

Список литературы:

1. Богачёва Е. Экстрадиция // Законность. 2000. № 5.

2. Грудинин Н.С. Феномен преступности в современной России // Научный альманах. 2014. № 2 (2). – С. 201-208.

3. Информационное письмо Заместителя Генерального прокурора РФ от 5 июля 2007 г. № 81/1-4913-07 «О порядке заключения под стражу лиц, разыскиваемых правоохранительными органами иностранных государств для уголовного преследования, до поступления запросов о выдаче» // СПС КонсультантПлюс.

4. Карасёва Е.В. Процессуальные аспекты международного сотрудничества органов предварительного следствия при МВД РФ: дисс. ... канд. юрид. наук. М.: Московский юридический институт МВД России, 1999.

5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // БВС РФ. 2009. № 4. С. 2-6.

6. Строганова А.К. Экстрадиция в уголовном процессе Российской Федерации: диссертация … канд. юрид. наук. М.: Московский университет МВД РФ, 2004.

7. Тропин М.В.Заключение под стражу лиц, подлежащих экстрадиции // Российский следователь. 2003. № 3.