Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
27.10.2015

Процессуальные проблемы пересмотра вступившего в законную силу приговора суда ввиду новых обстоятельств

Вениаминов Андрей Германович
Кандидат юридических наук, доцент кафедры адвокатуры и организации правоохранительной деятельности, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Российская Федерация
Дягилев Константин Владимирович
аспирант кафедры уголовного права и процесса, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: В статье затронута проблема исправления судебных ошибок и пересмотра вступившего в законную силу приговора ввиду новых обстоятельств, не известных суду на момент рассмотрения уголовного дела. Исследуя данный институт, авторы пришли к выводу, что понятие иных новых обстоятельств законодателем не раскрыто, а возобновление по ним производства по делу ограничено процессуальными рамками, что порождает проблемы правоприменения и восстановления законности. В подтверждение выбранной проблематики приведены различные научные точки зрения, правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, а также практика Верховного Суда Российской Федерации.
Ключевые слова: судебная ошибка, законная сила, приговор, новые обстоятельства, процессуальные рамки, восстановление законности, Верховный Суд
Электронная версия
Скачать (477.7 Kb)

Согласно ст. 6 УПК РФ, назначением уголовного судопроизводства является защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а равно защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, ограничения её прав и свобод.

Решающее значение в защите гарантированных государством прав человека принадлежит судебной власти, которая посредством установленных законом процедур отправляет правосудие, то есть разрешает по существу уголовные дела, обеспечивая в то же время их полное, всестороннее и беспристрастное рассмотрение на основе принципа состязательности и равенства сторон обвинения и защиты [4].

Реализация правосудия осуществляется путем постановления его итогового акта – приговора, которым устанавливается вина подсудимого в совершении преступления и назначается наказание, либо же делается вывод о его непричастности к инкриминируемому деянию, отсутствии события и состава преступления, что является следствием оправдания подсудимого и его реабилитации.

Несмотря на незыблемое значение приговора как акта правосудия по уголовному делу, суды, к сожалению, зачастую неверно устанавливают фактические обстоятельства уголовного дела, что влечет вынесение незаконного, необоснованного и несправедливого решения.

Вследствие этого неизбежно встает вопрос об исправлении допущенной судебной ошибки и устранении причин и условий, вызвавших принятие неправосудного решения.

Так, по мнению В.В. Блажеева, «судебная ошибка в применении права всегда является следствием нарушения норм материального или процессуального права, допущенных судом при производстве по делу, и выражается в виновном действии или бездействии судей... Нельзя признать ошибкой суда неустановление в судебном заседании обстоятельства, о существовании которого суд по объективным причинам не должен знать» [2].

В настоящее время, почти каждый из подсудимых пользуется правом апелляционного обжалования. Весомый процент судебных решений первой инстанции отменяется, либо изменяется. В случае отказа в удовлетворении апелляционной жалобы, судебное решение вступает в законную силу.

Однако даже повторное рассмотрение уголовного дела по существу не исключает неверное установление судом фактических обстоятельств уголовного дела и как следствие – вынесение незаконного и необоснованного приговора, влекущего назначение уголовного наказания для невиновного [1].

Одним из способов восстановления законности при производстве по уголовному делу и исправления допущенных судебных ошибок является институт пересмотра приговора ввиду новых либо вновь открывшихся обстоятельств. Нельзя не согласиться с высказанным в науке мнением, что посредством возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств обеспечивается в основном не восполнение недостатков обвинительной и судебной деятельности, а возможность исследования тех фактических обстоятельств, которые уголовный закон признает имеющими значение для определения оснований и пределов уголовно-правовой ответственности, но которые в силу объективных или субъективных причин ранее не входили в предмет исследования по уголовному делу. Именно поэтому такой механизм может использоваться для устранения допущенных в ходе уголовного судопроизводства нарушений в тех случаях, когда неприменимы или были исчерпаны другие средства процессуально-правовой защиты, включая возможности апелляционного, кассационного и надзорного производства [6].

Поводом к возобновлению производства служит факт того, что компетентными органами обнаружены такие обстоятельства, которые в случае их исследования в ходе судебного заседания при рассмотрении уголовного дела по существу должны были бы повлечь постановление судом иного решения.

Как отмечает А.Г. Стовповой, если причина неправосудности приговора или иного судебного решения лежала вне материалов уголовного дела (как правило) и во всяком случае не могла быть известна суду, постановляющему приговор, который в силу этого обстоятельства не мог ее учесть, то способом установления такой судебной ошибки выступала проверка фактов, повлекших постановление неправосудного судебного решения, в особых процессуальных формах, допускающих производство предварительного расследования либо проверки, и в том числе относительно обстоятельств, установленных вступившим в силу и неотмененным приговором суда [8].

Конституционный Суд РФ в постановлении от 2 февраля 1996 г. № 4-П «По делу о проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй статьи 384 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан К.М. Кульнева, В.С. Лалуева, Ю.В. Лукашова и И.П. Серебренникова» разъяснил, что правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах (статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года; статья 8 Всеобщей декларации прав человека 1948 года). Справедливость как основополагающая идея находит свое закрепление и во вводных положениях к Конституции Российской Федерации. Ошибочное судебное решение не может рассматриваться как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено.

Вследствие своей исключительности исследуемый вид пересмотра судебных решений допускается лишь со значительными ограничениями, обычно касающимися:

а) круга лиц, уполномоченных возбуждать вопрос о возобновлении;

б) оснований, по которым такое возобновление возможно;

в) сроков возобновления производства в отношении ряда судебных решений;

г) судебных инстанций, полномочных осуществлять пересмотр.

Основаниями для возобновления производства по уголовному делу служат вновь открывшиеся, а также новые обстоятельства.

Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (п. 2 ст. 4 Протокола № 7 в редакции Протокола № 11) установлено, что право не привлекаться повторно к суду или повторному наказанию не препятствует повторному рассмотрению дела в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами соответствующего государства, если имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах [9].

Подробнее остановимся на институте пересмотра вступившего в законную силу приговора ввиду новых обстоятельств.

Согласно ч. 4 ст. 413 УПК РФ новыми обстоятельствами являются не известные суду на момент вынесения судебного решения, исключающие преступность и наказуемость деяния или подтверждающие наступление в период рассмотрения уголовного дела судом или после вынесения судебного решения новых общественно опасных последствий инкриминируемого обвиняемому деяния, являющихся основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления:

1) признание Конституционным Судом Российской Федерации закона, примененного судом в данном уголовном деле, не соответствующим Конституции Российской Федерации;

2) установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела, связанное с:

а) применением федерального закона, не соответствующего положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод;

б) иными нарушениями положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод;

2.1) наступление в период рассмотрения уголовного дела судом или после вынесения судебного решения новых общественно опасных последствий инкриминируемого обвиняемому деяния, являющихся основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления;

3) иные новые обстоятельства.

Пункты 1-2.1 вышеуказанной статьи законодателем конкретизированы, однако п. 3 в силу своей формулировки, наоборот, порождает правовую неопределенность. Что понимать под «иными новыми обстоятельствами»?

По смыслу ст. 413 УПК РФ к «иным новым обстоятельствам» относятся различные обстоятельства, касающиеся обвинения или личности обвиняемого, которые не были известны суду, хотя и существовали на момент принятия решения. Это может быть установление, что жив человек, считавшийся убитым, установление алиби обвиняемого и другие сведения [3]. Данные обстоятельства, в отличие от вновь открывшихся, не требуют удостоверения вступившим в законную силу приговором суда.

С учетом постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 02.02.1996 № 4-П «иными новыми обстоятельствами» есть основания считать, во-первых, новые и неизвестные суду или лицу, производившему расследование по уголовному делу обстоятельства, незнание которых привело к их добросовестному заблуждению о подлинном характере обстоятельств преступления и принятию необоснованного или незаконного решения; во-вторых, неоспоримо доказывают неправосудность вынесенного по делу решения, в том числе в порядке апелляционного, кассационного или надзорного производства [5, с. 1010].

При этом не ясно, являются ли новыми обстоятельствами те сведения, о проверке которых в ходе судебного заседания заявлял ходатайство подсудимый (например, проверка алиби: нахождение не на месте преступления, а в ином месте), в удовлетворении которого судья отказал. Если суд их в судебном заседании не исследовал, то юридически они суду не известны, а фактически эти обстоятельства будут отражены в протоколе судебного заседания.

Так, не исследование в судебном заседании тех или иных значимых доказательств зачастую влечет постановление приговора, выводы в котором не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, что является основанием для его отмены вышестоящим судом в апелляционном порядке. Однако являются ли такие доказательства иными новыми обстоятельствами по смыслу ст. 413 УПК РФ?

Приведем следующий пример.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации 24.11.2010 г. рассмотрел уголовное дело по заключению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации о возобновлении производства по уголовному делу в отношении Салпагарова Т.А. ввиду новых обстоятельств.

Так, Салпагаров Т.А. Верховным Судом Карачаево-Черкесской Республики оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 158, п. «в» ч. 4 ст. 162, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, в связи с непричастностью к их совершению.

Согласно заключению прокурора, поводом для постановки вопроса об отмене приговора и передаче уголовного дела для производства нового судебного разбирательства явились новые доказательства, полученные в ходе проведенного дополнительного расследования, которые свидетельствуют о причастности Салпагарова к инкриминируемым преступлениям. Так, согласно выводам судебной генетической экспертизы, на куртке, футболке и брюках Салпагарова обнаружены следы крови человека, которые произошли от потерпевшей М.

Тем не менее, Президиум Верховного Суда РФ, вопреки доводам прокурора, оснований для возобновления производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств не усмотрел.

По мнению Президиума, возобновляя производство по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, суд обеспечивает не восполнение недостатков обвинительной и судебной деятельности, а возможность исследования тех фактических обстоятельств, которые уголовный закон признает имеющими значение для определения оснований и пределов уголовно-правовой охраны, но которые в силу объективных причин ранее не могли входить в предмет исследования по уголовному делу.

По смыслу закона, такие новые обстоятельства не могут быть обусловлены какими – либо упущениями со стороны суда либо органов и должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование и поддержание обвинение в суде. Как следует из материалов уголовного дела, одежда Салпагарова, представленная на исследование для производства судебной генетической экспертизы, была изъята еще в процессе производства первичных следственных действий и ранее подвергалась осмотру в качестве вещественного доказательства, а также экспертному исследованию по результатам назначенной органами следствия судебной биологической экспертизы.

Не проведение по настоящему уголовному делу судебной генетической экспертизы в процессе предварительного расследования до рассмотрения уголовного дела не было обусловлено какими – либо объективными причинами, в связи с чем обстоятельства, приведенные в заключении, не являются новыми, которые могли бы повлечь возобновление производства по делу, поскольку ранее не были известны суду в силу допущенной неполноты предварительного следствия.

При таких обстоятельствах Президиум Верховного Суда Российской Федерации пришел к выводу, что законодательство Российской Федерации не содержит правовых механизмов, допускающих пересмотр вступившего в законную силу оправдательного приговора по основаниям возникновения обстоятельств, ставящих под сомнение его обоснованность, если такие новые обстоятельства не были известны суду в связи с допущенной по делу неполнотой предварительного или судебного следствия.

Такая правовая позиция Верховного Суда корреспондирует положениям ст. 14 УПК РФ, закрепляющей презумпцию невиновности как основополагающего принципа уголовного судопроизводства, в силу которого бремя доказывания вины подсудимого лежит исключительно на стороне обвинения, а суд не вправе восполнять пробелы предварительного расследования и по собственной инициативе собирать обвинительные доказательства, тем более после состоявшегося рассмотрения уголовного дела по существу в рамках процедуры, регламентированной гл. 49 УПК РФ.

Однако как быть в случае, если неполнота предварительного расследования или судебного следствия повлекла ухудшение положение обвиняемого, когда не установлены (возможно, намеренно) обстоятельства, безусловно доказывающие его невиновность. Известно, что в силу сложившегося в России смешанного уголовного процесса, защита во многом ограничена в сборе доказательств, особенно на стадии предварительного расследования. Получается, что по вине следствия и суда незаконно постановленный приговор не подлежит пересмотру.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 16.05.2007 № 6-П «По делу о проверке конституционности положений статей 237, 413 и 418 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом президиума Курганского областного суда» верно указано, что ограничение возможности пересмотра судебных решений, не отвечающих требованиям законности, обоснованности и справедливости, имеет следствием нарушение баланса в защите таких конституционных ценностей, как справедливость и правовая определенность, влекущее причинение вреда гарантируемым Конституцией Российской Федерации правам и свободам человека и гражданина, защита и восстановление которых являются конституционной целью правосудия. Судебное решение, если существенно значимые обстоятельства события, являющегося предметом исследования по уголовному делу, отражены в нем неверно, не может рассматриваться как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено независимо от того, что послужило причиной его неправосудности – неправомерные действия судьи, судебная ошибка или иные обстоятельства, объективно влияющие на законность, обоснованность и справедливость судебного акта.

Таким образом, недостаточная законодательная регламентация института иных новых обстоятельств является существенной проблемой правоприменения, не позволяющая устранять допущенные нарушения уголовно-процессуального закона на ранних стадиях процесса и исправлять судебные ошибки.

Исходя из этого необходимо исходить из правовой позиции, выраженной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.12.2007 № 962-0-0, согласно которому ограничение круга оснований для возобновления уголовного дела в целях пересмотра незаконного и необоснованного судебного решения недопустимо, если это делает невозможным обеспечение правосудности судебных актов и восстановление судом прав и законных интересов граждан.

В частности, данное положение положено в основу решения судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации о возобновлении производства по уголовному делу в отношении гражданина Республики Казахстан О. ввиду новых обстоятельств и отмене вынесенного в отношении него обвинительного приговора [7].

В связи с этим необходимо конкретизировать законодательно положения об иных новых обстоятельствах, на основании которых судебное решение подлежит пересмотру, чтобы избежать двойных его толкований.

Список литературы:

1. Багаутдинов Ф.Н., Беляев М.В. Новое основание для возобновления производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств // Российская юстиция. 2014. № 8.

2. Блажеев В.В. Пересмотр судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам в механизме судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций // Законы России: опыт, анализ, практика. 2008. № 11.

3. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1973. № 2.

4. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М., 1992.

5. Научно-практический комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Под общей редакцией Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.М. Лебедева. 5- издание. Москва: Юрайт, 2008.

6. Оксюк Т.Л. Актуальные проблемы возобновления производства по уголовному делу в виду новых либо вновь открывшихся обстоятельств // СПС «Консультант плюс».

7. Определение судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации по делу № 11-УД 15-33 от 26.08.2015 г. // СПС «Консультант-Плюс».

8. Стовповой А.Г. Возобновление производства по уголовному делу по новым или вновь открывшимся обстоятельствам в контексте российского конституционного судопроизводства // СПС «Консультант-Плюс».

9. Уголовный процесс: учебник / А.В. Смирнов, К.Б. Калиновский; под общ. ред. проф. А.В. Смирнова. М.: КНОРУС, 2008.