Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
20.11.2015

Ограничение дееспособности как личная санкция в гражданском праве

Матанцев Дмитрий Александрович
кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: В статье анализируется правовая природа санкции, выражающейся в ограничении физических лиц в гражданской дееспособности; исследуется сущность названной санкции, отличия от других; обосновывается характер названной санкции как меры принуждения.
Ключевые слова: санкция, злоупотребление правом, ограничение дееспособности, гражданско-правовая ответственность
Электронная версия
Скачать (468 Kb)

Институт гражданско-правовой ответственности достаточно хорошо исследован в цивилистической науке. Вместе с тем категория «санкции», носящая общеправовой характер, в гражданском праве может проявиться по-разному, в том числе не только в качестве мер гражданско-правовой ответственности. Так, на наш взгляд, санкции, выражающие в поражении гражданина в правах на основании норм гражданского права, еще не получили детального осмысления в науке. Санкции всегда представляют собой меру принуждения, но не всегда отражаются на имущественной сфере лица, к которому применены.

Злоупотребление алкоголем или наркотиками, как социальное опасное, социально вредное и губительное для общества поведение, является достаточным основанием для вмешательства в частную жизнь человека со стороны государства. Например, статья 20.20 Кодекса об административных нарушениях РФ устанавливает ответственность за потребление наркотических средств или психотропных веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ или одурманивающих веществ в общественных местах; статья 20.21 того же закона запрещает появление в общественных местах в состоянии опьянения, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность. Известно, что любое подобное вмешательство есть государственное принуждение. Но природа, цели и задачи государственного принуждения могут быть совершенно разными.

Правовую природу ограничения гражданской дееспособности физических лиц можно рассматривать с двух сторон – как меру защиты (реализация механизма защиты интересов членов семьи гражданина, злоупотребляющего алкоголем, наркотиками, участием в азартных играх) или к мерам ответственности (реализация механизма поражения в правах для гражданина, не учитывающего в своем поведение интересы членов совей семьи, которых он должен содержать, например, несовершеннолетних детей).

В цивилистической науке вопрос о правовой природе ограничения дееспособности практически не подвергался исследованию. Многие авторы определяют такое ограничение как меру защиты семьи этого физического лица, не уточняя характера принимаемой меры и ее влияния непосредственно на правовой статус ограниченного в дееспособности лица[2, c.139-140]. Заметим, то изменения статьи 30 Гражданского кодекса РФ, вступившие в силу 02 марта 2015 г., касающиеся ограничения дееспособности граждан, страдающих психическим заболеванием, не укладываются, на наш взгляд, в логическую конструкцию института ограничения дееспособности. По этой причине в рамках данной статьи не рассматриваются.

Реализация норм статьи 30 Гражданского кодекса РФ направлена на сохранение имущества гражданина, предостережение гражданина от нарушения прав членов его семьи. К причинам, служащим основанием ограничения гражданина в дееспособности, относится ситуация, когда гражданин ставит членов своей семьи в тяжелое материальное положение злоупотребляя спиртными напитками, наркотическими средствами или вследствие пристрастия к азартным играм. Злоупотребление алкоголем или наркотиками, как антисоциальное поведение, обществом в целом оценивается негативно, так как это противоречит общепринятым нормам и правилам поведения в социуме. Негативная оценка как самого явления, так и личности граждан, злоупотребляющий, отражена во многих нормативных актах как публичного (Кодекс об административных правонарушениях РФ), так и частного права (Гражданский кодекс РФ, Семейный кодекс РФ).

Представляется, что позиция законодателя, отраженная в статье 30 Гражданского кодекса РФ, продиктована не только лишь стремлением защитить имущественные интересы семьи такого гражданина, но также и желанием выразить отрицательную оценку его действий, недоверием со стороны государства и общества к данному гражданину [11]. Подобного мнения придерживается и Б.А. Булаевский, который считает, что умаление объема дееспособности (при ограничении дееспособности) выступает в качестве санкции за антисоциальное поведение [1, c.36]. Именно антисоциальное поведение, осуществление принадлежащего права с выходом за пределы, в сочетании с нарушением прав иных лиц, является причиной применения мер государственного принуждения.

Когда законодатель ограничивает гражданина в возможности свободно проявлять свою волю и самостоятельно заключать сделки по причине злоупотребления алкогольными или наркотическими средствами, в нормах права выражается отрицательное отношение государства к лицу, которое по собственной вине совершает экономически невыгодные действия, параллельно нарушая права других лиц. Согласимся с мнением М.Э. Шодоновой о том, что государство при помощи правовых норм в некотором смысле «наказывает» гражданина и отказывает ему в праве на совершение самостоятельных действий, а также лишает его возможности обладания некоторыми правами [12].

Следует заметить, что отрицательный эффект имущественных последствий от совершаемых таким субъектом действий, отражается не обязательно только на имущественном положении самого этого лица, но и его кредиторов и общества в целом. По нашему мнению ограничение дееспособности гражданина необходимо отнести к категории юридических санкций.

Юридическая наука подразделяет санкции на несколько групп: меры ответственности, меры защиты, превентивные меры и др. Некоторые из названных санкций, и в первую очередь – меры ответственности, связаны с государственным принуждением. Вместе с тем, замечено, что не всякое принудительное воздействие со стороны государства есть мера ответственности. Исследуемая нами санкция – ограничение дееспособности, должна быть отнесена к мерам государственного принуждения, и на первый взгляд имеет определенную схожесть с мерами гражданско-правовой ответственности.

В юридической науке к признакам гражданско-правовой ответственности принято относить следующие: имущественный характер применяемых мер воздействия; возложение невыгодных имущественных последствий на правонарушителя; взыскание имущественных санкций в пользу потерпевшей стороны и, как следствие, компенсационную природу применяемых мер [2, c.429]. В учебной литературе гражданско-правовую ответственность определяют как одну из форм государственного принуждения, состоящую во взыскании судом с правонарушителя в пользу потерпевшего имущественных санкций, перелагающих на правонарушителя невыгодные имущественные последствия его поведения и направленные на восстановление нарушенной имущественной сферы потерпевшего [4, с.429-431]. В этом смысле более емким представляется определение, предложенное В.Ф. Яковлевым, по мнению которого мера гражданско-правовой ответственности – это принудительная мера, которая «…заключает в себе новую обязанность, возникшую как результат правонарушения…», является дополнительным средством защиты, «не эквивалентным обременением для правонарушителя» [10, с. 220].

В настоящее время продолжается разработка учения о гражданско-правовой ответственности, применительно к ней рассматриваются некоторые актуальные с практической точки зрения институты [9]. Так, например, Н.В. Кузнецов отказ в защите права предлагает рассматривать в качестве меры гражданско-правовой ответственности, а лишение права такой мерой не считает [7, с.8].

Основанием гражданско-правовой ответственности является правонарушение, состав которого образует совокупность условий гражданско-правовой ответственности (противоправный характер поведения; наличие вреда или убытков; причинная связь; вина правонарушителя). О.С. Иоффе отмечает, что ответственность есть результат правонарушения. «Это признается всеми, кроме тех, кто, различая ответственность перспективную (чувство долга) и ретроспективную (санкции за пренебрежение долгом), сводит ее к регулируемой правом обязанности дать отчет в своих действиях…» [5, с.476].

Учитывая все вышесказанное, проанализируем ограничение дееспособности граждан на предмет соответствия этой меры признакам и условиям гражданско-правовой ответственности.

Имущественный характер применяемых мер ответственности обусловлен самой природой гражданско-правовых отношений, которые в большинстве своем являются товарно-денежными. История гражданского права, начинающаяся еще с римского права, демонстрирует, что все основные гражданско-правовые институты были изначально сконструированы для целей товарно-денежного обмена и обладания имущественными ценностями.

Правовые установления, регламентирующие структуру правоотношений, статус субъектов этих отношений (их правоспособность, дееспособность), ответственность за нарушение существующих прав и изначально предназначались для нужд гражданского оборота. С развитием общества в предмет гражданского права были включены и личные неимущественные отношения, не имеющие стоимостного содержания [8, с.132-143]. Однако законодательные и теоретические конструкции остались прежними, особенности этих прав в законодательстве своего отражения не нашли. Вместе с тем следует заметить, что применение существующих традиционных механизмов не всегда соответствует правовой природе неимущественных отношений [6, с.55].

Ограничение дееспособности вряд ли можно назвать мерой имущественного характера, несмотря на указанные последствия, – невозможность самостоятельного выступления в гражданском обороте (совершения сделок, распоряжения денежными средствами и проч.) – которые, конечно, связаны с имуществом.

Такая мера по природе своей применяется только к самому лицу, ставящему свою семью в тяжелое материальное положение, т.е. носит исключительно личный (не по содержанию, а по субъекту) характер. Неблагоприятные последствия, выражающиеся в ограничении права на самостоятельные действия, возлагаются лишь на это лицо.

Следующий признак гражданско-правовой ответственности – компенсационный характер гражданско-правовой ответственности, предполагающий совершение определенных действий в пользу потерпевшей стороны (выплату денег либо восстановление права в натуре). Этим меры имущественной гражданско-правовой ответственности отличаются от мер имущественного характера в отраслях публичного права, где деньги (штрафы) взыскиваются в пользу (доход) государства [2, с.430]. При применение такой санкции как ограничение дееспособности конкретного физического лица с немалой долей условности можно было предполажить, что в качестве потерпевшего выступает семья (члены семьи) этого гражданина. Но обосновать компенсационный характер этой меры, на наш взгляд, представляется затруднительным, равно как и обоснование размера ответственности (в денежном выражении). Существующие научные взгляды на гражданско-правовое отношение, предполагающие конкретность в определении его субъектов, объекта и содержания, не позволяют назвать семью субъектом права.

Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что ограничение дееспособности граждан по своей правовой природе не является результатом гражданско-правового нарушения и не относится к категории гражданско-правовой ответственности. Кроме того, определение такого ограничения как ответственности встретило бы затруднения при установлении состава правонарушения (в частности, при доказывании вины правонарушителя и наличия причинно-следственной связи).

Злоупотребление физическим лицом алкогольными напитками или наркотическими средствами, как и любое злоупотребление, следует оценивать как противоправное поведение. Заметим, что действующее российское законодательство предусматривает ответственность за немедицинское употребление наркотиков.

В статье 40 ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» устанавливается императивный запрет на потребление в Российской Федерации наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача либо новых потенциально опасных психоактивных веществ. Соответственно, те граждане, которые употребляют наркотические или иные опасные психоактивные вещества без показаний врача и назначения, нарушают закон. Ответственность за прием наркотиков в немедицинских целях устанавливается Кодексом об административных правонарушениях РФ в статье 6.9 «Потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача».

В.П. Грибанов, анализируя непосредственно злоупотребление спиртными напитками и наркотическими средствами, писал: «Очевидно, что нельзя злоупотребить спиртными напитками или наркотиками, не осуществляя своих имущественных прав, в частности права распоряжения своим имуществом. … право осуществляется в данном случае в противоречии с его назначением в социалистическом обществе. Логично поэтому предположить, что в данном случае мы имеем дело с одним из видов злоупотребления правом» [4, c. 43]. На наш взгляд, с этим выводом нет оснований не согласиться.

Подводя итог сказанному выше, злоупотребление алкоголем и наркотиками независимо от возникающих при этом для самого лица и других лиц последствий следует однозначно расценивать как противоправное проведение. Подчеркнем, что речь идет не просто об употреблении указанных веществ, а о злоупотреблении ими.

Тот факт, что ограниченное в дееспособности лицо сохраняет свою гражданскую деликтоспособность (ст.1077 Гражданского кодекса РФ), на наш взгляд, подтверждает такой вывод о природе применяемой к нему меры.

Возвращаясь к ограничению дееспособности, как явлению гражданского права, повторим, что для отнесения этой меры к гражданско-правовой ответственности тем не менее оснований нет.

Среди многообразия мер, не относящихся к мерам ответственности, выделяются меры правоохранительного характера, применяемые к правонарушителям государством. К таковым относят, в частности, меры превентивного (предупредительного) характера. Представляется, что с точки зрения гражданского права именно эта категория санкций по своей сути наиболее соответствует правовой природе такой меры, как ограничение дееспособности граждан. Применение превентивных мер способствует предотвращению возможных правонарушений.

В случае с ограничением дееспособности физического лица следует разграничить реальный (существующий) деликт и потенциальный. Именно реальный деликт (злоупотребление спиртными напитками или наркотическими средствами) лежит в основе применения превентивных мер. Цель же применения указанных мер – предотвращение потенциального деликта (в частности, того же злоупотребления или ухудшения положения семьи). Следовательно, в основе применения этих мер лежит правонарушение. Вместе с тем это правонарушение таково, что не позволяет за его совершение применить меры гражданско-правовой ответственности к лицу, допустившему правонарушение. Думается что, злоупотребление алкогольными или наркотическими средствами относится к категории таких правонарушений, а ограничение дееспособности с позиции норм гражданского права – к гражданско-правовым мерам превентивного характера.

Список литературы:

1. Булаевский Б.А. Правовое положение несовершеннолетних по российскому гражданскому законодательству. Дисс….канд.юрид.наук. - М., 1997. - 177с.

2. Гражданское право: В 2 т. Том 1.Учебник / Отв. ред. Проф. Е.А. Суханов. - М., 1998. - 816с.

3. Грибанов В.П. Ответственность за нарушение гражданских прав и обязанностей. В кн. Осуществление и защита гражданских прав. - М., 2000.- 411с.

4. Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. В кн. Осуществление и защита гражданских прав. - М., 2000.- 411с.

5. Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву. Развитие цивилистической мысли в СССР (часть II). - М., 2003.- 782с.

6. Красавчикова Л.О. Перспективы и проблемы в регулировании личных неимущественных отношений по новому ГК РФ» / Цивилистические записки. Межвузовский сборник научных трудов. - М., 2001. - 397с.

7. Кузнецов Н.В. Меры гражданско-правовой ответственности. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Екатеринбург, 2001. - 23с.

8. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М. 2001.

9. Хохлова Г.В. Понятие гражданско-правовой ответственности / В сб.: Актуальные проблемы гражданского права. Вып.5. М., 2002. С.64-85

10. Яковлев В.Ф. Принуждение в гражданском праве / В кн.: Проблемы современного гражданского права: Сборник статей. М., 2000.

11. Шодонова М.Э. Ограничение гражданской дееспособности физических лиц по законодательству Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 2004. - 26 с.

12. Шодонова М.Э. Гражданская дееспособность и права личности / М.Э. Шодонова // Правовая политика и правовая жизнь. 2007. № 3. С. 148-153.