Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
19.02.2016

Эволюция взглядов на понятие «государство» в истории политико-правовой мысли

Матанцев Дмитрий Александрович
кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: В статье исследуются воззрения на сущность государства в различные периоды истории политико-правовой мысли с позиций общесоциального и классового подхода. Отмечается определенное сходство в понимание сущности государства между двумя указанными подходами.
Ключевые слова: государство, общество, сущность государства, общесоциальный подход, классовый подход
Электронная версия
Скачать (468.2 Kb)

Проблема понимания сущности государства была поставлена еще древнегреческими мыслителями. Известно, что Платон разрабатывал модель идеального государства. В духе собственных идеалистических воззрений под таким государством он понимал справедливое государство. Подобно тому, как человеческая душа имеет три начала (разумное, яростное и вожделеющее), три начала должно иметь и государство (совещательное, защитное и деловое). Исходя из этого, выделялось три сословия — правителей, воинов и производителей (ремесленников и земледельцев) [7, с. 58]. Справедливость в понимании Платона заключалась в том, что каждое сословие должно было заниматься своим делом: «...каждый отдельный человек должен заниматься чем-нибудь одним из того, что нужно в государстве, и притом как раз тем, к чему он по своим природным задаткам больше всего способен... заниматься своим делом и не вмешиваться в чужие – это и есть справедливость» [12, с. 224]. К разрушению единства государства и конфронтации между людьми, по мнению философа, приводит стремление к чрезмерным материальным благам (чему способствует частная собственность) и неправильное воспитание. Из этого делается вывод, что в идеальном справедливом государстве не должно существовать частной собственности (для первых двух сословий) и должно вводится исключительное государственное воспитание детей, а также контроль за произведениями искусства [5, с. 162].

Другой древнегреческий философ Аристотель сущность государства видит в «политическом общении родов и селений ради достижения совершенного самодовлеющего существования, которое состоит в счастливой и прекрасной жизни» [2, с. 375]. Как и Платон, Аристотель сущность государства видит в общем благе. Исходя из этого, мыслитель делит все формы государственного устройства на правильные и неправильные. Правильные формы – это такие формы, в которых верховная власть руководствуется общей пользой (к ним относятся монархия, аристократия и полития). Отклоняющиеся формы государства (тирания, олигархия и демократия) имеют в виду пользу отдельного лица, либо группы лиц.

Таким образом, Платон и Аристотель обозначили проблему общесоциального понимания сущности государства, которое сводилось ими к нравственно-этическим целям обеспечения счастливой жизни для всех членов государства. Как отмечает В.Г. Постников, «в исторических условиях, когда ни аристократия, ни олигархия, ни демократия не могли уступить друг другу, Платон и Аристотель пытались сгладить крайности, абсолютизировав значение установленного разумом закона. Они впервые в европейской политической мысли поставили вопрос о сущности государства как политическом союзе различных фракций гражданской общины для обеспечения общего блага» [14, с. 12].

В схожем русле определял государство и Цицерон, рассматривая его как «достояние народа, а народ не любое соединение людей, собранных вместе каким бы то ни было образом, а соединение многих людей, связанных между собою согласием в вопросах права и общностью интересов» [16, с. 20]. В отличие от предыдущих философов, Цицерон уже использует не нравственно-этическую, а юридическую характеристику сущности государства (интересы и право).

В эпоху раннего христианства и средневековье сущность государства раскрывалась с позиции теологических воззрений, однако на основе все тех же общесоциальных начал. Так, Августин Аврелий рассматривал доставшееся человечеству государство с подчинением одних людей другим как наказание за первородный грех Адама. К справедливому государству Августин относит «христианское государство»: «Государство лучше всего устроится и хранится, будучи основано и связано верой и прочным согласием, когда все люди любят общее благо. Высшее же благо есть Бог» [10, с. 46].

Фома Аквинский свое представление о сущности государства основывал на аристотелевском понимании государства как политической общности, создаваемой для общего блага. Государство рассматривается в качестве своеобразного моста, через который общность людей должна достичь небесного блаженства, исходя из чего обозначаются три его основные задачи: «царю, сведущему в законе Божием, прежде всего, следует заняться тем, чтобы подчиненное ему множество жило благой жизнью, а эта забота состоит из трех частей: во-первых, чтобы он установил в подчиненном множестве благую жизнь; во-вторых, чтобы установленной сохранял; в третьих, чтобы его улучшал» [1, с. 267]. Таким образом, уже в средневековье начинает зарождаться идея о государстве как средстве управления обществом (а не как о самом организованном обществе).

В последующем данная идея получила развитие в эпоху Возрождения и Новое время. Н. Макиавелли впервые в истории европейской политико-правовой мысли противопоставил гражданскую общину (народ и дворянство) политической власти. Государство определяется как централизованная независимая политическая власть, распространяющаяся на определенную территорию и опирающееся на войско и законы [14, с. 15]. Ж. Боден отмечает, что «государство есть осуществление суверенной властью справедливого управления многими семьями и тем, что находится в их общем владении» [3, с. 334]. Т. Гоббс рассматривает государство как самостоятельный по отношению к обществу субъект, определяя его как «единое лицо, ответственным за действия которого сделало себя путем взаимного договора множество людей, с тем, чтобы это лицо могло использовать силу и средства всех их так, как сочтет необходимым для их мира и общей защиты» [4, с. 374].

Несмотря на то, что в анализируемый исторический период укрепляется понимание государства как особого института, не сводимого к управляемому им обществу, некоторые авторы, как и их предшественники, продолжают рассматривать государство как организацию самого общества. Так, Г. Гроций определяет государство как «совершенный союз свободных людей, заключенный ради соблюдения права и общей пользы» [6, с.74]. Дж. Локк отмечает следующее: «Под государством я все время подразумеваю не демократию или какую-либо иную форму правления, но любое независимое сообщество, которое латиняне обозначили словом «civitas»; этому слову в нашем языке лучше всего соответствует слово «государство» (commonwealth), оно более точно выражает понятие, обозначающее такое сообщество людей» [9, с.338].

Подобная позиции встречается и среди ученых в конце XVIII – начале XIX века. Согласно мнению И. Канта, «государство (civitas) — объединение множества людей, подчиненных правовым законам» [8, с. 344]. И. Фихте также отмечает, что «государство отнюдь не сводится к правящим…Правящие, также как и все остальные, должны отдавать все свои силы, чтобы постоянно направлять силы руководимых ими граждан, которые сами по себе также не составляют государство, на общую цель. Лишь результат, возникающий для всех от деятельности правящих и работы руководимых ими граждан, мы называем государством» [15, с.601].

В первой половине XIX века формируется нравственно-идеалистическая концепция понимания государства. Г.В.Ф. Гегель государство рассматривал как единство двух начал: объективной идеи свободы как абсолютной цели и субъективных желаний, ведущих к этой цели. Сущность государства составляет нравственность как единство субъективной и разумной воли, другими словами, субъективного хотения и всеобщего (идеи свободы, выступающей в форме закона). Концепция Гегеля представляет собой своеобразный синтез воззрений Платона и Аристотеля на государство как целостный нравственный организм, результатов развития истории (христианство, реформация), итогов французской революции с признанием прав и свобод, равенством всех перед законом [7, с. 531]. Таким образом, и учение Гегеля исходит из общесоциального понимания сущности государства. В тоже время, он предлагает разграничивать понятия гражданского общества и государства. Общество, по Гегелю, составляет лишь видимость, опосредованное основание государства, тогда как само государство – есть действительный разум и подлинное основание гражданского общества. Иными словами, лишь в государственно организованном общество в полной мере воплощается торжество разума.

К. Велькер определял государство как силу, поддерживающую высший нравственный порядок и действующую даже не столько во имя общественного блага, сколько для защиты индивидуальной свободы отдельного человека [11, с. 13].

В последующем идеи Гегеля о сущности государства и о соотношении государства и общества были раскритикованы К. Марксом и названы «панлогическим мистицизмом» [14, с. 25]. Марксистская теория, формировавшаяся в условиях возрастания социальной напряженности и борьбы между пролетариатом и буржуазией во второй половине XIX века, обосновывала сущность любого государства классовыми противоречиями. Классовое расслоение и необходимость защиты интересов класса собственников рассматриваются в качестве основной причины возникновения государства. Суть данной концепции понимания государства может быть показана на примере определений понятия государства трех основателей марксизма: «Государство есть организованная сила одного класса для удержания в подчинении других классов» (К. Маркс). «Государство есть ничто иное, как машина для подавления одного класса другим» (Ф. Энгельс). «Государство есть машина для угнетения одного класса другим, машина, чтобы держать в повиновении одному классу прочие подчиненные классы» (В.И. Ленин) [17, с. 73]. Устранение классовых противоречий связывалось Марксом с отмиранием государства и формированием внегосударственного коммунистического общества. Переходной стадией к коммунизму признавалось социалистическое государство, образуемое революционным путем.

Как видно, марксистская теория противопоставляет понятия государства и общества, рассматривая государство в качестве особо института (инструмента) управления обществом. При этом в отличие от схожих воззрений, описанных выше, марксизм отводит данному институту не общую, а классовую роль. Марксистское учение о сущности государства стало определяющим вектором развития юридической науки в СССР и иных социалистических государствах в XX веке.

Множество определений понятия государства может быть сведено к двум основным подходам. Одни ученые под государством понимают само общество, организованное определенным образом, другие – институт, существующий автономно от общества и призванный управлять им. При этом на протяжении многих столетий назначение государства виделось в обеспечении общего блага, которое понималось по-разному (для Платона и Аристотеля – счастье каждого члена государства, для сторонников теологической теории – небесное блаженство через добродетель, для представителей либеральных учений – обеспечение индивидуальных прав и свобод). Следует заметить, что в большинстве своем общесоциальные концепции сущности государства опирались не на реальный политико-правовой строй, а проекты идеального государственного устройства. При анализе реального положения дел в государстве, авторы концепций отмечали, что государство, так и или иначе, служит личным интересам правящих лиц. В этом смысле классовое учение о сущности государства не противоречит позиции сторонников общесоциального подхода. Однако если марксистская теория считает, что достижение общего блага возможно только при коммунизме и отмирании государства (аналогичные взгляды высказывают и анархисты), то сторонники всех иных рассмотренных концепций считают, что с помощью государства может быть достигнуто соответствующее состояние общества.

Список литературы:

1. Аквинский Фома. О правлении государей // История политических и правовых учений. Ч. 1: Зарубежная политико-правовая мысль: Хрестоматия. / Сост. В.В. Ячевский. – Воронеж: Изд-во Воронежского государственного университета, 2000. – С. 260-267.

2. Аристотель.Сочинения. Т. 4. / Пер. с древнегреч. Под общ. ред. А. И. Доватура. – М.: Мысль, 1983. – 830 с.

3. Боден Жан. Шесть книг о государстве // История политических и правовых учений. Ч. 1: Зарубежная политико-правовая мысль: Хрестоматия. / Сост. В.В. Ячевский. – Воронеж: Изд-во Воронежского государственного университета, 2000. – С. 334-336.

4. Гоббс Томас.Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского // История политических и правовых учений. Ч. 1: Зарубежная политико-правовая мысль: Хрестоматия. / Сост. В.В. Ячевский. – Воронеж: Изд-во Воронежского государственного университета, 2000. – С. 372-380.

5. Голубев С.В. Учение Платона об идеальном государстве / С.В. Голубев // Философия и общество. – 2005. – № 1. – С. 158-173.

6. Гроций Гуго. О праве войны и мира: Репринт. с изд. 1956 г. / Пер. с лат. А.Л. Сакетти. Под общ. ред. С.Б. Крылова. – М., 1994. – 868 с.

7. История политических и правовых учений: учебник для вузов / Под общ. ред. В.С. Нерсесянца. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2004. – 944 с.

8. Кант И. Сочинения. Т. 6. – М.: Чоро,1994. – 613 с.

9. Локк Джон. Сочинения. Т. 3. – М.: Мысль, 1988. – 668 с.

10. Мачин И.Ф. История политических и правовых учений: конспект лекций / И.Ф. Мачин. – М.: Юрайт-Издат, 2007. – 208 с.

11. Омаров Б.М. О сущности государства в философии права Г.В.Ф. Гегеля / Б.М. Омаров // Философия права. – 2011. – № 1. – С. 29-31.

12. Павлов С.Ю. Развитие учения о признаках государства: историко-правовое исследование: Автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.01. – М., 2011. – 22 с.

13. Платон. Сочинения. Т. 3. Ч. 1. / Пер. с древнегреч. – М.: Мысль, 1971. – 610 с.

14. Постников В.Г. Эволюция сущности, формы, содержания и функций государства: учебное пособие / В.Г. Постников. – Ухта: УГТУ, 2009. – 92 с.

15. Фихте Иоган Готлиб. Основные черты современной эпохи // История политических и правовых учений. Ч. 1: Зарубежная политико-правовая мысль: Хрестоматия. / Сост. В.В. Ячевский. – Воронеж: Изд-во Воронежского государственного университета, 2000. – С. 598-605.

16. Цицерон Марк Туллий. Диалоги: о государстве; о законах / Сост. И.Н. Веселовский, В.О. Горенштейн, С.Л. Утченко. Отв. ред. С.Л. Утченко. – М., 1994. – 223 с.

17. Шалютин Б.С., Кисель И.В. Происхождение и сущность права и государства: Учебник / Б.С. Шалютин, И.В. Кисель. – Екатеринбург: Изд-во Уральского института экономики, управления и права, 2012. – 115 с.