Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
29.09.2016

Элементы системы расследования нарушений правил кораблевождения и их криминалистическое значение

Шишов Сергей Сергеевич
Следователь по особо важным делам Военного следственного управления СК России по Северному флоту, подполковник юстиции г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: В статье изложены авторское определение «расследование преступлений», теоретические представления об элементах системы расследования нарушений правил кораблевождения, а также некоторые сведения прикладного характера, входящие в их криминалистическую характеристику.
Ключевые слова: расследование преступлений, элементы системы расследования, элементы расследования нарушения правил кораблевождения, криминалистическая характеристика
Электронная версия
Скачать (648.4 Kb)

Расследование преступлений, как известно, основывается на присущих российскому уголовному судопроизводству принципах законности, объективности и всесторонности [3, c. 52] и осуществляется с учетом разрабатываемых криминалистикой методов и средств собирания, исследования, фиксации и оценки доказательств.

Уголовно-процессуальный закон (далее – УПК РФ) не определяет понятие «расследование преступления» и тем более – систему его элементов. Нет однозначного ответа на эти вопросы ни в науке уголовного процесса, ни в криминалистике. А между тем, правильное решение этих вопросов непосредственно влияет на разработку прикладной части криминалистической характеристики элементов системы расследования конкретного вида преступления, в т.ч. расследования нарушений правил кораблевождения.

С точки зрения общефилософского представления, расследование – это, безусловно, процесс познания истины, который практически всегда отличается конфликтом интересов лица, которое пытается установить истину, и его оппонента – лица, совершившего преступление. Исходя из этого, можно определить расследование преступления как уголовно-процессуальную деятельность, направленную на установление истины по уголовному делу в условиях вероятного конфликта интересов органов уголовного преследования и профессиональной защиты от него.

Каждое преступление по своей природе уникально, поскольку совершается конкретным лицом, в определенное время, определенным способом и в определенном месте. Данное обстоятельство детерминирует и особенности расследования конкретного преступления. Но, несмотря на неповторимость преступлений и их расследования, в них можно выделить закономерно повторяющиеся черты, образующие их криминалистические характеристики, на основе которых разрабатываются частные криминалистические методики.

Методика расследования преступлений как раздел криминалистики представляет собой систему научных положений, на основе которых разрабатываются рекомендации по организации, расследованию и предупреждению отдельных видов преступлений. То есть данный раздел криминалистики состоит из двух частей – теоретической части и частных криминалистических методик, система которых определяется на основе уголовно-правовой классификации преступлений по их виду. Разработка именно таких по конкретизации частных методик находится в полном соответствии с тем значением криминалистической характеристики механизма конкретного вида преступлений и криминалистической характеристики элементов системы их расследования, которое им придается в теории и практике.

Вопрос об элементах системы расследования преступлений, относительно которых предстоит накопление эмпирических данных, в криминалистике остается открытым в связи с отсутствием единства мнений ученых-криминалистов. Так, С.Н. Чурилов полагает, что система расследования состоит из следующих элементов:

1) субъект расследования;

2) следственная ситуация (предмет, на который осуществляется воздействие со стороны субъекта расследования);

3) цель и задачи расследования;

4) следственные версии, определяющие направления расследования;

5) средства воздействия на следственную ситуацию;

6) процесс воздействия на нее [5, с. 122].

Л.Д. Самыгин выделяет в системе расследования в качестве самостоятельных элементов еще участников расследования, предмет расследования, результат, место, время и обстановку расследования [4, с. 18-26].

Ряд ученых-криминалистов выделяют в системе расследования и такие элементы, как то:

1) криминалистическая характеристика конкретного вида преступлений;

2) типовые следственные ситуации, возникающие на разных этапах расследования;

3) выдвижение версий и планирование расследования;

4) первоначальный и последующие этапы собирания доказательственной и иной криминалистически значимой информации;

5) тактические и методические особенности отдельных следственных действий, криминалистических операций и комбинаций;

6) взаимодействие следователей с оперативно-разыскными органами, специалистами и общественностью.

Представляется, система расследования должна включать следующие элементы:

1) участники расследования с основным субъектом расследования;

2) конкретная следственная ситуация;

3) цель и задачи расследования в конкретной следственной ситуации, выдвигаемые для достижения цели версии;

4) средства воздействия на следственную ситуацию в виде различных по виду и сложности тактических комбинаций (операций) и их реализация в процессе расследования;

5) уголовно-правовая оценка результата расследования.

Предлагаемая система элементов расследования основывается на следующих теоретических положениях. Субъектное звено этой системы образует не только должностное лицо, в производстве которого находится уголовное дело, но и другие участники уголовного процесса: суд, которому на стадии досудебного производства разрешено принимать решения, связанные с ограничением конституционных прав и свобод (ч. 2 ст. 29 УПК РФ); прокурор, который обладает значительными надзорными полномочиями, применение которых оказывает существенное влияние на процесс расследования (ст. 37 УПК РФ); защитник, который имеет право собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, привлекать специалиста и др. (ч. 1 ст. 53 УПК РФ); потерпевший, который также наделен правом представлять доказательства (ч. 2 ст. 42 УПК РФ); подозреваемый и обвиняемый, вольные в выборе средств и способе защиты, не противоречащих закону, и также имеющие право представлять доказательства (ст. 46-47 УПК РФ).

Важнейшее место среди названных участников предварительного расследования занимает лицо непосредственно его осуществляющее и направляющее, т.е. следователь или дознаватель (орган дознания), а также руководитель следственного органа или начальник органа дознания, которые являются субъектом расследования.

Но надо ли вести накопление эмпирических данных в субъектном звене системы расследования? Полагаем, на этот вопрос следует дать отрицательный ответ. Дело в том, что частные криминалистические методики разрабатываются в рассчете на субъекта расследования, соответствующего профессиограмме. Криминалистику интересуют только эффективные средства воздействия на следственную ситуацию, применяемые следователем, в которых отражаются применяемые к нему критерии.

Другим звеном системы расследования является следственная ситуация. Понятие следственной ситуации формировалось на протяжении длительного времени, споры о нем ведутся и в настоящее время. Проанализировав отдельные мнения ученых на этот счет, мы больше склоняемся к следующему ее определению: следственная ситуация – это реально существующая в настоящем времени обстановка, в которой приходится или предстоит вести расследование. Как писал Р.С. Белкин «следственная ситуация – это реальная обстановка, в которой протекает процесс доказывания, а не ее информационная модель, это информация не о ее источниках, а сами источники информации, конкретные ее носители с их количественными и качественными характеристиками»[2, с. 91, 92]. Таким образом, следственная ситуация всегда конкретна, т.е. сопряжена с каким-то фактическим событием, оставленными в результате него следами, а также условиями, в которых предстоит или приходится вести расследование.

Изучение и обобщение данных следственной практики в этом звене системы расследования имеет первостепенное значение. Типичные сведения, характеризующие следственные ситуации, которые складываются на предварительном, начальном и последующем этапах расследования, являются неотъемлемой частью соответствующей криминалистической характеристики.

Следующий элемент – цель расследования в конкретной следственной ситуации, выдвигаемые для достижения цели задачи, версии и их проверка. Цель расследования идентична назначению уголовного судопроизводства, которое заключается в защите прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения его прав и свобод, а также уголовном преследовании лиц, совершивших преступление (ст. 6 УПК РФ).

Именно при постановке цели расследования в конкретной следственной ситуации осуществляется планирование на различных этапах расследования. Планирование необходимо для рационального использования времени и труда, чтобы сформулировать и в короткие сроки решить все задачи расследования. Логической основой планирования расследования являются результаты оценки сложившейся следственной ситуации и выдвинутые для проверки следственные версии. В криминалистическом аспекте версию можно определить как обоснованное предположение относительно события преступления или отдельных обстоятельств его совершения, имеющих значение для расследования по уголовному делу [1, с. 67].

Версии принято разделять на два вида – общие и частные. Общие версии касаются всего преступления в целом, а частные – отдельных обстоятельств произошедшего события. В процессе расследования могут возникать различные догадки, предположения, однако не все они считаются версиями. Версии должны быть основаны на доказательственной и ориентирующей информации, поступившей в распоряжение следователя.

Выдвижение следственных версий, их проверка и установления той, единственной, которая, в конечном счете, превращается в истинное знание, является логическим процессом, способствующим достижению цели расследования.

Накопление эмпирических данных в этом звене системы расследования крайне необходимо, но только в тех случаях, когда отсутствют криминалистические характеристики механизмов конкретных видов преступлений. Ибо основой типизации следственных версий являются вероятностно-статистические закономерности, образующие определенную часть указанных криминалистических характеристик.

Что же касается задач расследования, то имеются в виду криминалистические задачи, решение которых создает необходимые условия для решения уголовно-процессуальных задач расследования. Именно относительно криминалистических задач требуется накопление эмпирических данных, которые в типизированном виде могут быть представлены в частной криминалистической методике.

Обобщенные данные следственной практики относительно тактических средств воздействия на сложившуюся ситуацию в целях изменения ее в благоприятную для следствия сторону занимают наиважнейшее место в криминалистической характеристике элементов системы расследования. Имеются в виду сложные тактические комбинации, под которыми понимается определенное сочетание следственных и иных действий в рамках конкретного акта расследования, и простые – сочетание тактических приемов в рамках конкретного следственного действия.

И наконец, в самостоятельный элемент системы расследования мы выделяем уголовно-правовую оценку результатов конкретного акта расследования. Ведь расследование не существует само по себе только как процесс, его результатом должна являться уголовно-правовая оценка содеянного. Однако оценка собранной по делу информации не включается в следственную ситуацию, она по отношению к ней носит сугубо внешний характер. По этой причине относительно этого звена системы расследования накопление эмпирического материала представляется невозможным.

Относительно криминалистической характеристики элементов системы расследования нарушений правил кораблевождения можно заметить следующее. Исходная следственная ситуация при расследовании нарушения правил вождения и эксплуатации военного корабля является, как правило, неблагоприятной. Она характеризуется прежде всего отсутствием или скудностью исходного для расследования материала ввиду гибели судна или значительного повреждения его узлов и систем. Корабль, территория которого является местом преступления, может находиться на значительном удалении от места его приписки. Момент совершения преступления и момент начала расследования компетентными органами могут быть значительно отдвинуты друг от друга по времени.

Данные объективные факторы существенно влияют на своевременность проведения неотложных следственных действий, связанных с изъятием и осмотром технических и документальных носителей информации о произошедшем событии (вахтенных журналов, штурманских карт, автоматизированных штурманских навигационных систем (автопрокладчиков), магнитных носителей со средствами объективного речевого контроля и др.), привлечения в этих целях квалифицированных специалистов, использования возможностей судебно-экспертных учреждений по проведению технических экспертиз. В данной ситуации в значительной степени ограничивается возможность постоянного восприятия следователем появляющейся новой информации о следственной ситуации и ее своевременной и полной проверки. Не представляется возможным своевременно детализировать (иногда до секунд) действия экипажа корабля на предмет их соответствия требованиям руководящих организационно-технических документов.

При уголовно-правовой оценке результата расследования нельзя упускать из виду, что диспозиция ст. 352 УК РФ является бланкетной. Соответственно в итоговом документе расследования должен быть однозначно и четко сформулирован вывод об установлении истины по делу со ссылкой на соответствующие праворегулирующие или технические документы, содержащие соответствующие правила вождения и эксплуатации корабля. Подлежит оценке также физическая возможность исполнения этих правил экипажем корабля в конкретной ситуации.

Подводя итог всему вышеизложенному, можно прийти к следующим выводам:

1) криминалистическая характеристика элементов системы расследования нарушений правил кораблевождения имеет ряд характерных особенностей, связанных с регулируемыми общественными правоотношениями по управлению и эксплуатации технически сложным механизмом;

2) накопление эмпирических данных в целях создания криминалистической характеристики элементов системы расследования нарушений правил кораблевождения возможно относительно следственных ситуаций, складывающихся на различных этапах расследования, криминалистических задач, а также тактических средств воздействия на сложившуюся ситуацию в виде сложных и простых тактических комбинаций;

3) эмпирические данные относительно указанных элементов системы расследования преступления, представленные в типизированном виде, имеют важное значение для формирования методики расследования нарушений правил кораблевождения и для непосредственного использования в расследовании данного вида преступления.

Список литературы:

1. Арестова Е.Н., Артемова В.В., Батюк В.И., Бирюков С.Ю., Блинова Е.В. Предварительное следствие [Текст]: учеб. М., 2015.

2. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. [Текст]: Р.С. Белкин. М., 1988.

3. Грудинин Н.С. Материальные основания исследования допустимости доказательств в уголовном судопроизводстве Российской Федерации // III Балтийский юридический форум «Закон и правопорядок в третьем тысячелетии»: Материалы международной научно-практической конференции. Калининград: Калининградский филиал СПбУ МВД России, 2015. С. 51 – 53.

4. Самыгин Л.Д. Расследование преступлений как система деятельности. [Текст]: Л.Д. Самыгин. М., 1989.

5. Чурилов С.Н. Методика расследования преступлений. Общие положения. [Текст]: С.Н. Чурилов. М., 2009.