Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
13.06.2016

Крымско-дагестанские отношения в контексте русско-турецкой войны 1735 - 1739 гг.

Ахмедова Маликат Гамзатовна
Магистрант 2 г. о., кафедра Отечественная история, исторический факультет, Дагестанский государственный университет, Махачкала, Россия
Аннотация: Статья рассматривает развитие крымско-дагестанских отношений в 1735-1739 гг., когда, во время войны с Россией, Турция стремилась привлечь на свою сторону народы Кавказа. Дается анализ двух походов крымских татар на территорию Дагестана в контексте рассматриваемой войны.
Ключевые слова: Дагестан, Крым, походы татар, русско-турецкая война
Электронная версия
Скачать (575.2 Kb)

Проблема изучения крымско-дагестанских отношений является новой в исторической науке. Наиболее доступные сведения относятся к периоду русско-турецких войн. Как известно, Крым являлся вассалом Османской империи на протяжении долгого времени (почти с 1475-1774 гг.). Следовательно, необратимо поддерживал стратегические планы Турции по отношению к Дагестану и Кавказу в целом.

Смирнов В.Д. отмечает: «пока турки чувствовали себя сильными и постоянно ввязывались в военные столкновения со своими европейскими соседями, Крым служил им постоянным резервом вспомогательных полчищ, которые облегчали им расправу с неприятелем своими опустошительными набегами. Поэтому султаны то и дело понукали ханов к постоянным сборам на войну и походам» [5, с.34]

Предвидя нелегкую борьбу с Россией, в преддверии войны, правители Османской империи и Крыма пытались заранее заручиться поддержкой северокавказских владетелей. Приблизительно в конце марта - начале апреля 1733 г. хан Каплан-Гирей и калга Фетхи-Гирей от имени турецкого султана Махмуда обратились с воззваниями к владетелям Кабарды, Дагестана и Чечни, склоняя их на свою сторону и прося помощи пройти через их владения. Тем самым султан предписывал крымскому хану двигаться через Кубань, Кабарду и Дагестан, «привлекая к Порте горцев Кавказа от устья Кубани до русских границ в Дербенте» [6, c.104]

Однако, местное население стремилось найти защиту от крымской агрессии под покровительством России, о чем свидетельствуют донесения Левашова (главнокомандующий русскими войсками на Кавказе) и грузинского царя Вахтанга VI в апреле и мае 1733 г. [6, c.105]

Становится ясным, что продвижение крымского войска по намеченному маршруту не удавалось. Все воззвания, адресованные северокавказским владетелям, были отправлены ими же генералу Левашову, после чего оригиналы их были отправлены в Петербург, а копии с них – в Стамбул резиденту Неплюеву. Таким образом, российское правительство предписало Неплюеву заявить решительный протест Порте, а Левашову было поручено предотвратить движение крымцев, вплоть до применения оружия. Пока шла словесная перепалка между Петербургом и Стамбулом, на Кавказе начались военные действия. 4 июня, 1733 г. сопровождавший крымцев Мустафа Ага обратился к стоявшему в гребенских городках генералу Еропкину с требованием пропустить крымский корпус. Получив отказ и предупреждение от российского командования, что дальнейшее продвижение крымского войска будет отвращено вооруженной силой, крымцы были вынуждены двигаться зигзагами [7, c. 198]. Двигаясь из Чечни, Фетхи-Гирей хан договорился с уцмием Ахмед-ханом и тот провел «оных крымцов и кубанцев через свое владение за Дербент к Шемахе». О своем продвижении Фетхи-Гирей сообщал Али-паше следующее: «Ввиду угрозы со стороны русских войск в гребенских городках задержался в Чечне, затем вышел с войском к дагестанской стороне, ведущей к Дербенту. На подступах к Дербенту русские войска снова атаковали наш отряд, из-за чего были вынуждены 40 дней там стоять». Как сообщает русский консул С. Абрамов, «татары бежали назад в Чечень, владелец которого Айдемир провел их другим путем к Дербенту в Усмиево владение, который изменяя, собрал великое войско горских народов тавлинцев и табасаранцев, кубачинцев и прочих, сообщился к крымцам и пошли близ Дербента» [4, c.124]

Сурхай-хан. Стараясь дискредитировать уцмия, оказавшего помощь татарам, писал Али-Паше, что уцмий обманным путем завел татар в свое владение, поставив перед ними условием за свое участие в делах крымцев взятие ими Дербента у русских и передачи этой крепости ему. Сурхай-хан также утверждал, что, оказавшись в трудном положении, Фетхи-Гирей обратился к нему за помощью, на что он не замедлил отозваться, прибыл на Самур и в сопровождении Карат-бека отправил их на Куру, откуда они должны были следовать в Гянджу [ 7, c.202] По пути крымцы подверглись нападению джарцев, но благодаря помощи Сурхая благополучно добрались до места назначения.

В итоге похода до расположения турецких войск на р. Куре добралось около 3 тысяч человек из крымского отряда.

Российское правительство предприняло конкретные меры для восстановления порядка в подвластных кавказских территориях после крымского нашествия. Против изменившего уцмия был направлен отряд под командой полковника Лошана, занявший и сжегший резиденцию уцмия в Башлы, за что он был награжден императрицей годовым жалованьем [6, c.118]

Во время русско-турецкой войны 1735-39 гг., в которой Крым также принимал активное участие, Дагестан подвергался нашествию войск Надир-шаха.

Рассматриваемый период войны явился еще временем обострения отношений между Ираном и Турцией.

Случилось так, что весной 1735 года Дагестан занял исключительное положение и во внешнеполитических планах Турции, которая всячески стремилась перехватить инициативу у Ирана. Терпя поражение, Османская империя вновь решила использовать войска крымского хана. Неплюев прямо указывал, что с этой целью она решила « ...со семидесять тысячами татар в Дагестан послать… понеже за дальностью всеми силами своими кроме дагестанского пути покорить не могут» [4, c.129] Следует отметить, что численность войск крымских татар зависела от того, кто отправиться в поход. «Если по призыву к войне Портою, хан выступает в поход, то не иначе, как с 80 тысячным войском татар; если по призыву поход совершается под начальством калги или же сына хана, то контингент, который за ним следует – 40 тысяч татар» [1, c. 17] И вот в конце 1735 гг. хан Каплан Гирей, несмотря на свою старость, с 80 тысячным войском, решил отправиться самолично в поход против Ирана. Путь пролегал через территорию Северного Кавказа, в том числе и Дагестана. При этом было объявлено, что султан направляет крымские войска для защиты и покровительства единоверных народов Дагестана. На деле Турция стремилась прибрать к своим рукам Дагестан, чтобы использовать его в своей борьбе против Надир-шаха.

Это решение турецкого правительства было встречено по-разному в дипломатических кругах Европы. «… здешние чужестранные министры – доносил Неплюев – ханский поход за разрыв мира почитают». Оно резко обострило русско-турецкие отношения и привело к войне, продолжавшейся пять лет (1735-1739 гг.) Сотавов Н.А. даже отмечает, что основной причиной этой войны, наряду с черноморской проблемой, явилась агрессивная политика крымских феодалов на Кавказе. Современный иранский историк А. Экбаль прямо признает, что причиной этой войны явилось стремление Турции и Крыма захватить Дагестан. «Так как османцы принялись наускивать крымского хана на Дагестан, а для этого надо было пройти через русские земли – на этой почве началась война между русскими и турками» [6, c.203]

Военные действия начали крымские татары, направленные султаном на завоевание уступленных Россией Ирану прикаспийских провинций. К середине августа татарский корпус приблизился к границам Дагестана.

Обстановка в Дагестане благоприятствовала татарскому нашествию. Между местными владельцами продолжалась вражда. Оспаривая власть у шамхала Хасбулата, аварский владетель Ума-хан напал на него, но был убит недалеко от аула Параул. К концу сентября русские войска оставили Дагестан и прибыли на Терек, где была основана новая крепость Кизляр. Левашов, имея 8 тысяч человек против 80 тысяч крымчан, был вынужден пропустить их без сопротивления, и они двинулись к Дербенту выше гребенских ворот, Аксая и Эндирея. 13 октября Левашов отплыл в Астрахань. [6, c.124]

Продвижение татарского корпуса и угроза со стороны Надир-шаха обострили внешнеполитическую обстановку у местных жителей Дагестана. Каплан-Гирей дважды обращался к ним с воззваниями, предлагая стать под свое знамя.

Надежды турецких войск не сбылись полностью, как пишет Сотавов Н.А.: шамхал Хасбулат не примкнул к турецко-татарской коалиции, за приход крымских войск больше всего ратовал Сурхай-хан казикумухский, который даже отправил им навстречу своего сына с «пятьюстами конницы». И он со своей конницей остался на службе у «крымского губернатора до его обратного выступления». И крымский хан вручил им пашинские чины и подарки. [7, c.203]

Однако местное население не оказало той поддержки, на которую рассчитывали в Константинополе и в Крыму. «О хане крымском полагают, что он бездействует около Андреевской деревни, ведая, что дагестанцы к нему не пристали». На подступах к Дербенту произошло сражение татарского войска с Хасбулатом и иранскими частями, оставленными Надиром в 1733 г. Хасбулат был разбит и бежал в горы, но хан был вынужден остановиться ввиду изменения соотношения сил между Турцией, Россией и Ираном [6, c. 125]

Прежде чем отступить из Дагестана, Каплан-Гирей предпринял спешные меры для сохранения влияния Турции и Крыма. На место Хасбулата он утвердил в этой должности его двоюродного брата Эльдара. Сурхая признал правителем Ширвана. Уцмия Ахмед-хана назначил правителем Дербента, а горским старшинам отправил 2500 туманов и многие подарки.

Надир-шах снова двинул свои войска на покорение Азербайджана и Дагестана, выступив из-под Гянджи 11 октября 1735 г., встречая упорное сопротивление и неся большие потери, 21 ноября иранские войска подошли к Дербенту. Татары спешно покинули Дагестан, «оставив после себя огонь возмущения» [7, c. 204] Надиру стало известно, что вновь утвержденный крымцами шамхал Эльдар, уцмий и Сурхай совместно решили напасть на его сторонника Хасбулата в Казанище. Отправившись на выручку, на пути в Маджалис Надир встретил сопротивление со стороны сына уцмия Магомед-хана, укрепившегося в тесном ущелье с помощью артиллерии, брошенной при отступлении татарами. Взяв Маджалис, Надир-шах вступил во владения своего вассала Хасбулата Губден, где был встречен им с выражением верноподданических чувств.

1736 год не внес существенных изменений в политику соперничавших держав на Кавказе, хотя активность этой политики несколько ослабла. Вторичная попытка Турции овладеть Дагестаном с помощью татар не удалась. А третьей попытки, по всем сохранившимся данным за период 1735-1739 гг., не было. Россия и Турция были заняты взаимной войной за господство на Черном море. И конец русско-турецкой войны совпал по времени с походом Надир-шаха в Афганистан, Индию и Среднюю Азию.

Список литературы:

1. Брун Ф. Крым в половине XVIII столетия. Одесса,1867г.

2. Гасан Алкадари «Асари-Дагестан», Махачкала: изд-во «Юпитер», 1994 г.

3. Гусейнов Ю.М. «Содержательные аспекты крымско-дагестанских отношений XV-XVIII вв.» // Вестник АГУ, Выпуск 1, 2015 г.

4. Кочубинский А. Граф Андрей Иванович Остерман и раздел Турции. Из истории восточного вопроса, война пяти лет (1735-1739). Одесса, 1899 г.

5. Смирнов В.Д. Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты в XVIII в. до присоединения его к России. Одесса, 1898 г.

6. Сотавов М.Н. Крымское ханство в русско-турецких отношениях в 1700-1783 гг.: в свете влияния их на Дагестан. Диссертация. Махачкала, 2010 г.

7. Сотавов Н.А. Внешнеполитическое отношение Дагестана со странами Востока (Турция, Иран) в первой половине XVIII в. Махачкала, 1968 г.