Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
24.06.2016

Институционализация общественных движений в современной России

Эседов Альберт Абдурахманович
к.ф.н., доцент кафедры Социологии труда филиала Южного федерального университета в г. Махачкале, г. Махачкала, Республика Дагестан
Аннотация: Статья посвящена исследованию проблем институционализации общественных движений в современной России. В основу статьи помимо теоретических изысканий, легли и некоторые результаты проведенного эмпирического исследования с целью изучить концепции институционализации общественных движений как неотъемлемого элемента социального развития.
Ключевые слова: общественный, партия, движение, власть, институционализация, легитимность
Электронная версия
Скачать (577.3 Kb)

На рубеже XX – XXI веков в России произошли кардинальные изменения: трансформировалась институциональная среда, появились новые демократические институты, такие как выборы, парламент, институт президентства, модифицировались старые – политические партии, общественные организации. К наиболее востребованным в настоящее время формам общественно-политического участия относятся общественные движения, которые в отличие от политических партий характеризуются динамичной структурой и слабо выраженными властными отношениями внутри организационной иерархии, что соответствует современной ситуации. [8].

В основу нашей статьи помимо теоретических изысканий, легли и некоторые результаты проведенного эмпирического исследования с целью изучить концепции институционализации общественных движений как неотъемлемого элемента социального развития.

Для начала, отметим, в социологической литературе под институционализацией понимается «процесс, а также результат процесса, в котором социальные действия становятся упорядоченными в устойчивые социально-структурные особенности» [4, -с. 248]., «процесс формирования различных типов социальной деятельности в качестве социальных институтов» [7, -с. 160]. В рамках структурализма институционализация рассматривается как процесс структурации форм социальной жизни. [3, -с.123]. Нами же, «институционализация общественных движений» определяется в качестве образования соответствующей организационной структуры в определенной институциональной среде.

Хотелось бы особо выделить типологию, предложенную Санкт-Петербургским социологом Е. Здравомысловой, поскольку она является наиболее полной и объективной. Данная технология группирует неформальные объединения конца 1980-х – начала 1990-х годов по зонам деятельности. К неформальным образованиям социолог относит:

– объединения чисто политической направленности, выступающие за радикальные изменения во всех без исключения сферах нашего общества и прежде всего за политическую реформу в нем;

– социально-экономические группы, выступающие за обновление экономических механизмов в социалистическом обществе, демократизацию в сфере производства, за децентрализацию в советской экономике, ее интеграцию с мировым народным хозяйством;

– экологические группы, борющиеся с технократическим, антигуманным отношением к окружающей среде, за расширение прав народа самому решать свою судьбу и др.;

– национально-культурные группы, выступающие за повышение статуса национальных культур в СССР, национально-культурную автономию, выживание национальных языков и культурных традиций;

– эколого-культурные группы, чья активность направлена на сохранение культурного наследия, борьбу с утилитарным отношением к культурной среде, восстановление престижа отечественной культуры;

– религиозные группы, выступающие за подлинную свободу совести, возрождение духовности и высокой нравственности в обществе.[9, -с.30].

Эта классификация отражает специфику сектора неформальных объединений, которые появились на основе неформальных правил в условиях институциональных трансформаций российского общества. После принятия Закона «Об общественных объединениях» (1990 г.) большинство движений руководствуются формальными нормами, ведут легальную деятельность. Однако имеют место и неформальные объединения, которые следуют неформальным правилам.

С целью наиболее полного анализа процесса институционализации и возможностей становления общественных движений в современном российском обществе нами привлечены и данные разных социологических центров. Использовались также и материалы социологических исследований: «Процесс институционализации общественных движений и организаций в современном российском обществе: региональный аспект» (2012–2013 гг.), данные массовых опросов (2008, 2014, 2016 гг.); глубинного интервью среди участников региональных движений (2012–2014 гг.). При выявлении вариантов институционализации российских движений использовались статистические данные и законодательные акты (2014–2016 гг.), которые позволили более глубоко проанализировать проблемы, связанные с возможностями развития российских движений.

Результаты экспресс-опросов, 2008, 2014 и 2016 годах в г. Махачкале, свидетельствуют о низкой степени осведомленности населения о деятельности движений и дают наглядное представление о том, какие источники и в каких пропорциях доносят до массового сознания населения информацию о существовании движения, его направлении деятельности.

На вопрос: «Какие из общественных объединений Махачкалы, ведущих реальную деятельность на современном этапе, Вам известны?» большинство респондентов назвало политические партии (в 2008 году – 69 %, в 2014 году – 58 %, в 2016 году– 59 %) и только по 6 % в 2008 и 2014 гг. и 14 % в 2016 году назвали общественные движения.

Согласно эмпирическим данным, большинство респондентов знакомо с деятельностью политических партий. Из общественных движений назывались в основном национально-культурные, молодежные, религиозные движения.

Согласно же эмпирическим данным, в российском обществе превалируют объединения со сравнительно небольшим числом членов. Это объясняется, прежде всего, слабой известностью общественных объединений, что и подтверждают следующие эмпирические данные.

Результаты экспресс-опросов населения г. Махачкалы подтвердили, что у общественных движений имеется незначительный потенциал. Только небольшая часть опрошенных респондентов осведомлена и осуществляет поддержку объединениям различной направленности. На вопрос: «Приняли бы Вы участие в отдельных акциях общественных движений?», положительно ответили 8 % – в 2008 году, 6 % – в 2014году, 6 % – в 2016году

Согласно результатам социологического исследования, проведенного в рамках научного проекта «Влияние дестабилизирующих факторов на девиантное поведение», только 5 % респондентов заявили о своем участии в деятельности движений. 95 % от числа опрошенных жителей Махачкалы такого желания не имеют.

Оценивая деятельность российских общественных движений, 29 % в 2008 году, 38 % в 2014 году и 38 % в 2016 году респондентов не считают деятельность движений перспективной. Такие результаты показывают, что на микроуровне, на уровне личности, степень потребности в деятельности движений очень низкая, что не способствует процессу институционализации движений в современном российском обществе

Среди причин взаимодействий с властью респонденты называли, прежде всего, «обращение за финансовой помощью» (47 %), информирование представителей органов власти о деятельности объединения» (28 %), «организацию и проведение совместных мероприятий» (22 %). Только 2 % респондентов отметили «получение информации от органов власти по различным вопросам» и 1 % – «правовое регулирование деятельности объединения».

Особую важность в деятельности движений для осуществления поставленной цели имеет наличие потенциальных участников. В связи с этим следует принять в расчет исследования, согласно которым россиянам характерна невысокая степень вовлеченности в общественную деятельность. Всего 14 % респондентов положительно ответили на вопрос об участии в общественных организациях. На вопрос: «В деятельности, каких общественных объединений и других некоммерческих организаций, общественных гражданских инициатив Вы принимаете участие?» 74% респондентов ответили, что ни в каких, а 26 % затруднились ответить. Результаты опроса жителей Дагестана также подтверждают, что гражданам характерна низкая степень доверия общественным движениям.

В современной России общественные движения имеют организационные возможности для осуществления деятельности согласно определяемым самими участниками целям и задачам. Институциональная среда предоставляет индивидам возможности объединяться для выражения своих интересов. В движениях достаточно слабо выражены отношения власти. Это связано со спецификой их организационной структуры. [6, -с.101-112].

В заключение следует отметить, что легитимность на уровне права и прогрессивная шкала организационной активности движений позволяет нам сделать вывод, что движения получили социально-политический, правовой статус и институционализируются в российском обществе, однако имеют ограниченные возможности для функционирования. Во многом этот процесс зависит от усилий политической элиты, деятельность которой замораживает развитие элементов третьего сектора на современном этапе. Таким образом, развитие социальных сетей российских движений напрямую зависит от институциональной среды.

Список литературы:

1. Амфитеатров, А. А. Женщина в общественных движениях в России в начале ХХ века. СПб., Прогресс -2012. С. 34

2. Ашин, Г. К. Правящая элита и общество. М.: Прогресс - 2015. - № 7. С. 58–70

3. Бергман П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания.- С. 123

4. Большой толковый социологический словарь: пер. с англ. – М., 2001. – С. 248.

5. Головин, Н. А. Новые общественно-политические движения как предмет политической социологии / Н. А. Головин // Социология и социальная антропология. СПб., Интерсоцис - 2014. С. 3-23.

6. Лапин Н.И. Социокультурный подход и социетально-функциональные структуры // Социологические исследования. – 2000. – № 7. – С. 101-112.

7. Российская социологическая энциклопедия. – С.160

8. ФЗ РФ «О внесении изменений в Федеральный закон «О политических партиях» от 23 марта 2012 г. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.pravo.gov.ru (дата доступа 11 января 2013 г.).

9. Чурбанов В., Нелюбин А. Неформальные объединения и перестройка: надежды и тревоги .М., 2013. С.30

10. Яницкий О.Н. Социальные движения. М., Прогресс - 2004. С.39. Режим доступа: http://www.isras.ru/publ.html