Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
09.12.2015

Вопросы квалификации мошенничества с помощью средств мобильной связи

Майорова Елена Ивановна
кандидат юридических наук, доцент, ведущий научный сотрудник ФГКУ «ВНИИ МВД России», г. Москва, Россия
Аннотация: Рассматриваются актуальные вопросы квалификации хищения денежных средств граждан путем их обмана с помощью смс-сообщений или непосредственного телефонного разговора, делается отграничение единого преступления от совокупности мошеннических действий.
Ключевые слова: мошенничество, единое продолжаемое преступление, совокупность преступлений, квалификация преступлений, средства мобильной связи
Электронная версия
Скачать (452.3 Kb)

В современном обществе стремительными темпами развивается сфера высоких технологий, которая охватывает сеть Интернет, компьютерную технику и компьютерные технологии, платежные карты, сотовую связь. В Уголовном кодексе Российской Федерации, кроме отдельных норм, предусмотрена специальная глава 28 «Преступления в сфере компьютерной информации», направленная на охрану общественных отношений в данной области.

В связи с повсеместным распространением сотовой связи особенно участились случаи совершения хищения денежных средств граждан путем их обмана с помощью смс-сообщений или непосредственного телефонного разговора, т.е. путем совершения мошенничества.

От SMS-мошенничества ежегодно страдают тысячи абонентов - это если судить только по гражданам, которые обращаются к операторам связи или в правоохранительные органы. Если учесть тех пользователей, которые потеряли некоторую сумму денежных средств и не заявили об этом, речь может идти о миллионах потерпевших.

На сегодняшний день существует множество схем и способов, с помощью которых мошенники обманывают абонентов, например, предлагая им скачать контент и указывая цену, которая меньше реальной стоимости SMS в 10 - 15 раз, заражают мобильные телефоны пользователей вирусами, которые без ведома хозяина смартфона рассылают сообщения на платные номера, под именем абонента мошенники подписываются на скачивание мелодий или прогноз погоды, нередко звонят или рассылают сообщения, представляясь группой технической поддержки оператора связи, и предлагают подключить новые услуги, сменить тариф, оплатить штраф или разблокировать номер.

Как показывает практика, мошенники выбирают самую незащищенную и доверчивую часть населения - детей и пожилых граждан. У данной группы граждан, как правило, отсутствует реальная возможность получить подробную информацию о подключенной услуге, а также отсутствует возможность защитить свои права. Как правило, в рассылке о необходимости перечисления денег на счет, они используют различные сведения, наименования учреждений Центрального банка Российской Федерации или службы безопасности Банка России для придания видимости законности своих действий и оказания психологического воздействия на потерпевших. Это подтверждается и в письме одного из подразделений Московского ГТУ Банка России, в котором подчеркивается, что мошенничество с использованием средств мобильной связи носит межрегиональный характер и совершается с использованием имени Банка России [1].

Проблемы квалификации мошенничества с использованием средств мобильной связи на практике возникают, прежде всего, из-за сложностей отграничения единого мошенничества от совокупности преступлений. В частности, имеют место случаи необоснованной переквалификации действий обвиняемых, совершивших два или более мошенничества с использованием средств мобильной связи с совокупности преступлений на единое деяние, предусмотренное ст. 159 УК РФ. Так, по фактам «телефонного мошенничества», которое состоит в смс-рассылке и телефонных звонках абонентам сотовой связи с просьбами перечислить определенную сумму денег в виду возникших обстоятельств (попал в аварию, совершил ДТП и т.д.), имеет место переквалификация совокупности совершенных деяний как единого продолжаемого преступления.

Такая позиция представляется необоснованной по следующим причинам. Во-первых, продолжаемое преступление относится к единому сложному деянию. Единым следует считать деяние, признаки которого охватываются одним составом преступления, и квалифицируется по одной статье или части статьи УК РФ. Одним из видов единого сложного преступления считается продолжаемое преступление.

Следует отметить, что уголовное законодательство не дает его определения, оно разработано наукой уголовного права и судебной практикой. Еще в конце прошлого века видные русские юристы пришли к выводу, что продолжаемые преступления представляют собой единое преступное деяние, имеющее общность субъективной стороны и намерений [2], [3].

В свою очередь, действующим до сих пор постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 года «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» определено, что продолжаемое преступление складывается из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление. К этим преступлениям относится, например, истязание, выражающееся в систематическом нанесении побоев [5].

Позднее профессор Н.Д.Дурманов, поддерживая данную точку зрения, писал, что продолжаемое преступление имеет не только единую субъективную и объективную сторону, но и посягает на один и тот же объект [6]. Началом продолжаемого преступления является момент совершения первого преступного эпизода, а окончанием - момент совершения последнего преступного действия.

В соответствии с частью 1 статьи 17 УК РФ совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за исключением случаев, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части настоящего Кодекса в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание. Следовательно, первым признаком совокупности преступлений является количественный признак – два или более единичных преступлений, содержащих самостоятельный состав.

Для продолжаемых преступлений, которые относятся к сложным преступлениям, требуется установить наличие общности (единства) объективных и субъективных признаков содеянного, охватываемых одним составом преступления. Каждое же преступление, входящее в совокупность, рассматривается как отдельное, самостоятельное деяние, имеющее свой состав, форму вины, последствия. Они не связаны друг с другом общей целью и намерениями, не ведут к единым желаемым последствиям, а представляют обособленные преступные деяния.

Продолжаемое преступление с объективной стороны слагается из многократных преступных актов, каждый из которых содержит признаки одного и того же преступления. Между ними существует глубокая внутренняя связь, заключающаяся в том, что эти преступные акты являются звеньями одной цепи, этапами продолжения одного и того же преступного деяния. Если же каждый из эпизодов по своей сути не может быть расценен как продолжение одного и того же преступления, то нельзя говорить о наличии продолжаемого преступления.

При квалификации хищений, в том числе мошенничества с использованием средств мобильной связи как продолжаемых деяний, представляется необходимым устанавливать не только ряд тождественных, с незначительным промежутком времени совершенных действий, но и один и тот же источник изъятия чужого имущества. В случае, если бы обвиняемый осуществлял смс-рассылку или звонил одному и тому же абоненту сотовой связи и ему несколько раз разновременно потерпевший перечислял определенные суммы денег, содеянное следовало квалифицировать как единое продолжаемое преступление.

Необходимо отметить, что единый способ совершения преступления - в частности, обман - не всегда свидетельствует о едином умысле и поэтому не может являться основанием для квалификации действий обвиняемого как совершившего единое продолжаемое преступление. В том случае, если одним лицом совершается несколько телефонных звонков или делается рассылка нескольким абонентам – налицо совокупность преступлений, так как разные источники получения чужого имущества путем обмана с использованием средств мобильной связи, соответственно, и разные потерпевшие при условии, что в каждом случае совершения преступного деяния умысел возникает заново.

Единство умысла не предполагает, что продолжаемому преступлению всегда должен быть характерен конкретизированный умысел, т.е. при завладении чужим имуществом виновный не обязательно определяет конкретные сумму и размер похищенного.

Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» из Общей части УК РФ была исключена неоднократность как форма множественности (ст. 16 УК РФ), под которой признавалось совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи настоящего Кодекса. Совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями настоящего Кодекса, признавалось неоднократным в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса.

Этим же законом из статей Особенной части УК РФ исключен квалифицирующий признак «неоднократности». Согласно ранее действовавшей ч. 3 ст. 16 УК РФ в случаях, когда неоднократность преступлений предусмотрена настоящим Кодексом в качестве обстоятельства, влекущего за собой более строгое наказание, совершенные лицом преступления квалифицируются по соответствующей части статьи настоящего Кодекса, предусматривающей наказание за неоднократность преступлений.

В соответствии с действующим уголовным законодательством разновременное совершение двух или более преступлений до осуждения признается совокупностью преступлений. Представляется, что тем самым квалификация нескольких случаев мошенничества по совокупности по ч. 1 ст. 159 УК РФ не соответствует тяжести совершенных деяний.

Следовало сохранить неоднократность в статьях Особенной части УК РФ как отягчающий признак, что способствовало бы правильной квалификации преступлений и справедливому назначению наказаний.

Список литературы:

1. Письмо отделения № 5 Московского ГТУ Банка России от 29.03.2012 № 55-19-23/5392 «О SMS-мошенничестве» // СПС КонсультантПлюс: www.cons-plus.ru.

2. Таганцев Н.С. Курс русского уголовного права, часть Общая. Кн.1. Спб, 1878. С.264

3. Сергеевский Н.Д. О значении причинной связи, части 1 и 2, Ярославль, 1880. С.154.

4. Калмыков П.Д. Учебник уголовного права, часть Общая, Спб, 1866. С.382.

5. Постановление № 23 Пленума Верховного Суда СССР от 04.03.1929 (ред. от 14.03.1963 № 1) «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924-1963, М., 1964. С.189.

6. Дурманов Н.Д. Наказуемость хищения государственного и общественного имущества, кражи личного имущества и разбоя по Указу от 4 июня 1947 года, М., 1947. С.7.