Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
21.06.2016

Метафизика и диалектика

Эзри Григорий Константинович
магистрант Историко-филологический факультет Благовещенский государственный педагогический университет г. Благовещенск, Россия
Аннотация: В статье исследуется соотношение метафизики и диалектики, а также их взаимоотношения, в рамках «классической» и «постмодернистской», «неклассической» философии. Делается их вывод об их безусловной связи в рамках «классической» и «постмодернистской» философии, а также различии понимания метафизики и диалектики в рамках двух данных философских традиций.
Ключевые слова: метафизика, диалектика, деконструкция, классическая философия, постмодернистская философия
Электронная версия
Скачать (725.8 Kb)

научный руководитель: Чупров Александр Степанович
доктор философских наук, профессор кафедры Всеобщей истории, философии и культурологии,
Благовещенский государственный педагогический университет, г. Благовещенск, РФ

В рамках классической философии под метафизикой понимали учение о неподвижности, покое бытия, а диалектику как учение о движении, развитии бытия. Различие между метафизикой и диалектикой классическая философия устанавливала дифференциацией отношения к движению. Метафизики стремились к чисто рациональным описаниям и аргументам, не учитывающим наличия движения в природе. Диалектики обращались к природе, в которой все могли наблюдать движения. Это противоречие нашло отражение в споре Парменида и Гераклита. Проблематичным было ввести в движение в философии адекватным для реальности образом. Интересной была попытка Зенона, однако она завершилась неудачно: Ахиллес не смог догнать черепаху, а голодная черепаха не смогла подойти к еде [2, c. 30-58].

Российский философ В.В. Бибихин изучал проблему энергии в истории философии, выделял два вида энергии: энергию покоя (энтелехию, первую энергию) и энергию покоя (вторую энергия). Философ отдавал первенствующее положение энергии покоя. В этой связи он трактовал философские системы, в которых не было примата энергии покоя, как ошибочные. Соответственно, чем меньше взгляды Аристотеля (прежде всего примат первой энергии) нашли отражение в той или философской системе, тем большим заблуждением она является. Энергия покоя также является бытием и перводвигателем.

Кроме того, по мнению В.В. Бибихина, энергия является действительностью и сущностью, покоем и завершенностью. Энергия противостоит возможности, силе. Как отметил С.С. Хоружий, российский философ умалял значение второй энергии, то есть деятельности, движения. Так же, как отметил С.С. Хоружий, В.В. Бибихин при упоминании того, что энергия – это действительность, отсылал к философии Канта и Гегеля, к их учению о действительности. В учении о действительности В.В. Бибихин видел учение об энергии покоя и перводвигателе [13].

Статически понятое бытие может трактоваться только в духе Парменида: бытие есть, а небытия нет. Более о статическом, неподвижном бытии не скажешь. Это Гегель отразил в единстве чистого бытия и чистого ничто: о чистом бытии ничего, кроме того, что оно есть, не скажешь. Отсюда в классической философии появились практически идентичные концепты «присутствие» и «наличие». Они связаны с тем, что метафизика и диалектика не допускают множественности, сводя все явления к единице и единству. Метафизика далее констатации единицы и единства не идет, а диалектика начинает искать множественность внутри единицы, единства, различая ее составные части, содержимое.

Постмодернистская философия, которая появилась в середине XX века, отказалась рассматривать проблему движения как структурообразующую, определив такой статус за способом онтологической данности нечто в мире. В постмодернистской логике есть два таких способа: присутствие, наличие (метафизика) и след (постмодернистская философия). Однако постмодернистская философия рассматривает повседневную жизнь человека в динамической терминологии: появляется и исчезает как объект, меняет идентичности, сознание представляет собой последовательно проходящие акты рефлексии и так далее. Таким образом, постмодерн, пусть не диалектически и ничего не говоря об энергиях как о бытии, определяет динамичность, движение в жизни, пусть и говорит о «распаде» бытия.

Постмодерн, тем самым, отрицает перводвигатель и покой, то есть отказывается от их примата, основывая свое представление, выражаясь в терминологии В.В. Бибихина, на второй энергии, энергии движения. Прослеживая цепочку метафизика-диалектика-постмодерн, можно сделать вывод о том, что движение ведет к «распаду» бытия. Движение не отрицал и Ницше, говоря о «танце», о современном человеке как «мосте» к «сверхчеловеку», о необходимости для человека меняться, развиваться. Ведь именно Ницше сделал заключение, что «Бог умер» и ничего не изменилось [7, c. 5-237]. В постмодернистском смысле «распалось» наличие, остался лишь след.

Говоря о метафизике как о философии наличия, постмодерн объединяет под именем «метафизика» «классические» метафизику и диалектику, подразумевая, что наличие есть то же самое, что единство, единица, Единый, идея, дух и так далее. Этим постмодерн как бы демонстрирует разрыв между философией наличия и философией следа, хотя переход от диалектики к деконструкции носил плавный и «мягкий» характер, не будучи резким разрывом.

Стало быть, проблема движения и проблема энергии в философии – это одна проблема. Когда речь о присутствии или наличии, то речь имеется в виду покой или энтелехия. Когда же речь о движении, деятельности, то имеется в виду так называемая вторая энергия. Аналогично, когда речь идет о следе, имеется в виду тоже вторая энергия.

***

Отношения метафизики и диалектики всегда имели непростой характер, а постмодерн их еще значительно усложнил, внес путаницу. Отношения метафизики и диалектики можно рассматривать с разных сторон, а деление философии на «классику» и «постмодерн ведет к умножению смыслов и ракурсов рассмотрения взаимоотношений метафизики и диалектики.

Во-первых, метафизика и диалектика – это два разных «классических» онтологических учения. Первое – учение о покое и отсутствии движения, второе – учение о движении и отсутствии покоя. Во-вторых, метафизика и диалектика – это одно учение, это «классическая» философия. В их основе находится концепт «присутствие» («наличие»).

В-третьих, метафизика и диалектика – это учения, которые отличались друг от друга значительно (покой – движение), но соединились в рамках платонической и неоплатонической, новоевропейской и немецкой классической философии. Движение стало своеобразной защитой постоянства и единства. Движение стало выходить и возвращаться в единицу.

В-четвертых, интересной кажется возможность представления взаимоотношений метафизики, диалектики и деконструкции на основе второго закона термодинамики. Согласно этому закону энтропия растет, из первоначального порядка образуется хаос [12, c. 84]. Покой, как абсолютный порядок, переходит в движение, которое поддерживает порядок, но оборотной его стороной является разрушение, расчистка философской хоры, то есть деконструкция, в которую со временем и переходит диалектика. Диалектика, не являющейся оборотной стороной метафизики, представляет собой хаос.

В этом смысле диалектика была оборотной стороной метафизики, способом защиты ее от застоя. Затем уже оборотной стороной диалектики стала метафизика, которая в качестве оборотной стороны уживалась с деконструкцией. Теперь же оборотной стороной деконструкции является диалектика.

В-пятых, метафизика и диалектика – это два различных учения, которые не имеют ничего общего между собой. В этом смысле отношение постмодерна к метафизике и диалектике различно. Постмодерн противопоставляется метафизике, а диалектика претерпевает изменения и становится частью философии постмодерна.

***

Взаимоотношения диалектики и постмодернистской философии во многом определяют и характер взаимоотношений диалектики и метафизики. Отношения диалектики и постмодернистской философии не сводятся только к взаимоотношениям диалектики и деконструкции.

Современный зарубежный философ Й. Регев считает, что Делез (противник гегелевской диалектики) создал свой вариант диалектики. По мнению Й. Регева диалектика Ж. Делеза имеет следующий вид. Противоположности борются между собой, затем соединяются в нечто одно и начинают бороться с другой противоположностью. Основан данный вид диалектики на механизме избытка и различия. В лекции «Делез и спекулятивный реализм» зарубежный философ в качестве примера привел переход мировой войны в социалистическую революцию. Сначала сражаются армии враждебных друг другу государств. В составе этих армий есть пролетариат и буржуазия. Затем пролетарии воюющих государств объединяются и начинают войну на территории своих государств против буржуазии, а фронт мировой войны перестает существовать [8; 9].

Ж. Делез в работе «Анти-Эдип. Капитализм и шизофрения» обращал внимание на то, что противоположности уравниваются в своем статусе. Это свойство «складки». Концепт «складка» был введен французским философом для объяснения наличия изменяющихся иерархий в жизни человека и общества, изменений в мышлении, разуме человека и общества в целом. Складка характеризуется термином «double bind». По мнению Ж. Делеза, «double bind» - это характеристика системы Эдипа, то есть «серия, колеблющаяся между двумя полюсами» [5, c. 130-132].

«Double bind» может быть переведен на русский язык как «двойной сигнал», «двойная команда», «двойной приказ», «двойной узел», «двойной зажим», «двойной капкан», «двойное послание» и т. д. То есть имеется в виду противоречивая ситуация, содержащая две альтернативы, которые не приемлемы по разным причинам. С.З. Агранович в работе «Homo amphiboles» пользовалась таким переводом, как «двойное послание». Как указала С.З. Агранович, из такой ситуации три выхода. Первый – позиция «жертвы» (истерика или ступор). Второй – чисто человеческий выход, личностно окрашенное слово, принятие на себе ответственности. Третий – промежуточный выход, смех. В смехе ситуация разрешается лишь на момент смеха. «Жертва» временно перестает быть «жертвой» [1, c. 194-206].

Таким образом, движение и взаимодействие противоположностей (или бинарных оппозиций) являются частью постмодернистской философии. Поэтому, пусть и не в гегелевском виде, некоторые элементы диалектики присущи и постмодернистской философии. Пусть даже с точки зрения гегелевской философии у вещей в постмодернистской философии прерван диалектический синтез.

***

Постмодернистскую диалектику можно рассматривать либо как продолжение диалектики «классической», либо как ее симулякра и двойника. Как кажется, обе точки зрения по-своему верны. Продолжение, потому что в постмодернистской диалектике (тот вариант, который нашел Регев у Делеза) продолжается развитие и взаимодействие противоположностей. Симулякр и двойник, потому что противоположности вовсе не обязаны синтезироваться, как это имеет место в складке, которая уравнивает форму и содержание. «Внутреннее» и «внешнее» в складке зависят лишь от угла зрения. В конечном счете, складка представляет собой поверхность без глубины и высоты, а ее изгибы лишь создают иллюзию глубины и высоты.

Постмодернистская точка зрения, согласно которой учения о развитии (диалектики) в своем развертывании уничтожают сами себя, указывают путь для своего «низвержения» указывает на то, что постмодерн стремится к созданию двойника «классической» диалектики, который бы в ходе своего развития уничтожал, обессмысливал себя. Такое развертывание диалектики, в котором она уничтожила бы себя, конечно, возможно. Но Гегель указал на бессмысленность такого варианта ее развития. Диалектика обессмысливается, когда движение развития идет в сторону дурной бесконечности. Дурной, по мнению Гегеля, является бесконечность, которая возвращается к конечному при попытке выйти за свои границы. Бесконечное является частью конечного, а конечное является частью бесконечного [3, c. 142-143]. Дурная бесконечность, стало быть, лишь уравнивает без синтеза конечное и бесконечное.

Отсутствие идеального в философской системе пусть и решает проблему удвоения сущностей, но ведет к значительным трудностям. Диалектика без идеального, без трансцендентного вынуждено останется на уровне дурной бесконечности. Потому что за каждым бесконечным будут искать конечное, каждое бесконечное будут сводить к конечному. Современный российский философ Д.Э. Гаспарян отметила по этому поводу следующее. «Философ, перед которым поставлена задача обнаружения того, что идеально, но в то же время не сознание, может, как кажется, решить ее единственным способ – в духе философского реализма (по-другому, объективного идеализма). Но в тот момент, когда мы все уже готовы признать за смыслом эйдетическое происхождение, а именно отождествить его с платоновской идеей, мы должны «одернуть себя за руку» и припомнить, что в неклассике это является запрещенным ходом, т.к. для этого нам пришлось бы удвоить мир и восстановить сущности. Не допустить этого и призван концепт поверхности, который все время напоминает о плоскостной природе смысла» [4, c. 253].

Диалектика, не признающая идей, вырождается в движение к дурной бесконечности. Без идей у такого движения нет ограничений и границ. Такое движение не приводит порядок и хаос в баланс, а приводит только к хаосу. Поэтому оборотной стороной деконструкции является не «классическая» диалектика, а «постмодернистская», которая является одним из видов материалистической диалектики. Соответственно, оборотной стороной метафизики может быть только «классическая» диалектика, а метафизика может быть оборотной стороной только «классической» диалектики.

***

Метафизика и диалектика являются сильно дифференцированными явлениями внутри самих себя. Попытка наименования «классический» и «постмодернистский», как кажется, является уступкой постмодернистской и всей неклассической философии. Неклассика и ряд «классических» материалистических течений (например, позитивизм и марксизм) критикует «метафизику», указывая на ее связь с религией и теологией. Для них метафизика ассоциируется с «религиозным мракобесием» и «поповщиной».

В этой связи, как кажется, не вполне правомерно говорить о «классической» и «неклассической» метафизике (то же верно и в отношении диалектики), так как метафизика (равно и диалектика) не является одним и тем же учением в рамках различных философских систем. Каждый философ критиковал своих предшественников (даже метафизики метафизиков) за «ошибочные» положения в их системах. А сведение метафизики к философии присутствия представляется хоть и важным обобщением, но явным упрощением.

Метафизику как некое целостное явление понимал еще Хайдеггер. Он воспринимал ее как выход за пределы сущности в ничто человеком. Метафизика, по его мнению, является частью экзистирующей природы человека. Без метафизики невозможна и наука. Однако Хайдеггер считал необходимым «преодолеть» метафизику, хотя это и тяжело сделать, так как «Конец, - по мнению философа, - может длиться дольше, чем вся предыдущая история метафизики».

Философы-постмодернисты рассматривали исторический корень метафизики, как и Хайдеггер, видя ее источник в платоновских идеях и новоевропейском феномене сознания (cogito ergo sum). Идеи сменились представлениями (актами рефлексии), которые, в отличие от идей, в духе кантовской философии не обеспечивают объективного познания действительности. Метафизика, тем самым, определяет существование человека через трансцендирование в ничто. Конец метафизики Хайдеггер определил как переход человека как animal rationale в человека как трудящегося животного. Метафизика завершается как предметность, и это является возможностью через событие найти истину, «забвение» бытия должно закончиться [10; 11].

Философы-постмодернисты понимали новоевропейского субъекта, с одной стороны, как человека без изъянов и недостатков, а, с другой, стороны, как машину, которая работает по рациональной предзаданной программе. Однако, как считали Делез и Гваттари, человек является машиной, которая постоянно ломается. Человек, по их мнению, не столь рационален, да и функционирует, постоянно восполняя недостатки в себе и избавляясь от избытков. Такую логику в текстах Делеза обнаружил современный зарубежный философ Й. Регев [5; 8; 9].

Так, например, желания, потребности человека являются недостатком, которые человек восполняет через реализацию своих желаний и потребностей. От избытка человек избавляется, например, через дар. На даре функционировала система человеческого общества в глубокой древности: излишки различных продуктов человек раздавал своих соплеменникам; племя, владевшее излишком, стремилось подарить его другому племени, а то племя в свою очередь стремилось сделать больший дар тому, племени, которое ему его преподнесло и так до бесконечности.

Видимо, постмодерн желает преодоления метафизики как учения об идеальном субъекте, которого на самом деле нет. Рациональный субъект не столь рационален, так как в нем неминуемо присутствует чувственное начало, в нем есть индивидуальность, которая мешает ему быть всеобщим. Идеальный субъект лишь теоретический конструкт, а субъект, который присутствует в реальности, обладает множеством «недостатков» нерационального порядка. Постмодернистская философия, как кажется, максималистична в своих воззрениях: либо идеал есть на практике здесь и сейчас, либо идеала вообще нет, либо здесь и сейчас есть порядок, либо есть только хаос.

Постмодернистская диалектика недиалектична в гегелевском смысле, так как в ней отсутствует категория «становление», которая соединяет практику и теорию, действительность и идеал. Действительно, сущее не всегда стремится к должному, еще реже сущее становится должным на практике. Потеря должного и идеала приводит к лишению (то есть опять таки к недостатку) стремления как деятельности и становления и экзистенциальному вакууму.

Навязывание определенных идеалов и ценностей, пусть оно происходит вполне ненавящево, является принуждением, диктатурой. Отсутствие всякого принуждения ведет к идеологическому вакууму, следовательно, к хаосу в обществе, его развалу, резкому увеличению различного рода деструктивных проявлений саморепрезентации, своей Я-концепции. Это фундаментальная проблема. Вряд ли решит ее и слабая детерминация общественных ценностей большинством общества, гражданским обществом, государством, олигархами и так далее.

В этом смысле прав современный российский философ Е.В. Золотухина-Аболина, утверждающий, что «идеальным вариантом для здоровой смысложизненной рефлексии, …, было бы «здоровое общество» в духе утопии Э. Фромма. Но его нет» [6, c. 11]. Реализация утопии невозможна в силу того, что утопия выпадает из дихотомии сущего и должного, утопия потому и утопия, что не может реализоваться в реальности, при попытке ее реализации получается обратное задуманному, а идеал (должное) может реализоваться на практике, хотя он и останется на уровне становления.

Такая ситуация требует согласиться с невозможностью реализации утопии, идеала, вредности контроля и его отсутствия, даже невозможности реализации на практике нечто среднего между контролем и его отсутствием. Требуется поиск некоего динамического равновесия. Д.ф.н. Е.В. Золотухина-Аболдина отметила: «так важно не только «пребывать в цивилизационной парадигме», но и строить ее, создавать, обосновывать, разрабатывать ее внятные ценностные установки гуманистической направленности» [6, c. 11]. Через деятельность, через становление возможно преодоление всякого недостатка и избытка. Недостаток и избыток нивелируются только в динамическом равновесии. Конечно, невозможно стать идеальным как абстрактно лучшим, но возможно найти состояние динамического равновесия, которое даст лучшее в действительности.

***

Таким образом, метафизика и диалектика неразрывно между собой связаны. Их связь определяется и без определений «классический» и «постмодернистский», хотя определения указывают на различие логик мышления о метафизики и диалектики. Хотя оборотной стороны «классической» метафизики может быть «классическая» диалектика и наоборот. «Постмодернистская» метафизика объединяет «классическую» метафизику и «классическую» диалектику». Хотя постмодерн располагает и «своей» диалектикой, диалектикой, в которой нет категории «становление». Неклассика выступает против метафизики, потому что последняя заявляет о существовании идеального человека, субъекта. Однако новоевропейского субъекта на практике можно описать в логике избытка-недостатка, то есть как неидеального. Хотя, как кажется, неидеальным субъекта делает отсутствие становления, которое способно на практике нивелировать избыток-недостаток. Поддержание состояния динамического равновесия, по своей сути, является на практике идеальным состоянием, которое в теории равносильно отсутствию избытка и недостатка. Динамическое равновесие избавляет от действий дурной бесконечности как чередования крайностей (в данном случае порядка и хаоса, контроля или его отсутствия, избытка и недостатка в абсолютном смысле).

Список литературы:

1. Агранович, С.З., Березин, С.В. Homo amphibolos: Археология сознания. Самара, Изда­тельский Дом "БАХРАХ-М". 2005. 344 с.

2. Асмус, В. Ф. Античная философия. Учеб, пособие. Изд. 2-е, доп. М., «Высш. школа», 1973. 544 с.

3. Гегель, Г.В.Ф. Наука логики. Т. 1. Пер. Б.Г. Столпнера. Под ред. М.Б. Митина. Государственное социально-экономическое изд-во. М., 1937. 814 с.

4. Гаспарян, Д.Э. Введение в неклассическую философию. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). 2011. 398 с.

5. Делез, Ж. Гваттари, Ф. Анти-Эдип: Капитализм и шизофрения. Пер. с франц. и послесл. Д. Кралечкина; науч. ред. В. Кузнецов. Екатеринбург, У-Фактория. 2007. 672 с.

6. Золотухина-Аболина, Е.В. Современное общество: проблема утраты парадигмальных ориентиров. Социум и власть. № 2(58), 2016. 138 с. С. 7-11.

7. Ницше, Ф. Сочинения в 2 т. Т. 2. Сост., ред. и авт. примеч. К.А. Свасьянов. Пер. с нем. М., Мысль. 1996. 827 с.

8. Регев, Й. Жиль Делез и актуальные проблемы материалистической диалектики. Часть 1[Электронный ресурс]. – Режим доступа. – URL: https://www.youtube.com/watch?v=l7Uvu2CYOUQ (дата обращения: 11.06.2016).

9. Регев, Й. Жиль Делез и актуальные проблемы материалистической диалектики. Часть 2 [Электронный ресурс]. – Режим доступа. – URL: https://www.youtube.com/watch?v=zeT8oC_UvJQ (дата обращения: 11.06.2016).

10. Хайдеггер, М. Преодоление метафизики [Электронный ресурс]. – Режим доступа. – URL: http://www.philosophy2.ru/library/heideg/met.html (дата обращения: 11.06.2016).

11. Хайдеггер, М. Что такое метафизика? [Электронный ресурс]. – Режим доступа. – URL: http://www.bibikhin.ru/cto_takoe_metafizika (дата обращения: 11.06.2016).

12. Хокинг, С. Краткая история времени. От большого взрыва до черных дыр [Электронный ресурс]. – Режим доступа. – URL: http://znaniya-sila.narod.ru/library/pdf_00/hawk_th.pdf (дата обращения: 10.05.2016).

13. Хоружий, С.С. Бибихин, Хайдеггер, Палама в проблеме энергии [Электронный ресурс]. – Режим доступа. – URL: http://www.stasisjournal.net/ru/all-issues/26-1-2015-obsuzhdenie-filosofskikh-rabot-vladimira-bibikhina/94-bibikhin-khajdegger-palama-v-probleme-energii (дата обращения: 11.06.2016).