Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
25.03.2016

Эволюция демографической политики современной России

Сулименко Людмила Александровна
магистрант исторического факультета Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова г. Владикавказ, Россия
Аннотация: Статья посвящена эволюции демографической политики в современной России. Анализируется демографическая ситуация за период с 1995 по 2015 гг. Делается вывод о том, что предпринятые за последние годы меры дали положительные результаты: сократилась смертность, выросла рождаемость, увеличилась численность населения, но существует еще ряд проблем, нуждающихся в решении на государственном уровне.
Ключевые слова: демографическая политика, депопуляция, пронатализм, концепция демографического развития страны
Электронная версия
Скачать (587.5 Kb)

С 1995 г. страна вступила в «чёрную» демографическую полосу. Естественная убыль населения достигла своего минимума в 1999-2002 гг.: разница между умершими и родившимися составила около 1 млн. человек. Население сокращалось на 500-600 тыс. человек в год. А в 2003 г. Был поставлен «рекорд»: убыль достигла почти 686 тыс. человек.

Несмотря на, казалось бы, очевидные негативные тенденции и последствия, демографическая проблематика на долгие годы выпала из поля зрения высшего руководства России, законодательных и исполнительных органов власти. А научное и экспертное сообщество относительно оценки причин и последствий демографических процессов фактически раскололось. Часть отечественных экспертов демографов склонялась к тому, что мы переходим к демографическим тенденциям, характерным для экономически развитых стран [8, с. 963-972].

А.Г. Вишневский считает, что «тенденции брачности и рождаемости в России свидетельствуют о конвергентном характере демографического развития на западе и на востоке Европы. Конвергентные тенденции проявляются в том, что в европейских странах СНГ всё более явственно обозначается совокупность перемен, начавшихся ранее в Западной Европе и получивших в научной литературе название второго демографического перехода» [4, с. 60, 61].

В другой своей работе учёный утверждал: «Нет никаких оснований усматривать в этих процессах особенность только России, а тем более специфическую реакцию на проводившиеся реформы. Вероятно, существует связь между падением рождаемости в России в 1990е гг. и проводившимися в это время экономическими и политическими реформами. Но эту связь едва ли следует упрощать, видя в переходе к очень низкой рождаемости доказательство «неправильности» реформ и, как следствие, экономического кризиса, деградации условий жизни и т.д. По существу, Россия и страны СНГ лишь повторяли тот путь, который многие страны Западной Европы проделали несколько раньше, почти с такой же скоростью в отсутствие каких бы то ни было потрясений и даже в периоды процветания» [5, с. 148].

Вишневский А.Г. не отрицал возможность проведения в стране мер семейной политики и государственной помощи семьям в трудное время перемен и реформ, но не связывал их с надеждами на рост рождаемости. «Сейчас не нужно обладать особой прозорливостью, чтобы понимать: население России вступило в период долговременного сокращения его численности и старения, и надо задуматься над тем, как страна будет жить в таких условиях» [5, с. 280].

Сторонники данной точки зрения, по сути дела, считают демографическую политику бесполезной.

Позиция С.В. Захарова более радикальна: «Любые действия государства, идущие вразрез с тенденциями, определяющими современную трансформацию модели рождаемости и брачности, обречены на неуспех… Активность государства должна быть направлена на то, чтобы как можно меньшая доля населения в своей жизнедеятельности опиралась на «искусственные» подпорки в виде пособий и льгот… Российскому обществу нужно осознать, что не существует простых рецептов решения демографических проблем, а конвульсивные меры по немедленному повышению рождаемости по типу «антикризисных программ» обречены на провал» [7, с. 44-45].

Фактически он отрицает возможность демографической политики повлиять на изменение демографической динамики в России, сторонники этой точки зрения считают, что нужно признать неизменность сложившегося типа воспроизводства населения и соответствующих ему тенденций рождаемости, которые колеблются в довольно узких границах.

Кроме того, по их мнению, демографическая политика, особенно пронаталистская, заключающаяся в воздействии на репродуктивные планы семьи, является не этичной, противоречащей праву семьи самостоятельно решать вопросы о количестве детей и сроках их рождения.

В качестве основных рецептов компенсации потерь численности населения и формирования контингента трудовых ресурсов рекомендовалось сокращение смертности и привлечение иностранных мигрантов («замещающая миграция»). Этой позиции придерживалось тогдашнее руководство страны. Никаких реальных действий до первой половины 2000-х годов не предпринималось. На фоне негативных социально-экономических изменений это приводило к тому, что демографические проблемы усугублялись: смертность росла, рождаемость сокращалась. В 1993 г. численность населения России снизилась более чем на 200 тыс. человек. Если бы не приток мигрантов (в основном из республик бывшего СССР), то этот показатель был бы в разы больше. Однако данную точку зрения разделяли не все российские учёные.

С 1990 года применительно к демографической ситуации в России стал использоваться термин «депопуляция» (от фр. depeupler – обезлюдеть). Демографический словарь ООН (II многоязычное издание) расшифровывает депопуляцию, как реальное или возможное сокращение численности населения.

Демографический энциклопедический словарь дает следующее толкование этому понятию: «Депопуляция – уменьшение абсолютной численности какой-либо страны или территории либо суженное воспроизводство, при котором численность последующих поколений меньше предыдущих» [6, с. 45].

Демограф Антонов А.И. считает, что депопуляции – «это процесс, по социальному смыслу обратный развитию… Депопуляция – это движение населения в отрицательном направлении уменьшения численности, т.е. убыль населения из-за снижения уровня рождаемости ниже уровня смертности. Депопуляция измеряется посредством соотношения общих коэффициентов рождаемости и смертности и выражается величиной естественного отрицательного прироста. В случае притока населения извне – положительного сальдо миграции – убыль населения может перекрываться мигрантами и не проявляться вовсе либо может маскировать подлинную картину уменьшения численности» [1].

По мнению Римашевской Н.М., депопуляция в России характеризуется ростом смертности и снижением рождаемости. Пересечение на графике соответствующих кривых назвала «русским крестом», который характеризует сокращение численности населения. Происходящие в России процессы отчасти предначертаны предыдущим развитием страны, но более всего депопуляция связана негативными социально-экономическими условиями системного кризиса, охватившего все стороны жизнедеятельности россиян [9, с. 3-10].

Наряду с тем, что в начале 1990-х годов уменьшилась численность женщин в фертильном возрасте, из-за трудностей материального характера две трети семей отказывались иметь детей вообще или откладывали их появление. В этот период снижение рождаемости в России становится крайне опасным, так как практически исчерпывается внутренний потенциал демографического воспроизводства, население и рабочая сила стареют, ухудшается здоровье людей. Главным фактором естественной убыли населения в России в 1990-2000-е годы, по мнению Н.М. Римашевской, стал непомерный рост смертности. В стране умирало больше молодых, чем пожилых, что в значительной степени было связано с усилением внешних причин смертности, к которым следует отнести несчастные случаи, травмы, убийства и самоубийства. Кризис, связанный с демографическими проблемами, перешёл в стадию длительной стагнации. Н.М. Римашевская справедливо обращает внимание на важность качества населения, состояние генофонда как основы развития общества и государства [10, с. 23–27].

Эту точку зрения поддерживает Л.Л. Рыбаковский, который полагает, что процесс депопуляции в России протекает под действием двух факторов – снижения рождаемости и повышения смертности и именно это отличает нашу страну от Западной Европы. По мнению учёного, главной причиной этого явления стал системный кризис, причиной которого стали неудачные экономические реформы 90-х годов.

Повышению смертности способствовал ряд факторов: развал системы здравоохранения и санитарного надзора; недоступность лекарств из-за их непомерно высокой цены и навязанных через средства массовой информации подделок, ухудшение баланса и режима питания; недоступность для большей части россиян полноценного отдыха и проведения досуга; игнорирование норм охраны труда и техники безопасности, «либерализация» дорожно-транспортного движения; отсутствие действенного контроля за производимыми и ввозимыми в страну товарами и насыщением потребительского рынка фальсифицированным продовольствием и алкоголем; постоянный всплеск стрессовых ситуаций; ухудшение криминогенной обстановки, распространение наркомании и т.д.

В России в конце ХХ столетия сложился уникальный режим воспроизводства населения, который характеризовался европейской (низкой) рождаемостью и афроазиатской (высокой) смертностью [2, с. 10-12].

Сторонники этого подхода выступали за то, чтобы активизировать демографическую политику в России. В частности, было предложено реализовать две взаимосвязанные задачи демографической политики. Первая задача – стратегическая, является ведущей по сокращению убыли населения и заключается в изменении положения семьи среди других социальных институтов. Её решение заключается в централизованной политике государства

Вторая задача связана с нейтрализацией негативных последствий депопуляционного и семейного кризиса. Ее решение связано с торможением нежелательных явлений, ограничением их действия до тех пор, пока результаты главной цели – укрепление семьи с обоими родителями и несколькими детьми, не проявят себя достаточно полно.

В рамках реализации концепции демографического развития страны нужна четко разработанная программа поощрения полных семей с детьми, которая сочеталась бы с продуманной иммиграционной политикой и мерами по укреплению здоровья и снижению смертности. При этом пронаталистская политика (ограничение доступа широких слоев населения к средствам контрацепции, запрет абортов, пропаганда социальных установок, превозносящих роль материнства, материальная и социальная поддержка многодетных семей) во много раз эффективнее политики пособий [3].

В начале и середине 2000-х годов вышла серия работ, в которых обосновывалась необходимость комплексной программы демографического развития России. Речь шла о мерах стимулирования рождаемости и проведении активной семейной политики, необходимости сокращения смертности за счёт снижения числа тех смертей, которые можно предотвратить, и увеличении вложений в медицинское обслуживание населения, а также о привлечении мигрантов, главным образом соотечественников (русских и представителей титульных народов России) из стран ближнего зарубежья. Данная позиция привлекла внимание руководства страны и повлияла на изменение демографической политики России. Перелом в отношении российской власти к демографическим проблемам произошёл не сразу. Потребовалось несколько лет упорного труда учёных, общественных деятелей, государственных служащих, представителей бизнеса, средств массовой информации, продвигавших идею необходимости реализации мер демографической политики в стране.

В 2007 г. указом В.В. Путина была утверждена Концепция демографической политики Российской Федерации до 2025 г., в которой прописаны стратегические направления действий в этой сфере и чёткие количественные ориентиры: выделены два этапа – 2015 и 2025 гг., для которых установлены нормативные цифры суммарного коэффициента рождаемости, ожидаемой продолжительности жизни и общей численности населения. Согласно концепции, ежегодное сальдо миграции, необходимое для компенсации естественной убыли и обеспечения заданных параметров роста численности населения, не должно быть меньше 300 тыс. человек.

Благодаря предпринятым мерам целевая установка Концепции демографической политики для первого этапа (до 2015 г.) достигнута: численность населения страны составила 146.5 млн. человек, ожидаемая продолжительность жизни и суммарный коэффициент рождаемости превысили намеченный уровень, миграционное сальдо соответствует нормативу, предусмотренному Концепцией на 2015 г. Россия в течение шести-семи лет вырвалась из затяжного режима депопуляции и ежегодного сокращения численности населения. Она восстановила те демографические позиции, которые утратила в предшествующие 14 лет.

Предпринятые за последние годы меры дали положительные результаты: сократилась смертность, выросла рождаемость, увеличилась численность населения, но существует еще ряд проблем, нуждающихся в решении на государственном уровне. Для повышения эффективности проводимой российским государством демографической политики необходимо реализовать следующие конкретные меры социально-экономической направленности:

- изменить отношение государства и общества к рождению и воспитанию детей и признать это трудом со всеми вытекающими финансовыми обязательствами государства, то есть платить женщине зарплату за рождение и воспитание детей;

- решить проблему занятости населения, которая переходит в разряд критических и существенно влияет на социально- демографическое поведение людей;

- сделать систему медицинского обслуживания доступной обычным людям;

- решить проблему доступности жилья для населения России, особенно для молодых семей.

Список литературы:

1. Антонов А.И. Кризис свободы: государство, семья и социальная дезорганизация //Доклады II Всероссийского социологического конгресса. – Т. 1. – М., 2004.

2. Архангельский В.Н., Иванова А.Е., Кузнецов В.Н., Рыбаковский Л.Л., Рязанцев С.В. Стратегия демографического развития России. – М.: ЦСП, 2005. – С. 10-12.

3. Википедия. Пронатализм. Электронный ресурс. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Натализм (дата обращения 20.03.2016).

4. Вишневский А.Г. Постсоветское демографическое пространство: Восточная Европа или интегральная часть Европы / Русский или прусский? Размышления переходного периода. М.: ГУ ВШЭ, 2005.

5. Вишневский А.Г., Андреев Е.М., Трейвиш А.И. Перспективы развития России: роль демографического фактора. М., 2003.

6. Демографический энциклопедический словарь/гл.ред. Валентей Д.И. М.: «Советская энциклопедия», 1985.

7. Захаров С.В. Перспективы изменения модели рождаемости в России // Народонаселение. – 2004. – № 3 . – С. 44-45.

8. Осипов Г.В., Рязанцев С.В. Демографическая политика в России: трансформация, результаты, перспективы //Вестник Российской академии наук. – 2014. – Том 84. – № 11. – С. 963-972

9. Римашевская Н. М. Русский крест //Природа. – 1999. – № 6. – С. 3-10.

10. Римашевская Н. М. Социально-экономические и демографические проблемы современной России //Вопросы социального обеспечения. – 2008. – № 8. – С. 23-27.