Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
29.11.2015

Необходимая оборона как институт уголовного права

Киторога Влад Константинович
Студент 3 курса факультета юриспруденции, Российский государственный социальный университет г. Москва, Российская Федерация
Глазкова Лилия Владимировна
кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и процесса, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Россия
Аннотация: Статья посвящена комплексному анализу юридической природы зарождения и развития необходимой обороны как института уголовного права России. Обосновывается принадлежность необходимой обороны к естественным, неотчуждаемым правам, как части самостоятельного комплексного института права на личную неприкосновенность, что, следовательно, является мерилом степени цивилизованной свободы человека и возможности реализации им своих потенциальных возможностей.
Ключевые слова: необходимая оборона, условия правомерности, неприкосновенность, посягательство, защита, общественная опасность, квалификация преступления
Электронная версия
Скачать (462.2 Kb)

Право необходимой обороны причислено к перечню основных субъективных прав человека, представляющих собой сложную систему особых норм, играющих роль социального регулятора, а потому является одним из гарантов в отношении остальных основных свобод и прав человека и гражданина.

Необходимая оборона, как самостоятельный правовой институт имеет давнюю историю. Это обуславливается тем, что она исходит из инстинкта самосохранения, врожденной формы поведения живых существ в случае возникновения опасности, а значит сопровождает и развивается на всем протяжении существования живых существ на планете Земля.

Оборона же как правовой институт начинает свое развитие с возникновением самого права и государства.

Развитие института необходимой обороны в отечественном законодательстве выделяет следующие этапы.

Первое упоминание о возникновении института необходимой обороны встречается в договоре князя Олега с Византией 911 года. Период общинно-родового строя основывался на самоуправстве, в силу которого конфликт интересов решался традиционно превосходством физических сил. Законодательные памятники того периода понимают необходимую оборону в качестве права человека на активную защиту. Не допускалось причинение посягающему излишнего вреда, не вызванного достаточной необходимостью предотвратить посягательство, однако, как правовой институт необходимая оборона еще не получила в это время должного развития и несла в себе отдельные признаки саморасправы.

Следующее наиболее серьезное упоминание необходимой обороны, уже как отдельно развитого института уголовного права, появляется в Соборном уложении 1649 г. Увеличился круг её объектов по сравнению с предыдущими законодательными памятниками (допускается правомерная защита интересов других лиц, то есть происходит осознание необходимости противодействия деяниям, посягающим на общественную безопасность). Произошло это в рамках приравнивания его к естественным правам человека, что способствовало отграничению от мести.

Дальнейшие кардинальное изменение и продвижение института необходимой обороны осуществляется в Воинских Артикулах Петра I, в которых был существенно ограничен круг объектов обороны: жизнь и здоровье. Право на оборону приобретает вспомогательный характер – она разрешалась только в тех ситуациях, когда нельзя было избежать посягательства или прибегнуть к помощи начальства. Законодательство начинает четче регламентировать условия правомерности применения необходимой обороны. Указываются требования действия необходимой обороны во временных рамках и сопоставление защиты и посягательства, что способствовало заметному ограничению права на необходимую оборону, поскольку требовало строгого соответствия характеру защиты и степени опасности посягательства, а также средств защиты средствам нападения [7].

В дореволюционный период Уголовное уложение 1903 г. регламентирует необходимую оборону уже как самостоятельный институт уголовного права, рассматривая его как обстоятельство, исключающее преступность деяния.

Предпосылочные стадии развития коснулись советского периода, при котором с одной стороны законодатель отказался от более точного понятийного аппарата необходимой обороны, а с другой стороны – размыл границы его понимания, что привело к расширению объектов защиты. В необходимую оборону, как правовой институт уголовного права, впервые были включены интересы общества и государства. Особенно характерно для этого периода было признание приоритета государственных интересов над интересами личности.

В настоящее время мерилом уровня развития общественно-экономической формации признается степень цивилизованной свободы человека и возможность реализации им своих потенциальных возможностей. Поэтому следует учитывать, что степень развития и реализации института необходимой обороны становится одним из показателей признания мировым сообществом демократичности и цивилизованности того или иного государства, а значит и высокого уровня общественно-экономической формации. Следовательно, наблюдается значимое увеличение роли прав и свобод человека и гражданина в отечественной правовой системе, провозглашение их на конституционном уровне как высшей ценности, расширение системы их гарантий, возникновение новых механизмов их защиты.

Поэтому следует учитывать, что степень развития и реализации института необходимой обороны становится одним из показателей признания мировым сообществом демократичности и цивилизованности того или иного государства, а значит и высокого уровня общественно-экономической формации. Следовательно, наблюдается значимое увеличение роли прав и свобод человека и гражданина в отечественной правовой системе, провозглашение их на конституционном уровне как высшей ценности, расширение системы их гарантий, возникновение новых механизмов их защиты.

Как отмечают многие исследователи, одним из условий проявления человеческой свободы является личная неприкосновенность. Общие критерии большинства комплексных международных договоров в области прав человека сходятся в том, что ключевое значение в них уделяется защите свободы и личной неприкосновенности. Именно поэтому наше демократическое государство в качестве главенствующего принципа закрепляет признание, законодательное обеспечение и защиту права граждан на свободу и личную неприкосновенность.

Личная неприкосновенность, являясь социальной ценностью на всем периоде существования человеческого общества, приобретает юридическую значимость в государственно-организованном социуме. По своей значимости, единству предмета регулирования и относительной обособленности в системе права, право на личную неприкосновенность и его обеспечение целесообразно выделить в самостоятельный комплексный институт права [1, c. 15-22].

Исходя из этого мы вправе выделить право на необходимую оборону в самостоятельный правовой институт, как часть самостоятельного комплексного института права на личную неприкосновенность, что и наблюдается сегодня в отечественной правовой системе, исходя из его базирования на положении Конституции Российской Федерации (ч. 2 ст. 45), гарантирующей защиту прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом, а уголовный же закон в ст. 37 Уголовного Кодекса РФ уточняет и развивает это положение, устанавливая особые требования, предъявляемые к лицу, находящемуся в состоянии необходимой обороны, и пределы её допустимости.

Ст. 37 Уголовного Кодекса РФ 1996 года «Необходимая оборона» приобрела дуалистический вид, представ сегодня перед нами в двух разновидностях.

Первая разновидность необходимой обороны связывается с посягательством или угрозой посягательства на жизнь человека. В такой ситуации возможны любые варианты защиты, вплоть до лишения посягающего жизни, что законодатель, применительно к данному виду обороны, не считает превышением пределов необходимости. Эта разновидность закреплена в ч. 1 ст. 37 УК РФ: «Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия» [5].

В п. 2 постановления Пленума Верховного суда РФ от 27.09.2012 №19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» указано, что основанием первой разновидности необходимой обороны является «деяние, которое в момент его совершения создавало реальную опасность для жизни обороняющегося или другого лица» [3].

Вторая разновидность необходимой обороны касается иных, нежели жизнь, ценностей, а оттого обращает особое внимание на выбор средств защиты обороняющимся. Такое внимательное отношение необходимо потому, что законодатель применительно ко второй разновидности необходимой обороны ввел требование не превышения её пределов. В п. 3 названного постановления Пленума Верховного суда РФ указано: «Под посягательством, защита от которого допустима в пределах, установленных ч. 2 ст. 37 УК РФ, следует понимать совершение общественно опасных деяний, сопряженных с насилием, не опасным для жизни обороняющегося или другого лица. Кроме того, таким посягательством является совершение и иных действий или бездействия, в том числе по неосторожности, предусмотренных Особенной частью УК РФ, которые хотя и не сопряжены с насилием, однако с учетом их содержания могут быть предотвращены или пресечены путем причинения посягающему вреда. К таким посягательствам относятся, например, умышленное или неосторожное уничтожение или повреждение чужого имущества, приведение в негодность объектов жизнеобеспечения, транспортных средств или путей сообщения» [3]. Многие юристы выступали против такого рода дуализма в определении необходимой обороны, однако к их доводам законодатель до сих пор так и не прислушался.

Необходимая оборона является естественным правом любого человека. Это определяется, в первую очередь, положением ч. 2 ст. 45 Конституции РФ и дополняется ч. 3 ст. 37 УК РФ, где предусмотрено, что положения этой статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной и иной специальной подготовки и служебного положения. Можно сделать вывод, что люди при исполнении служебных обязанностей также имеют равное право на необходимую оборону.

Закон настраивает на активном противодействии общественно-опасным посягательствам и в том случае, когда у лица есть возможность избежать посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти. Поэтому человек, у которого есть выбор между бегством и активным противостоянием посягательству, вправе сделать выбор в пользу второго. Такое его поведение не только не является преступным, но и признается общественно полезным. Однако иногда этот важнейший аспект упускается из виду сотрудниками правоохранительных органов и судами. В результате встречаются случаи незаконного осуждения за убийство или иные насильственные преступления тех людей, которые на самом деле положения закона не нарушали и действовали правомерно [6]. Так, Бутырским районным судом г. Москва К. была осуждена по ч. 1 ст. 108 УК РФ за убийство при превышении пределов необходимой обороны. Президиум Московского городского суда дело прекратил за отсутствием в деянии К. состава преступления, указав следующее: «Одним из условий, в силу которого суд признал К. виновной в совершении данного преступления, являлось то обстоятельство, что она, имея возможность оставить место происшествия бегством, не сделала этого и нанесла С. удар ножом»[4]. Таким образом, президиумом Московского городского суда такой довод был признан ошибочным.

Правомерность же необходимой обороны зависит от соблюдения условий, свидетельствующих об общественно полезной направленности действий обороняющего. Эти условия могут быть разделены на относящиеся к нападению и относящиеся к обороне и должны характеризоваться общественной опасностью, наличностью, действительностью (реальностью).

Главным условием для того, чтобы необходимая оборона была сочтена правомерным актом поведения, общественная опасность противостояния должна соответствовать степени общественной опасности посягательства. При этом общественная опасность посягательства должна быть столь значительной, что в результате может быть причинен реальный материальный или физический вред. В ином случае возможно превышение пределов необходимой обороны, что часто бывает на практике. При этом не требуется полного равенства между опасностью посягательства и причиненным посягающему вредом. Этот вред может быть и более значительным, чем характер и степень общественной опасности посягательства. Поэтому причинение смерти при отражении посягательства, сопряженного с насилием, не опасным для жизни человека, но грозящим причинением серьезного вреда здоровью, при угрозе насилием, которая носит неопределённый характер, далеко не всегда будет являться превышением пределов необходимой обороны [2].

На практике не всегда происходит правильная квалификация сотрудниками правоохранительных органов и судами деяния в качестве превышения пределов необходимой обороны, в силу не точного сопоставления степени общественной опасности и всех обстоятельств. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ отменила приговор Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания по делу К., осужденного за убийство двух лиц, указав что К., отражая вооруженное разбойное нападение на него, действовал в состоянии необходимой обороны.

На основании всего вышеизложенного можно сделать вывод о том, что в новой редакции положения необходимой обороны законодатель значительно расширил его сферу применения, а в формулировку включил наиболее удачные характеристики этого института, что способствовало его эволюции на законодательном уровне. Следовательно, развитие правового института необходимой обороны, как части самостоятельного комплексного института отразилось на эволюцию права на личную неприкосновенность, в направлении понимания его, как неотъемлемого права граждан, гарантии их прав и свобод, которое не должно никак ограничиваться и предоставлять максимально-возможные по защите от посягательства средства и способы, что будет соответствовать, как интересам отдельного индивида, так и социума в целом.

Список литературы:

1. Опалева А.А. Институт личной неприкосновенности: содержание и особенности/ Вестник Академии Генеральной прокуратуры РФ. Москва, 2014.

2. Орехов В.В. Необходимая оборона и другие обстоятельства, исключающие преступность деяния. СПб., 2003.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2012 N 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» // СПС «КонсультантПлюс»

4. Постановление президиума Московского городского суда от 18.05.2000 // СПС «КонсультантПлюс»

5. Уголовный кодекс Российской Федерации // СПС «КонсультантПлюс»

6. Уголовное право Российской Федерации. Общая и Особенная части: Учебник / Под ред. проф. А.И. Чучаева. - М.: НИЦ Инфра-М: Контракт, 2013.

7. Хрестоматия по истории государства и права России. М., 2004.