Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
25.01.2017

Принцип состязательности в досудебных стадиях уголовного процесса

Гусевский Вячеслав Валерьевич
студент юридического факультета Российский Государственный Социальный Университет, г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: В статье проанализированы основные составляющие принципа состязательности с позиции возможности их реализации в рамках действующего УПК РФ применительно к досудебным стадиям. Рассмотрены стадии досудебного производства и смысл принципа состязательности в уголовном процессе.
Ключевые слова: принцип состязательности, досудебное производство, реализация принципа состязательности
Электронная версия
Скачать (629.4 Kb)

Принцип состязательности в ст. 15 УПК РФ [1] проектировался как действующий и обязательный на всех стадиях процесса.

Чтобы сделать вывод о реализации положений принципа состязательности в досудебных стадиях российского уголовного процесса, необходимо выделить и проанализировать осуществление некоторых элементов.

1. Разделение функций обвинения, защиты и правосудия.

Что касается данного элемента, то, на первый взгляд при анализе норм УПК РФ представляется, что эти функции разделены. Однако функция правосудия, в соответствии с Конституцией РФ, осуществляется только судом и реализуется в судебных стадиях уголовного процесса. Значит, в досудебном производстве она не выделена. С разделением функций обвинения и защиты вроде бы проблем нет, но оно также не распространяется на все досудебное производство.

Досудебное производство по уголовным делам объединяет 2 стадии:

- возбуждения уголовного дела;

- предварительного расследования.

И на первой стадии, при получении сообщения о преступлении, речь о выполнении каких-либо функций по обвинению или защите пока не идет. Первоначально решается лишь вопрос о необходимости начала уголовного судопроизводства. И лишь в стадии предварительного расследования стороны обвинения и защиты начинают определенное состязание при реализации ими определенных процессуальных полномочий.

Но, представляется, что реализация принципа состязательности начинается лишь с момента установления лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности, и выполнении в отношении него процессуальных действий, направленных на это.

2. С целью реализации собственных функций стороны наделены равными процессуальными правами.

С реализацией данного элемента принципа состязательности в досудебном производстве возникают трудности. Такого равноправия сторон нет на предварительном расследовании, где, например, функции обвинения и разрешения уголовного дела фактически возложены на один и тот же орган (следствия, дознания), главная значимость в разрешении ходатайств стороны защиты, собирании, проверке и оценке доказательств, планирование хода расследования в целом и отдельных следственных действий отводится следователю, дознавателю, несмотря на то, что элементы состязательности, безусловно, имеют место и на данной стадии.

Считаем, что стороны изначально находятся в неравном положении. Функции обвинения осуществляют властные государственные структуры, которым противостоит подозреваемый, обвиняемый, защитник, полномочия которых существенно меньше полномочий должностных лиц.

В целом по второму элементу структуры принципа состязательности можно сделать выводы, что в досудебном производстве равенство прав сторон для реализации их функций является не более чем провозглашенным, но не реализованным принципом. «Хозяином» уголовного процесса по-прежнему остаются уполномоченные государственные органы, принимающие в досудебном производстве как промежуточные, так и итоговые решения по делу.

3. С этим тесно взаимосвязано и содержание третьего структурного элемента принципа состязательности - руководящее положение суда в процессе и предоставление только суду права принимать решение по делу. Как мы указали выше, в досудебном производстве не суд, а участники со стороны обвинения наделены правом принятия решений по делу.

Участие суда в досудебном производстве может иметь место только в трёх формах:

1. Дача судом разрешения на производство следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав личности.

2. Проверка судом законности принятия решения о производстве осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, а также личного обыска, когда указанные следственные действия производятся в случаях, не терпящих отлагательства, на основании постановления следователя с последующим уведомлением судьи.

3. Рассмотрение жалоб на решения, действия (или бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников следственных действий [5]. То есть, у суда на данной стадии развития законодательства отсутствует функция разрешения дела по существу на первоначальных стадиях уголовного процесса.

На основании выше изложенного можно сделать вывод, что реализация принципа состязательности в полной мере на досудебной стадии уголовного судопроизводства невозможна.

В идеале состязательность должна в полной мере охватить и досудебные стадии процесса, а не только лишь судебное производство.

Мы согласны с высказанной мыслью о том, что «в настоящее время не реализованный на досудебных стадиях уголовного судопроизводства принцип состязательности остается правовой идеей, хотя и закрепленной нормативно, но не обеспеченной функционально» [2, с.149].

Резюмируя вышесказанное, отметим, что в досудебном производстве два из трех выделяемых структурных элемента принципа состязательности в соответствии с действующим законодательством остаются нереализованными. В стадии предварительного расследования преобладают черты розыскного уголовного процесса, и стороне защиты реализовать в полной мере присущие ей процессуальные функции, в том числе связанные с формированием доказательственной базы, в силу упомянутых законодательных ограничений, не представляется возможным.

На современном этапе органы, наделенные правом расследовать преступления, определяют ход движения дела, они же отклоняют или удовлетворяют ходатайства защиты, прекращают, приостанавливают и продлевают сроки, а также направляют дело в суд. Должностные лица, которые расследуют преступления, обладают большим количеством разнообразных мер принуждения. Однако защитник и обвиняемый, наделены лишь правами не свидетельствовать против себя и своих близких, а также заявлять ходатайства.

Считаем целесообразным присоединиться к мнению В.Л. Кудрявцева, который утверждает, что законодатель ошибочно определил в УПК РФ функцию следователя, которого безоговорочно отнёс к стороне обвинения, что в дальнейшем приводит к обвинительному уклону в его деятельности [3].

В соответствии с Конституцией РФ, нормами УПК РФ, а также правовой позицией Конституционного Суда РФ, следователь – как субъект стороны обвинения, обязан в установленных формах, принимать все меры, для того, чтобы были получены доказательства, подтверждающие как виновность, так и невиновность лица в совершении инкриминируемого ему преступления [7, с. 29].

Таким образом, законодателем не закреплена реальная возможность состязаться на стадии досудебного производства. Причиной тому является:

Во-первых, на досудебном производстве имеются только две стороны, и поэтому объективно разрешить спор между ними способен только незаинтересованный и независимый судья, который на современном этапе не предусмотрен законом. Исключением является судебный контроль.

Во-вторых, неравенство прав в собирании доказательств.

В-третьих, тайна следствия.

Совершенно верно указывает К.В. Арановский [2]. Заимствованная российским законодателем англо-американская модель состязательности не согласуется с действующей системой уголовного судопроизводства, поскольку на стадии досудебного производства, осуществляемом в розыскной форме, отсутствуют равные процессуальные возможности.

Решение существующей проблемы представляется в ведении института следственных судей.

Согласно концепции, которая была предложена А.В. Смирновым, следственный судья будет выполнять следующие функции:

1. Функция судебного контроля в досудебном производстве, а также

формирование необходимой и достаточной доказательственной базы для последующего рассмотрения дела в суде либо его прекращении при недостаточности доказательств.

2. Оказание стороне защиты помощи в получении доказательств путем направления судебного запроса в различные организации и учреждения, которые отказали или откажут в предоставлении сведений защите при направлении адвокатского запроса.

3. Предварительная оценка допустимости доказательств следственным судьей по ходатайству защиты и по собственной инициативе [6].

Обобщая вышеизложенное, необходимо отметить, что для реализации принципа состязательности на этапе досудебного производства необходимо введение института следственных судей. В тоже время, необходимо отметить, что концепция, предложенная советником Конституционного Суда А.В. Смирновым, нуждается в доработке.

Список литературы:

1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 19.12.2016) // Собрание законодательства РФ. 2001. № 52 (ч. I). ст. 4921.

2. Арановский К.В. О письменном производстве в конституционной юстиции России // Журнал конституционного правосудия. – 2011. – № 2. – [Электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=16359574 (Дата обращения: 23.01.2017).

3. Кудрявцев В.Л. Некоторые вопросы становления состязательности и особенности ее реализации в контексте деятельности следователя в досудебном производстве России // Вопросы правоведения. – 2014. – № 2 (24). – [Электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://elibrary.ru/item.asp? id=21778491 (Дата обращения 23.01.2017).

4. Радченко В.И. [Рецензия] // Прецеденты и позиции. – 2015. – № 4. Рец. На Концепцию возрождения института следственных судей в российском уголовном процессе». – [Электронный ресурс] – Режим доступа. – URL:http://www.neps.ru/media/files/news/file3.pdf (Дата обращения 23.01.2017).

5. Реховский А.Ф., Маргарян Я.А. Реализация принципа состязательности сторон в гражданском и уголовном процессе России // Вопросы современной юриспруденции. 2016. № 8-9 (59). С. 24-31.

6. Семенцов В.А. Судебный контроль при производстве следственных действий // Российский судья. 2005. № 12. С.29-34.