Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
25.03.2016

Сырьевая зависимость экономики России

Гарьева Анна Александровна
студент, факультет экономики Ульяновский государственный университет г. Ульяновск, Российская Федерация
Аннотация: В статье рассмотрены проблемы зависимость российской экономики от мировых цен на сырье. Определены основные направления решения данной проблемы.
Ключевые слова: сырьевая зависимость, экономика России, модели развития
Электронная версия
Скачать (573.2 Kb)

Современное развитие российской экономики базируется на стратегии экспортно-сырьевой ориентации. Эта сырьевая экспортно-ориентированная стратегия привела в целом к успеху в развитии российской экономики. Что значит к успеху? Это можно оценить такими показателями, как темпы роста российской экономики. Темпы роста были достаточно высокими, благодаря развитию топливно-энергетического сектора. В первую очередь – это отрасли нефти и газа, которые связаны с добычей и переработкой, экспортом сырьевых ресурсов за рубеж, и естественно, с их использованием.

Теоретические основы стратегии экспортно-сырьевой ориентации базируются на исследованиях обоснования влияния природных ресурсов на социально-экономическое развитие государств, заложенных в трудах У. Петти, А. Смита, Т. Мальтуса, Д. Рикардо, Ж.-Б. Сэя, К. Маркса, И. Шумпетера и др.

Методологически успешность стратегии экспортно-сырьевой ориентации базируется на теориях абсолютных и относительных конкурентных преимуществ, теории Портера, теории «догоняющего» развития, и так называемой «голландской болезни» [1, с. 177].

В экономической литературе последнего времени [3, с.65] все чаще встречается понятие «российская болезнь», в которой отдельно выделяется моно-сырьевая экспортная специализация, массированный вывоз – преимущественно сырьевого по своей природе – капитала. Обзоры научной литературы показывают интерес исследователей в изучении стратегий как отдельных компаний, так и отраслей, и секторов экономики, построенных на исследованиях взаимозависимости экспорта и экономического роста [5, с.602].

Следует отметить, что данные исследования в основном сосредоточены на производственных возможностях различных секторов экономики, в том числе и сырьевых отраслей, на отраслевом распределении ВВП, на изучении влияния развития сырьевых отраслей на экономический рост и ВВП. При этом граница производственных возможностей в двухмерном пространстве, показывающая производственный потенциал, соответственно, двух секторов национальной экономики, в рамках стратегии экспортно-сырьевой ориентации, характеризует перераспределение ресурсов в сторону сырьевого сектора. Вышеназванные исследования показывают, если ресурсы перераспределяются в сторону сырьевого сектора и происходит рост производства в данном секторе за счет других отраслей, что может привезти и к экономическому росту в целом. В тоже время рост производственных возможностей по сырьевому сектору приводит к сокращению уровня спроса на развитие других отраслей.

Россия является вторым по величине производителем природного газа и третьим по величине производителем нефти в мире. Российские нефтегазовые доходы составляют примерно 50% доходов федерального бюджета и 68% от общего объема экспорта (по состоянию на 2015 год в соответствии с PFC Energy) [5, с.602]. При этом стратегия экспортно-сырьевой ориентации развития российской экономики реализуется в самом инерционном своем варианте: страна добывает энергетические ресурсы и экспортирует их, снижаются иностранные инвестиции, особенно в арктических морских и сланцевых проектах на фоне низких цен на нефть на мировом рынке.

Как было отмечено выше, стратегия экспортно-сырьевой ориентации обеспечивает экономический рост российской экономики, но что же при этом происходит в социальной сфере? Данный аспект не достаточно описан в современной литературе. Каким образом экспортно-сырьевая стратегия развития российской экономики влияет непосредственно на человека? На наш взгляд, ответы именно на эти поставленные вопросы способны дать оценку успешности или не успешности вышеназванной стратегии. Российская экономика достаточно продолжительное время демонстрировала высокие темпы роста. Но наступил момент, когда российская экономика захромала, то есть уменьшились темпы роста. Возможно, в этом виноват и мировой кризис, а возможно виновата и сама экспортно-сырьевая стратегия.

Все вышесказанное позволяет сделать предположение, что стратегия экспортно-сырьевой ориентации развития российской экономики исчерпала себя. Не пора ли ее менять? Следует отметить, что у некоторых аналитиков, ученых и практиков существует мнение, что да, эту сырьевую экспортно-ориентированную стратегию пора менять. Но менять на какую стратегию – на стратегию инновационного развития экономики, полу-инновационного развития или инновационного развития сырьевого комплекса? На этот счет есть разные мнения. Самое главное понять, исчерпала себя сырьевая экспортно-ориентированная стратегия или не исчерпала.

Россия считается одним из ведущих энергетических государств мира. Экспортно-сырьевая стратегия развития России выражается в том, что Россия является крупным производителем и экспортером нефти и природного газа, а ее экономика в значительной степени зависит от экспорта энергоносителей.

ТЭК определяющим образом влияет на состояние и перспективы развития национальной экономики в целом, обеспечивая около 1/4 производства ВВП, 1/3 объема промышленного производства и доходов консолидированного бюджета России, примерно половину доходов федерального бюджета, экспорта и валютных поступлений. Экономический рост в России по-прежнему реализуется за счет экспорта энергоносителей, учитывая высокий уровень добычи нефти и газа и разнонаправленную динамику цен на эти товары.

В мировых объемах производства и экспорта нефти (включая газовый конденсат) доля России постоянно увеличивается и на настоящий момент составляет порядка 12%, что меньше доли лишь Саудовской Аравии. Однако темпы прироста добычи нефти в России сокращаются. Современное состояние нефтяной промышленности России характеризуется сокращением объемов прироста промышленных запасов нефти, снижением качества и темпов их ввода; сокращением объемов разведочного и эксплуатационного бурения и увеличением количества бездействующих скважин; повсеместным переходом на механизированный способ добычи при резком сокращении фонтанизирующих скважин; отсутствием значительного резерва крупных месторождений; необходимостью вовлечения в промышленную эксплуатацию месторождений, расположенных в необустроенных и труднодоступных районах; сокращением производительности труда в отрасли.

Нефтедобывающая промышленность сосредоточена в основном в пределах пяти нефтегазоносных провинций России: Западно-Сибирской (на долю которой приходится около 70% всей добычи нефти в России), Волго-Уральской (около 25%), Тимано-Печорской (более 6%), Северо-Кавказской и Дальневосточной. Распределение добычи нефти в России по регионам (2012 год, тыс. бареллей/сутки): Западная Сибирь – 6,422; Урал-Волга – 2,312; Красноярск – 368; Сахалин – 283; Республика Коми – 259; Архангельск – 249; Иркутск – 201; Якутия – 133; Северный Кавказ – 64; Калининград – 26 1.

Россия является третьим по величине производителем нефти в мире (после Саудовской Аравии и Соединенных Штатов). На май 2014 года по оценкам Дзинтер Н.В. средняя добыча нефти и газоконденсата составила 10,9 млн. бареллей/сутки [2, с.138]. Экономика России потребляет менее трети добываемой нефти (включая продукты ее переработки). В течение 2012 года добыча нефти и газоконденсата в России по оценкам Канова В.И. в среднем составляла 10,4 млн. бареллей/сутки (из которых 9,9 млн. бареллей/сутки приходилось на сырую нефть), из этого потреблялось примерно 3,2 млн. бареллей/сутки [4, с.425]. Крупнейшим потребителем нефти в мире являются США (из потребляемых 23 млн. бареллей/сутки добывается примерно 8 млн. бареллей/сутки, а остальная часть импортируется).

Нефть в России добывают более 240 нефтегазодобывающих организаций, причем 11 нефтедобывающих холдингов, включая ПАО «Газпром», обеспечивают более 90% всей добычи. Большая доля добычи нефти приходится на вертикально интегрированные компании. Они же являются основными экспортерами нефти. Россия – второй крупнейший мировой экспортер нефти за пределами стран ОПЕК. Россия экспортировала 7,2 млн. бареллей/сутки в 2015 году (Саудовская Аравия – 8,9 млн. бареллей/сутки), том числе примерно 5 млн. бареллей/сутки сырой нефти, а остальные в нефтепродуктах. Большинство (79%) российского экспорта сырой нефти приходится на страны Европы (включая Восточную Европу), в частности, Германию, Нидерланды и Польшу. Около 18% экспорта нефти в России предназначается для Азиатско-Тихоокеанского региона. Более 80% российской нефти экспортируется через систему Транснефти, а остальная часть поставляется по железной дороге и на судах.

Доказанные запасы нефти в России составляют 80 млрд. баррелей (по состоянию на январь 2016 года) [1, с.177].

Большинство углеводородных ресурсов России расположены в Западной Сибири, между Уральскими горами и Средне-Сибирским плоскогорьем и в Волго-Уральском регионе. Россия обладает большими углеводородными ресурсами на шельфе северных морей и побережье Арктики. Ресурсы только отдельно взятого арктического шельфа России оцениваются в 100 млрд. тонн нефтяного эквивалента [2, с.139], и его эксплуатация может длиться достаточно долго. Однако освоение нефтегазовых ресурсов на шельфе северных морей и побережье Арктики связано с различными геоэкономическими рисками, включая сложные природно-климатические условия. В соответствии с требованиями действующего российского законодательства, работы на шельфе северных морей могут осуществлять только компании, подконтрольные государству и обладающие опытом работы на шельфе не менее пяти лет. Данные условия действуют с 2008 года. Большинство нефти в России продолжает добываться в Западной Сибири, в частности, на Приобском и Самотлорском месторождениях. Российские компании также расширяют свое присутствие в Арктике и Восточной Сибири, в том числе за счет утвержденных налоговых каникул и снижения тарифов на экспорт нефти. В долгосрочной перспективе, наряду с неосвоенными запасами нефти в Восточной Сибири и российской Арктике, большую роль может играть Сахалин.

В то же время следует отметить, что глубоководные проекты на арктическом шельфе и сланцевые проекты становятся особенно дорогостоящими при сохранении тенденции снижения цен на нефть на мировом рынке.

Понимание данной ситуации и грамотное ее использование является одной из важнейших задач как отдельных субъектов экономики, так и государства в целом. Сейчас говорить о том, что Россия «больна» этим явлением практически никто не возьмется, однако проблема состоит в том, что лечение было проведено не за счет роста промышленности, проведения грамотной внутренней политики, а за счет внешнего вмешательства, которое хоть и изменило понимание данной ситуации, но не изменило структуру экономики в целом. В связи с этим может возникнуть критическая ситуация, связанная с тем, что основной источник внешнего дохода будет не столь рентабелен, а другие источники не появятся ввиду того, что не было каких-либо изменений изнутри. В такой ситуации крайне важным является оценка решений с точки зрения поведения на внешнем рынке, поскольку, несмотря на общие упаднические настроения, снижение курса валюты – это мощный шанс для многих отраслей, и его необходимо не только использовать, но и контролировать, поощряя, с одной стороны, развитие для внешнего рынка, с другой – компенсируя отрыв внутреннего.

Если рассматривать отдельные отрасли промышленности, которые могут извлечь пользу из сложившейся ситуации, то стоит особо обратить внимание на машиностроение и металлургическое производство. В связи с различными факторами, стоимость никеля, цинка, алюминия за 2014 г. хотя и менялась, но осталась примерно на том же уровне, в то же время изменение курса рубля способствует тому, что в рублевом исчислении доходы компаний-экспортеров вырастут, например, стоимость тонны никеля на первое января 2015 г. составляла 453 179 руб., в то же время как на первое января 2016 г. 806 225 при практически том же долларовом курсе стоимости материала. Такая же ситуация относится и к другим металлам, причем как к сырью, так и к обработанному материалу. Разумеется, такая ситуация, с одной стороны, выгодна экспортерам, но, разумеется, и цена на внутреннем рынке не может стоять на месте и так же возрастает, что приводит к проблемам у потребителей сырья в России. Рост закупочных цен сырья и материалов переносится на стоимость продукции и, в конечном счете, вызывает инфляцию, которая только способствует дальнейшему ослаблению валюты. Проблема данной ситуации заключается в том, что такое положение, с одной стороны, выгодно, но с другой – опасно, и балансирование на грани выгоды, инфляции и дефолта возможно при своевременном и разумном поведении государственных органов

Таким образом, первоочередным условием успешного развития российской экономики является создание технологически передовой перерабатывающей промышленности, костяк которой будет образован из высокотехнологичных компаний с развитым инновационным потенциалом, «получающих основную часть доходов от продажи высокотехнологичной продукции». Именно этот сектор промышленности, будучи структурным ядром отечественной индустриальной системы, может подстегнуть развитие как обеспечивающих производств, так и индустриальной периферии. Пока это не произойдет, растрачивая как финансовые, так и институциональные усилия на отдельных, зачастую не связанных между собой направлениях, Россия рискует сильнее отстать технологически от экономически развитых держав, поддерживая развитие основной доли промышленности на инерционной основе.

Список литературы:

1. Байгулова А.А., Якушенко А.А. Система показателей стратегического отраслевого бизнес-анализа // Проблемы экономики и менеджмента, 2016. – №1 (53). – С .23-26.

2. Дзинтер Н.В., Шарафутдинова Ж.Р. Структурный анализ программ модернизации экономики современной России // Молодежный вестник Уфимского государственного авиационного технического университета, 2015. – № 1 (13). – С. 176-181.

3. Камышова А.Б. Направления согласования фискального и монетарного регулирования с политикой управления курса рубля в экспортно-сырьевой экономике России // Ученые записки Международного банковского института, 2014. – № 8-2. – С. 137-144.

4. Канов В.И. Некоторые особенности кризиса 2014-2015 гг // Вестник Томского государственного университета. Экономика, 2015. – № 4 (32). – С. 64-70.

5. Позднякова Т.С. Оценка последствий сырьевой зависимости для экономики России // Академический вестник, 2014. – № 2 (28). – С. 424-432.

6. Садыкова Э.Ц. Минерально-сырьевой комплекс региона: состояние и проблемы развития // Современные проблемы науки и образования, 2014. – № 6. – С. 602.