Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
10.09.2016

Отдельные характеристики гражданского общества в квазигосударственном образовании

Бердегулова Любовь Алексеевна
Кандидат юридических наук Доцент кафедры гражданского права и процесса Стерлитамакского филиала БашГУ г. Стерлитамак, Россия
Аннотация: Статья посвящена исследованию проблем становления отдельных элементов гражданского общества в квазигосударственном образовании.  В качестве таковых элементов в статье представлены парламентаризм и институты непосредственной и представительной демократии.
Ключевые слова: парламентаризм, представительная демократия, квазигосударственные образования, самоопределение, международное признание
Электронная версия
Скачать (569.5 Kb)

Квазигосударства, несмотря на специфичный правовой статус, стремятся не отставать от современных тенденций государственного строительства. Одним из векторов квазигосударственного устройства стала направленность на возведение гражданского общества.

Парламентаризм является неотъемлемой частью гражданского общества. Воплощение парламентаризма находит через институт непосредственной и представительной демократии.

Довольно часто парламентаризм дефиницируется посредством наличия парламента в том или ином государстве. В.Н. Коновалов определяет парламентаризм как систему правления, основанную на парламентском правлении [1, С.37]. В.В. Пономарев предлагает рассматривать парламентаризм как юридически оформленная система взаимодействия государственных органов и общественно-политических структур, обеспечивающая распределение и демонополизацию власти и формирование государственной политики в рамках широкого социального консенсуса относительно основных политико-правовых ценностей [2, С.14].

Парламентаризм В.В. Водовозовым раскрывается как система государственного устройства, при которой чётко разграничены функции законодательных и исполнительных властей при привилегированном положении парламента [3, С.64].

А.И. Горылев называет универсальные признаки парламентаризма: 1) наличие представительного учреждения; 2) свободные выборы как способ формирования представительного учреждения; 3) верховенство закона; 4) разделение властей; 5) обязательное согласие между политикой правительства и политическими желаниями парламента; 6) свободный мандат депутатов парламента; 7) лоббистская деятельность парламентариев. Некоторые положения хотя и являются спорными, в целом перечисленные черты отражают сущность явления [4, С.20].

Таким образом, для парламентаризма характерно наличие парламента, который выступает в качестве органа представительной демократии, а также осуществляется разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную.

В квазигосударствах также присутствуют институты непосредственной и представительной демократии.

В статье 1 Конституции Республики Южная Осетия записано: «1. Республика Южная Осетия – суверенное демократическое правовое государство, созданное в результате самоопределения народа Южной Осетии», и далее в пункте 3: «Народ осуществляет свою власть непосредственно путем проведения референдумов и свободных выборов, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления» [5].

Для парламентаризма свойственно осуществление принципа разделения властей. В некоторых квазигосударственных образованиях также ведется над этим работа. В качестве примера выступают Абхазия и Южная Осетия.

Государственную власть в Республике Южная Осетия осуществляют Президент Республики Южная Осетия, Парламент Республики Южная Осетия, Правительство Республики Южная Осетия, суды Республики Южная Осетия и местные органы государственной власти (статья 7 Конституции Республики Южная Осетия). Парламент Республики Южная Осетия является высшим представительным законодательным органом Республики Южная Осетия.

Парламент этого квазигосударства избирается сроком на пять лет в составе 33 депутатов. Выборы депутатов Парламента Южной Осетии осуществляются по многомандатно-территориальной избирательной системе. При этом депутатом Парламента может быть избран гражданин Республики Южная Осетия, достигший 21 года и имеющий право участвовать в выборах.

Парламентаризм является одним из показателей существования правового государства. Необходимо разобраться, достаточно ли сформирования парламента в квазигосударственном образовании, для того, чтобы констатировать в субъекте публичного права парламентаризм. Как уже было указано выше, некоторые исследователи рассматривают парламентаризм через призму наличия или отсутствия парламента в стране. Бесспорно, речь идет о крайне поверхностном подходе. Для того, чтобы парламентаризм в квазигосударстве процветал в полной мере, необходимо достичь сбалансированности и результативности парламентских механизм, эффективности системы сдержек и противовесов. А потому, формальное создание парламента, преследующее притворные политические цели, отнюдь не благоприятным образом скажется на картине формирования гражданского общества и становления правового государства.

К сожалению, довольно часто в квазигосударственных образования при проведении выборов в представительные органы наблюдаются серьезные нарушения международных норм избирательного права. Нередко, выборы представляют в качестве механизма мнимой легализации квазигосударства, оправдывающей фактическую сецессию от родительского государства. В тех же квазигосударствах, которые уже отделились от «прародителя», выборы могут проводится на демократических началах и в соответствии с общепринятыми стандартами. Однако, отмечаются случаи и фальсификации бюллетеней, махинации со списками и целый ряд других нарушений. Подобное попрание норм избирательного права вскрылось в ходе проведения выборов в Парламентскую Ассамблею Косово 12 декабря 2014 года. Правда, нужно отметить, что подобные эксцессы носили не системный характер и в целом на результатах выборов не сказались. В то же время МИД РФ отказался признать выборы легитимными, обосновывая свою позицию незаконным самопровозглашенным статусом этого новообразования. О недоверии таком парламенту неоднократно заявляло и население Косово. Так, 9 января 2016 г. во время антиправительственного митинга оппозиции в Приштине протестующие начали забрасывать парламент республики бутылками с зажигательной смесью.

Представляется, что причинно-следственной связи между статусом субъекта публичного права и фактическим существованием парламентаризма в квазигосударстве не отмечено. Несмотря на отсутствие международно-правового признания, в квазигосударствах могут создаваться, более того — создаются, институты непосредственной и представительной демократии. При этом ничто не мешает им, вопреки всем внешним факторам, функционировать в соответствии с буквой закона, международными стандартами и принципами правового государства. Выборы, проводимые в таких субъектах, могут проходить без каких-либо нарушений. Разделение властей может осуществляться четко и сбалансированным образом. Для достижения указанных целей, достаточно усилий лишь одного этого квазигосударственного образования, и никаких внешние факторы этому не помеха (скорее политические инсинуации).

Таким образом, при правильно выстроенной системе управления государством в квазигосударственном образовании вполне может быть сформирован парламентаризм как элемент гражданского общества.

Список литературы:

1. Политология. Словарь. — М: РГУ. В.Н. Коновалов. 2010.

2. Пономарев В.В. Генезис Британского парламентаризма, XIII — начало XIX вв.: историко-правовое исследование. Автореф. Дисс.докт. Юрид.наук. Санкт-Петербург, 2002. С.20.

3. Водовозов В. В.,. Парламентаризм // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

4. Горылев А.И. Становление парламентаризма в России. Автореф. Дисс.канд. Юрид.наук. Нижний Новгород, 2000. С.20.