Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
29.10.2015

Преодоление преюдиции при возобновлении производства по уголовному делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств

Вениаминов Андрей Германович
Кандидат юридических наук, доцент кафедры адвокатуры и организации правоохранительной деятельности, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Российская Федерация
Дягилев Константин Владимирович
аспирант кафедры уголовного права и процесса, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: В статье затронута проблема исправления судебных ошибок и пересмотра вступившего в законную силу приговора ввиду вновь открывшихся обстоятельств, не известных суду на момент рассмотрения уголовного дела. Подчеркивая необходимость восстановления законности путем установления и расследования фактов подлога и фальсификации доказательств, положенных в основу приговора, авторами выявлено противоречие между институтом возобновления производства по делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств и вступившим в законную силу приговором. В подтверждение выбранной проблематики приведены различные научные точки зрения и правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации.
Ключевые слова: судебная ошибка, законная сила, приговор, вновь открывшиеся обстоятельства, уголовное дело, фальсификация доказательств, Конституционный Суд
Электронная версия
Скачать (479.8 Kb)

Как известно, основной задачей конституционного и уголовно-процессуального законодательства России является обеспечение и защита прав и свобод человека и гражданина. Существенную роль в данном вопросе играют Конституция Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. В частности, ст. 49 Конституции Российской Федерации закрепляет один из фундаментальных принципов, регулирующих правовой статус человека и гражданина, – принцип презумпции невиновности. При этом по смыслу и содержанию действующей Конституции каких-либо исключений и изъятий из данного конституционного принципа в отношении отдельных категорий граждан не предусматривается.

Следует согласиться с утверждением, что основный смысл, который несёт в себе принцип презумпции невиновности в том виде, в котором он сформулирован в Конституции Российской Федерации, сводится к запрету преждевременного и необоснованного привлечения лица к определённому виду юридической ответственности до того момента, когда компетентные органы государственной власти и их должностные лица не установят и не докажут виновность этого лица в совершении конкретного правонарушения, и соответствующее решение не вступит в законную силу [3, с. 54].

По этой причине, искоренение судебных ошибок являлось одной из первостепенных задач проводимых реформ правоохранительной системы России на протяжении последних 25 лет.

Для этого была принята и реализовывается «концепция судебной реформы», основными направлениями которой являются: создание федеральной судебной системы; признание права граждан на разбирательство дела судом присяжных в случаях, установленных законом; расширение возможностей обжалования в суде неправомерных действий должностных лиц, установление судебного контроля за законностью применения мер пресечения и других мер процессуального принуждения; организация производства в суде на принципах состязательности, равноправия сторон, презумпции невиновности подсудимого; дифференциация форм судопроизводства; совершенствование системы гарантий независимости судей и их подчинения только закону [5].

Все это свидетельствует о том, что действия государства усиленно направлены на искоренение судебных ошибок по уголовным делам. Так, согласно статистике МВД России, по итогам 2014 года 14,4 тысячи уголовных дел, возвращено для дополнительного следствия прокурором, что на 4,6 процента ниже показателя 2013 года. Еще 2,8 тысячи уголовных дел было возвращено судом (соответственно, меньше на 4,2 процента).

Следствием МВД России завершено производство по более чем 347 тысячам уголовным делам, 320 тысяч дел направлено в суд. Число лиц, реабилитированных на стадии предварительного следствия, снизилось с 1073 в 2013 году до 932 в 2014 году, оправданных судами – с 509 до 378. Кроме того, снизилось и число граждан, признанных необоснованно содержавшимися под стражей, – с 250 до 163 человек за год на всю страну [2]. Таким образом, приведённые данные свидетельствуют о положительном эффекте реализации судебной реформы в современной России.

В настоящее время, почти каждый из подсудимых пользуется правом апелляционного обжалования. Весомый процент судебных решений первой инстанции отменяется, либо изменяется. В случае отказа в удовлетворении апелляционной жалобы, судебное решение вступает в законную силу. Однако даже повторное рассмотрение уголовного дела по существу не исключает неверное установление судом фактических обстоятельств уголовного дела и как следствие – вынесение незаконного и необоснованного приговора, влекущего назначение уголовного наказания для невиновного.

Одним из способов восстановления законности при производстве по уголовному делу и исправления допущенных судебных ошибок является институт пересмотра приговора ввиду новых, либо вновь открывшихся обстоятельств.

Нельзя не согласиться с высказанным в науке мнением, что благодаря институту возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств обеспечивается в основном не восполнение недостатков обвинительной и судебной деятельности, а возможность изучения конкретных фактических обстоятельств, которые уголовный закон признает имеющими значение для определения оснований и пределов уголовно-правовой ответственности, но которые в силу объективных или субъективных причин ранее не входили в предмет исследования по уголовному делу. Именно поэтому такой механизм может использоваться для устранения допущенных в ходе уголовного судопроизводства нарушений в тех случаях, когда неприменимы или были исчерпаны иные средства процессуально-правовой защиты, включая возможности апелляционного, кассационного и надзорного производства [6].

Поводом к возобновлению производства служит факт того, что компетентными органами обнаружены такие обстоятельства, которые в случае их исследования в ходе судебного заседания при рассмотрении уголовного дела по существу должны были бы повлечь постановление судом иного решения.

Как отмечает справедливо А.Г. Стовповой, если причина неправосудности приговора или иного судебного решения лежала вне материалов уголовного дела (как правило) и во всяком случае не могла быть известна суду, постановляющему приговор, который в силу этого обстоятельства не мог ее учесть, то способом установления такой судебной ошибки выступала проверка фактов, повлекших постановление неправосудного судебного решения, в особых процессуальных формах, допускающих производство предварительного расследования либо проверки, и в том числе относительно обстоятельств, установленных вступившим в силу и неотмененным приговором суда [9].

Конституционный Суд РФ в постановлении от 2 февраля 1996 г. № 4-П «По делу о проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй статьи 384 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан К.М. Кульнева, В.С. Лалуева, Ю.В. Лукашова и И.П. Серебренникова» разъяснил, что «порядок возобновления дел с вступившими в законную силу приговорами по вновь открывшимся обстоятельствам, будучи особой стадией уголовного судопроизводства, предусматривает основания и процедуры устранения допущенных при рассмотрении уголовных дел судебных ошибок, которые не были или не могли быть выявлены ранее». По своему содержанию и предназначению возобновление дел, т.е. их новое рассмотрение, выступает в качестве механизма, дополняющего все обычные способы обеспечения правосудности приговоров. Этот вид производства, имеющий как бы резервное значение, используется, когда неприменимы или были исчерпаны другие средства процессуально-правовой защиты.

Вместе с тем правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах…».

Вследствие своей исключительности исследуемый вид пересмотра судебных решений допускается лишь со значительными ограничениями, обычно касающимися:

а) круга лиц, уполномоченных возбуждать вопрос о возобновлении;

б) оснований, по которым такое возобновление возможно;

в) сроков возобновления производства в отношении ряда судебных решений;

г) судебных инстанций, полномочных осуществлять пересмотр.

Основаниями для возобновления производства по уголовному делу служат вновь открывшиеся, а также новые обстоятельства.

Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (п. 2 ст. 4 Протокола № 7 в редакции Протокола № 11) установлено, что право не привлекаться повторно к суду или повторному наказанию не исключает повторного рассмотрения уголовного дела в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами конкретного государства, если имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах [10].

Подробнее остановимся на институте пересмотра вступившего в законную силу приговора ввиду вновь открывшихся обстоятельств.

Так, из смысла ст. 413 УПК РФ следует, что вновь открывшимися являются такие обстоятельства, которые существовали на момент вступления приговора или иного судебного решения в законную силу, но не были известны суду, а именно:

1) установленные приговором суда, вступившим в законную силу, заведомая ложность показаний потерпевшего или свидетеля, заключения эксперта, а равно подложность вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий и иных документов либо заведомая неправильность перевода, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения или постановления;

2) установленные приговором суда, вступившим в законную силу, преступные действия дознавателя, следователя или прокурора, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения либо постановления;

3) установленные приговором суда, вступившим в законную силу, преступные действия судьи, совершенные им при рассмотрении данного уголовного дела [11].

При этом согласно ч. 5 ст. 413 УПК РФ делается уточнение о том, что вышеуказанные обстоятельства могут быть установлены помимо приговора определением или постановлением суда, постановлением следователя или дознавателя о прекращении уголовного дела за истечением срока давности, вследствие акта об амнистии или акта помилования, в связи со смертью обвиняемого или недостижением лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность [1].

Следует согласиться с мнением, что определяющим в данном случае является не вид и форма процессуального решения, а существо обстоятельств, установленных в ходе предварительного расследования, и их взаимосвязь с юридическими фактами, установленными вступившими в законную силу судебными решениями [4].

То есть, основанием пересмотра, вступивших в законную силу судебных решений является наличие итогового процессуального решения, которым устанавливается преступность действий участников уголовного процесса, направленных на подлог или фальсификацию доказательств.

В то же время возникает вопрос о возможности либо невозможности преодоления преюдиции, предусмотренной ст. 90 УПК РФ, в силу положений гл. 49 УПК РФ. Так, согласно ст. 90 УПК РФ, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором суда, должны приниматься следователем без дополнительной проверки.

На основании указанной статьи сложилась практика, согласно которой при рассмотрении заявлений осужденных граждан, касающихся фактов фальсификации либо противоправных действий со стороны участников судопроизводства, которым дана оценка во вступившем в законную силу приговоре, следственные органы ограничиваются лишь дачей разъяснений, либо выносят постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, ссылаясь на положения ст. 90 УПК РФ.

Однако, по смыслу положений гл. 49 УПК РФ, преодоление преюдиции, вступившего в законную силу приговора суда возможно посредством предусмотренной законом процедуры расследования вновь открывшихся обстоятельств, подтвержденных в последующем вступившим в законную силу опять же приговором суда, либо иным окончательным процессуальным решением.

Согласно правовой позиции, высказанной в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2011 г. № 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко», исходя из того, что установленные федеральным законом механизмы признания и опровержения преюдициальной силы судебных актов подлежат судебному контролю в т.ч. с точки зрения их соответствия конституционным принципам независимости суда и обязательности судебных решений и с учетом конституционного содержания права на судебную защиту, в качестве единого способа преодоления преюдиции во всех видах судопроизводства должен признаваться пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, к числу оснований которого относится установление приговором суда совершенных при рассмотрении ранее оконченного дела преступлений против правосудия, включая фальсификацию доказательств [8].

По этой причине, возможность преодоления в таких случаях законной силы судебного акта посредством его пересмотра в предусмотренных законом процедурах обеспечивает искомый баланс общеобязательной юридической силы судебного решения и возможности проверки его законности и обоснованности, с тем чтобы при подтверждении судебной ошибки преюдициальность данного судебного решения могла быть преодолена путем его отмены в специально установленных процедурах.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 16.05.2007 г. № 6-П «По делу о проверке конституционности положений статей 237, 413 и 418 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом президиума Курганского областного суда» верно указано, что ограничение возможности пересмотра судебных решений, которые не отвечают требованиям законности, обоснованности и справедливости, имеет следствием нарушение баланса в защите таких конституционных ценностей, как справедливость и правовая определенность, влекущее причинение вреда гарантируемым Конституцией Российской Федерации правам и свободам человека и гражданина, защита и восстановление которых являются конституционной целью правосудия. Судебное решение, если существенно значимые обстоятельства события, которое является предметом исследования по уголовному делу, отражены в нем неверно, не может рассматриваться как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено независимо от того, что послужило причиной его неправосудности – неправомерные действия судьи, судебная ошибка или иные обстоятельства, объективно влияющие на законность, обоснованность и справедливость конкретного судебного акта [7].

Из этого следует, что вступивший в законную силу приговор не может рассматриваться как препятствие к возбуждению уголовного дела по заявлению осужденного по фактам фальсификации в отношении него материалов уголовного дела, которым дана оценка в приговоре, и они признаны судом допустимыми доказательствами.

При этом обнаруживается концептуальное противоречие норм УПК РФ, которое свидетельствует о неработоспособности института пересмотра приговора по вновь открывшимся обстоятельствам, что прямо нарушает право граждан на защиту. В случае если следователь посчитает, что доводы заявителя о фактах фальсификации материалов уголовного дела, которые легли в основу приговора, подлежат проверке в ходе расследования уголовного дела, ст. 90 УПК РФ запрещает ему возбудить уголовное дело по данному факту, в то время как положения гл. 49 УПК РФ говорят об обратном.

В связи с вышеизложенным, институт возобновления производства по уголовному делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств имеет ряд существенных противоречий с другими уголовно-процессуальными нормами, так как он не решает суть задач, ради которых введен в действие УПК РФ.

В этой связи необходимо исходить из правовой позиции, выраженной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.12.2007 г. № 962-0-0, согласно которой ограничение круга оснований для возобновления уголовного дела в целях пересмотра незаконного и необоснованного судебного решения недопустимо, если это делает невозможным обеспечение правосудности судебных актов и восстановление судом прав и законных интересов граждан.

Таким образом, на необходимость переработки и переосмысления института пересмотра вступивших в законную силу судебных актов ввиду вновь открывшихся обстоятельств указывает приведенная выше следственная и судебная практика, в том числе на уровне Конституционного Суда Российской Федерации, так как он не позволяет в полной мере решать основную задачу по исправлению судебных ошибок.

Резюмируя сказанное выше, отметим, что необходимо пересмотреть положения ст. 90 УПК РФ и гл. 49 УПК РФ, с точки зрения возможности либо невозможности фактической перепроверки в ходе предварительного следствия изученных судом и признанных им допустимыми доказательств, если об их подложности сообщает заявитель.

Список литературы:

1. Беляева М.В., Багаутдинова Ф.Н. Новое основание для возобновления производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств // Российская юстиция. 2014. № 8.

2. В России снизилось количество оправданных в судах граждан [Электронный ресурс]. – URL: http://m.rg.ru/2015/03/18/statistika-anons.html (дата обращения: 12.10.2015).

3. Грудинин Н.С. Принцип презумпции невиновности и его реализация в отношении представителей судейского сообщества в Российской Федерации: некоторые проблемные вопросы // Актуальные проблемы развития российской правовой науки: материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 150-летию Судебной и Земской реформ 1864 года (Архангельск, 30 – 31 октября 2014 г.) / ред.-сост. С.В. Бурмагин; Сев. (Арктич.) федер. ун-т им. М.В. Ломоносова. Архангельск: Типография «А4», 2015.

4. Каплина О.В. Отзыв на диссертацию Давыдова В.А. «Возобновление уголовного судопроизводства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств» // СПС «Консультант-Плюс».

5. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М., 1992.

6. Оксюк Т.Л. Актуальные проблемы возобновления производства по уголовному делу в виду новых либо вновь открывшихся обстоятельств // СПС «Консультант плюс».

7. Постановление Конституционного Суда РФ от 16.05.2007 г. № 6-П «По делу о проверке конституционности положений статей 237, 413 и 418 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом президиума Курганского областного суда» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2007. № 3.

8. Постановление Конституционного Суда РФ от 21.12.2011 г. № 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко» // «Российская газета» от 11 января 2012 г. № 5675.

9. Стовповой А.Г. Возобновление производства по уголовному делу по новым или вновь открывшимся обстоятельствам в контексте российского конституционного судопроизводства // СПС «Консультант-Плюс».

10. Уголовный процесс: учебник / А.В. Смирнов, К.Б. Калиновский; под общ. ред. проф. А.В. Смирнова. М.: КНОРУС, 2008.

11. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник / под ред. П.А. Лупинской. М.: Юристъ, 2005.