Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
20.11.2015

Досудебное соглашение о сотрудничестве: можно ли верить обвиняемому?

Вениаминов Андрей Германович
Кандидат юридических наук, доцент кафедры адвокатуры и организации правоохранительной деятельности, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: В статье исследованы особенности правового регулирования института заключения досудебного соглашения о сотрудничестве. Раскрыты порядок заключения соглашения, обязательства сторон, а также вопросы выделения в отдельное производство уголовного дела и судебного разбирательства. Особое внимание автором уделено проблеме возможного сообщения обвиняемым ложных сведений в рамках соглашения о сотрудничестве в целях минимизировать наказание за совершенные преступления. Приведены различные научные точки зрения по выбранной проблематике, освещена судебно-следственная практика.
Ключевые слова: досудебное соглашение о сотрудничестве, уголовное дело, судебное разбирательство, наказание, выделение в отдельное производство, преступления, обвиняемый
Электронная версия
Скачать (481.9 Kb)

Формирование демократического правового государства в России – процесс, требующий активных усилий со стороны государства и связанный с с созданием необходимых условий для защиты прав и свобод человека и гражданина [5, с. 3]. За последние два десятилетия уголовная политика России сделала резкий разворот: ужесточение уголовно-правовой репрессии советского периода сменилось либерализацией и ослаблением карательного потенциала уголовного законодательства в современной России [9, с. 21-22]. Не обошли стороной процессы и либерализации и уголовно-процессуальное законодательство, сделавшее резкий поворот в сторону подозреваемого, обвиняемого и подсудимого.

Совершенствование уголовно-процессульного законодательства Российской Федерации и укрепление основ демократического правового государства в стране невозможно без последовательного движения по пути защиты охраняемых законом прав и свобод граждан России, интересов общества и государства, обеспечения режима законности и правопорядка, уважения к действующим законам страны. Указанное направление является одним из важнейших в рамках построения современной и эффективной правовой политики России, а его последовательная реализация способна оказать реальное содействие работе правоохранительных органов Российской Федерации по предупреждению и профилактике преступности. Представляется, что важной составляющей в этой работе является неукоснительное соблюдение и следование принципам неотвратимости уголовного наказания, законности и справедливости назначенного наказания.

В настоящей статье нами будет рассмотрен институт досудебного соглашения о сотрудничестве обвиняемого со стороной обвинения, являющийся неотъемлемой составлющей современного уголовного судопроизводства.

Институт досудебного соглашения о сотрудничестве обвиняемого со стороной обвинения, предусмотренный главой 40.1 УПК РФ, является российским аналогом так называемой сделки о признании, получившей распространение в законодательстве многих государств.

В пояснительной записке Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству к проекту Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (о введении особого порядка вынесения судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве)» [8] указывалось, что в целях раскрытия и расследования «заказных» убийств, фактов бандитизма, наркопреступлений, коррупционных проявлений чрезвычайно важно предоставлять правоохранительным органам возможность привлекать к сотрудничеству лиц, которые состоят в организованных преступных группах и сообществах, при условии значительного сокращения таким лицам уголовного наказания и распространения на них мер государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства.

Тем самым, подчеркнута необходимость избирательного применения института досудебного соглашения о сотрудничестве по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, совершенных организованными группами и преступными сообществами.

А.С. Шаталов справедливо заметил в связи с этим, что процедура заключения досудебного соглашения о сотрудничестве «изначально не предназначена для массового применения, но претендует на то, чтобы стать реальной мерой, направленной на борьбу с организованными формами преступности» [12, с. 36].

В п. 61 ст. 5 УПК РФ досудебное соглашение о сотрудничестве определяется как соглашение между сторонами обвинения и защиты, в котором указанные стороны согласовывают условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела или предъявления обвинения.

В силу ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ, подозреваемый или обвиняемый вправе заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с момента начала уголовного преследования до объявления об окончании предварительного следствия. В этом ходатайстве подозреваемый или обвиняемый указывает, какие действия он обязуется совершить в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления.

Конкретизируя указанное положение, в приказе Генерального прокурора РФ от 15 марта 2010 г. № 107 «Об организации работы по реализации полномочий прокурора при заключении с подозреваемыми (обвиняемыми) досудебных соглашений о сотрудничестве по уголовным делам» приводится примерный перечень действий, которые обязуется совершить подозреваемый, обвиняемый в целях содействия следствию: добровольно участвовать в производстве следственных действий, проводимых как по возбужденному в отношении лица уголовному делу, так и по другим делам, в проведении оперативно-розыскных мероприятий, которые направлены на выявление готовящегося, совершаемого или совершенного преступления, а также сообщать о месте нахождения разыскиваемого лица, имуществе, которое добыто преступным путем, о структуре преступной организации, ее руководителях и др. В этом приказе также закреплено, что при оценке обязательств, указанных в заявленном ходатайстве, следует обращать внимание на возможность их реального исполнения, а при необходимости истребовать дополнительные сведения у инициаторов обращения.

Согласно ч. 1 ст. 317.3 УПК РФ, прокурор, приняв постановление об удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, приглашает следователя, подозреваемого или обвиняемого и его защитника. С участием данных лиц прокурор составляет досудебное соглашение о сотрудничестве.

Рассматривая вопрос об обязательствах стороны обвинения, отметим, что они сводятся по своей сути к разъяснению правовых последствий заключения досудебного соглашения [2, с. 50].

К обязательствам указанной стороны могут быть отнесены и следующие действия: 1) внести в суд представление об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по данному уголовному делу; 2) применить в отношении подозреваемого, обвиняемого, с которым было заключено досудебное соглашение, его близких родственников, родственников и близких лиц меры безопасности, предусмотренные ст. 11 УПК РФ, а также Федеральным законом от 20 августа 2004 г. № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» [3].

Как отмечает И.Б. Михайловская, конструкция главы 40.1 УПК РФ достаточно загадочна с точки зрения процессуальных правоотношений. В самом деле, соглашение заключается обвиняемым и прокурором, а исполнение обещанного прокурором снижения уголовного наказания зависит от приговора суда. Другими словами, ни один из участников соглашения заведомо не имеет абсолютных полномочий для выполнения взятых на себя обязательств [7].

По смыслу ст. 317.4 УПК РФ, уголовное дело в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, подлежит обязательному выделению в отдельное производство в порядке п. 4 ч. 1 ст. 154 УПК РФ. Данное положение также не бесспорно, о чем указывали многие авторы [1].

В этой связи логично поднять вопрос об объективности раздельного рассмотрения судами уголовных дел в отношении заключившего досудебного соглашение лица и остальных его соучастников.

О.Н. Тисен справедливо указывает, что абсолютное большинство уголовных дел, выделенных в отдельное производство в порядке главы 40.1 УПК РФ, направляются в суды для рассмотрения по существу до основного уголовного дела. Это обусловлено стремлением органов предварительного следствия усилить доказательства виновности соучастников субъекта досудебного соглашения о сотрудничестве преюдициальным значением вступившего в законную силу приговором суда. Не являются исключением факты, при которых правоохранительные органы без дополнительной проверки принимали за истину версию, которая была выдвинута изъявившим желание сотрудничать со следствием обвиняемым, впоследствии заключившим досудебное соглашение о сотрудничестве[11].

Согласно ст. 317. 5 УПК РФ, в судебном заседании при рассмотрении уголовного дела в отношении лица, заключившего досудебное соглашение, должны быть исследованы:

1) характер и пределы содействия подсудимого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления;

2) значение сотрудничества с подсудимым для раскрытия и расследования конкретного преступления, изобличения и уголовного преследования других соучастников преступления, розыска имущества, добытого в результате преступления;

3) преступления или уголовные дела, обнаруженные или возбужденные в результате сотрудничества с подсудимым;

4) степень угрозы личной безопасности, которой подвергались подсудимый в результате сотрудничества со стороной обвинения, его близкие родственники, родственники и близкие лица;

5) обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

В соответствии с п. 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 № 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве», проверяя перечисленные выше обстоятельства, суд изучает не только имеющиеся в уголовном деле материалы (справки, заявление о явке с повинной, протоколы и копии протоколов следственных действий и т.д.), но и иные представленные сторонами документы, в т.ч. имеющие отношение к другим уголовным делам, возбужденным в результате сотрудничества с подсудимым (материалы ОРД, материалы проверки сообщения о преступлении, копии постановлений о возбуждении уголовного дела и (или) о предъявлении обвинения, копии протокола обыска и др.).

Ввиду необходимого выделения в отдельное производство уголовного дела в отношении обвиняемого, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, ряд авторов справедливо замечают, что в «своем деле» виновный в совершении преступления является подсудимым, а по «другому делу», находящемуся на стадии предварительного расследования, - свидетелем [10].

В этой связи Д.В. Дробинин указал, что «представляется более правильным рассмотрение общего уголовного дела ранее выделенного: это не только исключит предрешение вопроса о виновности, но и позволит полнее оценить вклад согласившегося на сотрудничество обвиняемого в раскрытие других преступлений и изобличение других лиц» [4, с. 29].

Таким образом, объяснимо будет стремление обвиняемого сообщить следствию как можно больше информации в целях изобличения его соучастников или других лиц в совершении тех или иных преступлений, чтобы исполнить свои обязательства по досудебному соглашению о сотрудничестве и тем самым обеспечить назначение себе минимального наказания в судебном разбирательстве.

Однако в таком случае неизбежно встает вопрос об истинном характере сообщенных обвиняемым сведений, возможном оговоре и заведомо ложном доносе на других лиц в совершении как связанных, так и не связанных с расследуемым уголовным делом преступлений. Здесь достаточно остро встает проблема полезности и достоверности представленных сведений.

На практике нередки случаи, когда обвиняемый, заключивший досудебное соглашение о сотрудничестве с прокурором, не только изобличает своих соучастников, но и сообщает о других известных ему фактах преступной деятельности и в последующем дает о них показания, иным образом содействует в их установлении в ходе расследовании.

С учетом сообщенных обвиняемым сведений следственным органом возбуждаются и расследуются другие уголовные дела, которые в свою очередь приводятся в представлении прокурора как результат выполнения обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве.

Однако ни положения главы 40.1 УПК РФ, ни упомянутое постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 16 не дают четкого ответа на вопрос о том, как суд должен оценивать материалы возбужденных уголовных дел в контексте оказания подсудимым содействия органам предварительного расследования. Ведь сам факт возбуждения уголовного дела, а равно полученные в ходе его расследования те или иные доказательства еще не означают достоверность показаний подсудимого, положенные в основу досудебного соглашения о сотрудничестве, а значит и надлежащее исполнение им условий такого соглашения.

Так, согласно п. 9 постановления Пленума, если установлено, что подсудимым были представлены заведомом ложные сведения или сокрыты от следователя либо прокурора какие-либо существенные обстоятельства совершения преступления либо его содействие следствию заключалось лишь в сообщении сведений о его собственном участии в преступной деятельности или подсудимым не соблюдены все условия и не выполнены все обязательства, которые были предусмотрены заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве, суд принимает решение о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначает судебное разбирательство в общем порядке.

В силу ст. 317.8 УПК РФ, если после назначения подсудимому наказания в соответствии с положениями главы 40.1 УПК РФ будет обнаружено, что он умышленно сообщил ложные сведения или умышленно скрыл от следствия какие-либо существенные сведения, то приговор подлежит пересмотру в порядке, установленном разделом XV УПК РФ.

Но как поступать суду первой инстанции на момент вынесения приговора в порядке ст. 317.7 УПК РФ, если уголовные дела, возбужденные в результате сотрудничества с подсудимым, в свою очередь, сами не рассмотрены судом, а значит оценка показаний последнего и других производных от них доказательств еще по существу не дана в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ? В этой связи рассматривающий уголовное дело суд в отношении лица, которое заключило досудебное соглашение о сотрудничестве, не может достоверно оценить степень оказанного таким лицом содействия, а значит, вынести законный приговор и назначить такому лицу справедливое наказание.

Приведем следующий пример. Следственными органами УФСКН России по Республике Татарстан К. обвинялся в серии преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. В ходе расследования уголовного дела с К. было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве с прокурором, в ходе которого обвиняемый взял на себя обязательства изобличить себя и других членов организованной группы в совместно совершенных преступлениях в сфере незаконного оборота наркотиков, а также сообщить об известных ему фактах противоправной деятельности ряда должностных лиц органов МВД. После дачи К. показаний о таких фактах органами Следственного комитета в отношении работников полиции возбуждено уголовное дело по факту превышения должностных полномочий.

В отношении К., полностью признавшего свою вину в совершении инкриминируемых преступлений, судом в порядке ст. 317.7 УПК РФ постановлен обвинительный приговор без исследования доказательств по делу. В представлении прокурора о выполнении К. условий досудебного соглашения помимо прочего, приводились сведения о возбужденном уголовном деле в отношении работников полиции. При постановлении приговора суд фактически ограничился повторением доводов прокурора, однако какие – либо материалы уголовного дела в отношении должностных лиц МВД в следственном органе СК России не запрашивал, показания К. и другие следственные действия с его участием не исследовал, оценку им ввиду продолжающегося на тот момент расследования не давал.

Примечательно, что после вступления в законную силу приговора в отношении К. и назначения ему наказания в соответствии с ч. 2 ст. 62 УК РФ от показаний в отношении сотрудников полиции он отказался [6].

Указанный пример как нельзя лучше демонстрирует недопустимость превращения института досудебного соглашения о сотрудничестве в инструмент манипулирования правосудием со стороны обвиняемого.

Содействие обвиняемого органам предварительного расследования должно реально способствовать выявлению ранее неизвестных обстоятельств совершенных преступлений, установлению всех причастных к ним лиц, розыску и нахождению похищенного имущества, выражаться не только в даче каких бы то ни было абстрактных «изобличающих» показаний, но в действенном сотрудничестве, активном участии в следственных действиях и формировании доказательств, подтвержденными совокупностью иных данных по уголовному делу.

В этой связи данный институт подлежит как осторожному и внимательному правоприменению, так и возможной законодательной корректировке с целью обеспечения максимально эффективной реализации карательной и превентивной функций уголовной политики Российской Федерации [9, с. 21-22].

Список литературы:

1. Александров Р.А. Проблемы рассмотрения в особом порядке уголовных дел при заключении досудебном соглашении о сотрудничестве, вызванные смешением различных институтов «сделок с правосудием» // СПС «Консультант-плюс».

2. Баев О.Я. Досудебное соглашение о сотрудничестве: правовые и криминалистические проблемы, возможные направления их решения. М., 2013.

3. Вдовцев П.В., Каркошко Ю.С. К вопросу о предмете досудебного соглашения о сотрудничестве с прокурором // СПС «Консультант-плюс».

4. Дробинин Д.В. Некоторые проблемы уголовного судопроизводства при заключении обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве // Уголовное судопроизводство. 2011. № 3.

5. Лучин В.О., Грудинин Н.С. Референдум и выборы в системе народовластия // Закон и право. 2009. № 3. – С. 3-7.

6. Материалы следственнной практики Главного следственного управления Следственого комитета Российской Федерации.

7. Михайловская И.Б. Досудебное соглашение сторон о сотрудничестве: предмет судебной оценки по уголовному делу // Уголовное судопроизводство. 2014. № 2.

8. Пояснительная записка к проекту федерального закона № 485937-4 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (о введении особого порядка вынесения судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве)» [Электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://base.garant.ru/5461833/ (дата обращения: 26.10.2015).

9. Скуратов Ю.И., Чурилов С.Н., Грудинин Н.С. Государственная политика в сфере амнистии и помилования в Российской Федерации: тенденции и противоречия // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2015. Т. 9. № 1. – С. 20-27.

10. Степаненко Д., Петровская М. Досудебное соглашение о сотрудничестве // Уголовное право. 2013. № 4.

11. Тисен О.Н. К проблеме ограниченной преюдиции фактов, установленных в отношении субъекта досудебного соглашения о сотрудничестве // Российская юстиция. 2014. № 10.

12. Шаталов А.С. Заключение досудебного соглашения о сотрудничестве: правовая регламентация, достоинства и недостатки // Журнал российского права. 2010. № 5.