Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
29.01.2017

Некоторые проблемы проведения обыска и выемки

Разин Сергей Сергеевич
Магистрант 2 курса очной формы обучения Юридического факультета, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Российская Федерация
Грудинин Никита Сергеевич
кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовно-правовых дисциплин, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: В статье раскрываются основные проблемы, связанные с производством обыска и выемки, отмечаются несовершенства законодательства, регулирующего проведение данных следственных действий, рассматриваются возможные методы решения имеющихся проблем.
Ключевые слова: обыск, выемка, законодательство, незащищённость граждан, закон и фактическая реальность
Электронная версия
Скачать (649.5 Kb)

Современное состояние преступности в Российской Федерации свидетельствует о том, что преступная угроза продолжает угрожать законности и правопорядку в стране [4, с. 140]. Указанное обстоятельство объясняется несовершенством уголовной и уголовно-процессуальной политики в России, пробельностью уголовного и уголовно-процессуального законодательства [8, с. 13-14]. Результатом этого является достаточно высокий уровень общеуголовной преступности и преступности несовершеннолетних [2, с. 26], а также недоверие граждан к работе правоохранительных органов [3, с. 136]. Вместе с тем, деятельность самих правоохранительных органов не может основываться ни на чём ином, как на прочной законодательной основе, учитывающей факт постоянного развития и усложнения преступности [1, с. 3], которая позволит надлежащим образом проводить предварительное расследование и изобличать лиц, виновных в совершении преступления.

Обыск и выемка являются следственными действиями, которые формируют доказательную базу для установления лиц, совершивших какое-либо преступление и обстоятельства, при которых были совершены правонарушения. Обыск – это совокупность действий, совершаемых в любых, доступных следователю местах с целью найти предметы, документы или ценные вещи, которые могут быть значимыми для дела, сюда же включается обнаружение трупов и лиц, которых требуется разыскать. Обыск также делится на несколько видов: это может быть личный обыск, обыск мебели, обыск помещения, обыск с целью обнаружения трупа или человека [5, с. 795], обыск автомобиля, гаража, производство обыска на местности, обыск служебного помещения.

В зависимости от вида обыска, могут быть применены различные технические средства, например, применение металлоискателя при обыске на открытой местности, также могут быть привлечены специалисты из разных областей, если того требует ситуация (для установления природы какого-либо химического вещества, порошка, жидкости) [6].

Выемкой является изъятие конкретного предмета, документов, электронных носителей, ценных вещей, когда известно их место нахождения или известно место положения лица, которое располагает такими предметами. Как правило, чтобы произвести выемку, должны быть известны индивидуальные признаки, определяющие искомый предмет, они известны заранее. Но если этот предмет, ценность, документы спрятаны, тогда выносится постановление о производстве обыска согласно ч. 5 ст. 165 УПК РФ. Если вещь (документ, ценность) находится не у конкретного лица, а сдано в организацию (ломбард), то выносится судебное постановление, которое в дальнейшем позволяет на законных основаниях изъять соответствующий предмет.

Выше указанные следственные действия – достаточно важный этап ведения всего делопроизводства, так как без доказательств и конкретных фактических данных не представляется возможным ведение процесса расследования преступлений в законной форме. Также это действия, которые сильно ограничивают права граждан, так как происходит проникновение в их жилище, открывается доступ к личным вещам и частной собственности. Зачастую обвиняемые/подозреваемые лица, их члены семьи могут не присутствовать лично на момент совершения следственных процедур. В этом случае следователь может прибегнуть к помощи сотрудников ЖЭКа или к специальным техническим средствам для осуществления своих полномочий. [5, с. 595].

Психологически эти процедуры обостряют атмосферу и отношения между органами следствия и лицами, собственность которых либо они сами (личный обыск) подвергаются обыску или выемке, могут складываться крайне обострённо [7]. В Российской Федерации между теорией и практикой, как известно, имеется люфт: то «как должно быть» не соответствует тому, что «происходит по факту». Например, следователь должен учитывать психологические обстоятельства при проведении обыска или выемки, обращать внимание на поведение лиц, которые при этом присутствуют и крайне внимательно относиться ко всему происходящему. Также всё должно быть соответствующим образом задокументировано и зафиксировано, согласно законодательству – это завершающий этап проведения обыска и выемки [5, с. 799].

Несмотря на наличие тяжёлых обстоятельств, психологической напряжённости, чтобы добиться пользы для ведения дела, следователь должен соблюдать тактичность, вести себя аккуратно, применяя необходимые меры, в том числе физические, лишь по необходимости. Однако существует множество примеров, когда проявлялось крайне пренебрежительное отношение при проведении данных следственных действий, зачастую не ставилась цель нахождения истины с самого начала делопроизводства с участием высокопоставленных лиц.

Об этом свидетельствует случай, произошедший в октябре 2015 года и освещённый СМИ, когда гражданин Эдуард Шилкин, попытавшись подвести под закон высокопоставленные чины, был подвергнут обыску в своём жилище с участием семи полицейских и в отсутствие понятых. Следственные действия были сняты на видеокамеру не полностью, а доказательной базой в дальнейшем послужили предметы, которые прямого отношения к делу не имели и фактически не являлись уликой против Эдуарда Шилкина. Дело кончилось тем, что гражданин пробыл год в следственном изоляторе, далее его не могли задерживать просто потому, что отсутствовали законные основания.

Очевидно, что требования, обязательные для органов следствия согласно УПК РФ, фактически не были выполнены, обыск и выемка происходили явно в спешке, а всё делопроизводство в целом было направлено против обвиняемого лица, что является показательным примером слабой защищённости граждан. Данный пример свидетельствует о нарушении множества конституционных прав, а также является примером того, что должностное положение может стоять выше рамок закона. Иными словами, в конкретном деле против Эдуарда Шилкина изначально не устанавливалась цель поиска истины и наказания реально виновных лиц. По сути, дело было сфабриковано, а при обыске и выемке во внимание были приняты абсолютно все предметы, которые были найдены в доме, вне зависимости от того, имели ли они реальное значение для дела или нет. К сожалению, подобный случай для Российской Федерации не является единичным, и здесь вопрос уже не только в точности формулировки уголовно-процессуального законодательства по вопросам производства данных следственных действий.

Одним из недочётов законодательства является отсутствие чётких и конкретных определений обыска и выемки. В ст. ст. 182, 183 УПК РФ указываются основания и порядок производства этих следственных действий (каким образом производится обыск в жилище, как должна происходить выемка электронных носителей информации и проч.). В статьях УПК РФ указывается лишь то, что при обыске должна быть вероятность нахождения у лица какого-либо предмета, который может послужить дальнейшей доказательной базой или вероятность, что лицо, которое разыскивается, находится в конкретном месте. При выемке – это поиск предмета, о котором заведомо имеется достаточная информация и сведения о его месте расположения или что его держит при себе конкретное лицо. С психологической точки зрения, часто обыск и выемка – это принудительные действия, хотя в ст. 182, 183 УПК РФ сказано, что следователь может предложить выдать ему отыскиваемые предметы добровольно.

Один из наиболее проблемных моментов в уголовном законодательстве – это отсутствие определения, что такое безотлагательные обстоятельства, когда обыск или выемку можно производить без судебного постановления. Согласно ст. 165 УПК РФ в этом случае следователь либо дознаватель выносят постановление, производят следственное действие, затем суд признаёт проведённые следственные действия законными. Если нет – все доказательства и лица, обнаруженные при обыске, теряют своё значение для уголовного дела, само делопроизводство дальнейшего хода не имеет и все процедуры, в зависимости от ситуации, повторяются.

Обстановка, когда следственные действия требуют срочного фактического осуществления, следовало бы урегулировать законодательно и уточнить, что является безотлагательным обстоятельством или какие основания могут быть для проведения выемки и обыска без вынесения судебного постановления. Конечно, реальные жизненные ситуации очень разнообразны, поэтому невозможно учесть текстом закона абсолютно все моменты, когда можно осуществить следственные действия, не отвлекаясь на вынесение постановлений и решений. Эти процессуальные действия имеют конкретный срок, и они не позволяют моментально приступить к мгновенной реализации следственных процедур, когда это может быть необходимо. Например, когда улики и доказательства, имеющие значение для уголовного дела, могут быть спрятаны или уничтожены либо это поиск по «горячим следам», когда свидетели указывают на подозреваемое или обвиняемое лицо, которое может скрыться, или необходимо пресечь дальнейшие преступные деяния со стороны обвиняемого/подозреваемого лица. Также следователь должен иметь достаточные основания для проведения обыска в связи с безотлагательными обстоятельствами и позднее предоставить эти основания в суде. Во избежание злоупотребления органами следствия своими полномочиями, все эти обстоятельства требуют наиболее точной регламентации в законодательстве.

Отдельного внимания заслуживает вопрос о наличии адвоката при проведении обыска и выемки, а именно: лицо, которое подвергается обыску (или его жилище) имеет право на наличие защитника, а следователь должен обеспечить это право. Но может сложиться ситуация, когда объективные причины не позволяют адвокату присутствовать во время обыска или выемки, будь то болезнь, присутствие на другом уголовном производстве (судебное разбирательство), но это касается больше безотлагательных обстоятельств. В таком случае следователь или откладывает проведение обыска или выемки, либо эти действия осуществляются без присутствия защитника и тем самым права лица, в отношении которого всё это реализуется, ограничиваются. Законодательно этот момент чётко не урегулирован, и на практике следователь сам ориентируется по ситуации, как ему поступать. Менталитет, существующий практически повсеместно в среде следственных органов, равно как и в полиции, оставляет желать лучшего, что напрямую влияет на то, как обращаются с гражданами во время проведения следственных действий, какова сама психологическая обстановка и как она влияет на успешность ведения уголовного дела.

В Российской Федерации закон разрабатывается таким образом, что под него можно подвести почти любые действия органов власти, органов следствия, как обоснованные и необходимые. Но по факту часто получается так, что обычный гражданин, остаётся незащищённым от самоуправства, злоупотребления властью и проч., негативных последствий, которые наступают, когда лицо может столкнуться со следственными органами. Поэтому напрашивается вывод, что наличие адвоката, со всеми документами, с законным правом осуществлять адвокатскую деятельность – это необходимость для лиц, в отношении которых осуществляются обыск и выемка. В данном случае, гражданам стоит об этом вопросе думать заранее.

Представляется, что для наиболее объективного и беспристрастного проведения обыска и выемки, возможно следовало бы разработать краткую инструкцию, рекомендацию для граждан, как следует вести себя при проведении следственных действий, чего делать не стоит, например, вести себя не корректно, отвлекать следователя от работы, препятствовать осуществлению полномочий следователя, также привести в такой рекомендации эти полномочия простым для восприятия языком, чтобы каждый мог правильно и чётко понимать свои права во время уголовного делопроизводства, особенно, когда происходит по факту принудительное вторжение в частную собственность и в личную жизнь.

К сожалению, реальность, которую мы имеем на сегодняшний день и законодательство могут расходится между собой, встречаются моменты когда действительность подводится под закон, а не наоборот. Такая формулировка может привести к выводу о возможности пересмотра российского законодательства и не только в отрасли уголовного права и процесса, но и в целом, так как закон с точки простых граждан должен соответствовать реальной социальной обстановке.

Список литературы:

1. Глазкова Л.В. Бандитизм и преступное сообщество: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Российский университет дружбы народов. М., 2012. – 25 с.

2. Грудинин Н.С. Личность несовершеннолетнего российского преступника и механизм её формирования // Научный вестник. 2016. № 2 (8). – С. 20 – 27.

3. Грудинин Н.С., Майорова М.С. Меры профилактики и противодействия преступной угрозе в современной России // Наука и современность. 2016. № 2 (8). – С. 135 – 144.

4. Чурилов С.Н., Грудинин Н.С. Детерминанты преступного поведения личности // Юридический вестник ДГУ. 2016. № 3. – С. 140 – 145.

5. Криминалистика: учебник для вузов / под ред. Р.С. Белкина. М.: Норма, 1998.

6. Криминалистика: учебник / под ред. А.Г. Филиппова и А.Ф. Волынского. М.: Спарк, 1998.

7. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология в вопросах и ответах. М.: Проспект, 2011.

8. Преступность в Российской Федерации и московском мегаполисе: состояние и меры противодействия: коллективная монография / Глазкова Л.В., Грудинин Н.С., Кадничанская Э.Ф., Карпенко В.М., Майорова Е.И., Чурилов С.Н. М., 2015. – 180 с.