Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
31.01.2017

Законодательные основы социального обслуживания пожилых людей

Тяпкина Екатерина Юрьевна
специалист по социальной работе с молодежью Комитет по культуре, делам молодежи и спорту администрации г/о Домодедово г/о Домодедово, Российская Федерация
Аннотация: В статье представлен анализ законодательных основ социального обслуживания пожилых людей в Российской Федерации. Выделены новые тенденции в развитии системы социального обслуживания пожилых граждан в связи с развитием нового федерального законодательства.
Ключевые слова: пожилые люди, социальные проблемы, социальное обслуживание пожилых людей
Электронная версия
Скачать (647.5 Kb)

Законодательство в области социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов состоит из международных правовых источников, Конституции РФ, Федеральных законов, Указов Президента и множества подзаконных актов. Большинство из них было принято в середине 90-х годов ХХ века. Их принятие было связано с необходимостью построения новой системы оказания социальной помощи населению. Идеологией создания соответствующей нормативно-правовой базы стали принципы Международного права, традиции советского времени и заимствованные законодательные акты стран Западной Европы [4].

Принятые законодательные акты легли в основу построения новой системы социальной защиты населения в РФ, более двух десятков лет определяли и регламентировали процесс оказания социальной помощи и предоставления социальных услуг.

Однако современные тенденции социально-экономического развития, характеризующиеся падением темпов экономического роста, снижением валового внутреннего продукта и сокращением бюджетного финансирования, привели к необходимости либерализации социальной сферы. Большинство социальных служб начало переходить на хозрасчетные механизмы финансирования, стало работать в условиях частичной самоокупаемости за счет предоставление платных социальных услуг [3].

Изменение парадигмы оказания социальной помощи потребовало установления новых правил игры и изменения нормативно-правовой базы. В связи с этим 28 декабря 2013 года государственной Думой РФ был принят новый закон «Об основах социального обслуживания граждан в РФ», который в значительной степени изменяет правовое поле оказания социальных услуг [2].

Так, в новом Федеральном законе, вступившем в силу с 01 января 2015 года, даются следующие, совершенно новые основные понятия:

1) социальное обслуживание граждан – деятельность по предоставлению социальных услуг гражданам;

2) социальная услуга – действие или действия в сфере социального обслуживания по оказанию постоянной, периодической, разовой помощи, в том числе срочной помощи, гражданину в целях улучшения условий его жизнедеятельности и (или) расширения его возможностей самостоятельно обеспечивать свои основные жизненные потребности;

3) получатель социальных услуг – гражданин, который признан нуждающимся в социальном обслуживании и которому предоставляются социальная услуга или социальные услуги;

4) поставщик социальных услуг – юридическое лицо независимо от его организационно-правовой формы и (или) индивидуальный предприниматель, осуществляющие социальное обслуживание;

5) стандарт социальной услуги – основные требования к объему, периодичности и качеству предоставления социальной услуги получателю социальной услуги, установленные по видам социальных услуг;

6) профилактика обстоятельств, обусловливающих нуждаемость в социальном обслуживании, - система мер, направленных на выявление и устранение причин, послуживших основанием ухудшения условий жизнедеятельности граждан, снижения их возможностей самостоятельно обеспечивать свои основные жизненные потребности.

Данные пункты закона легализуют платные социальные услуги и вводят совершенно иные, новые формы отношений между клиентами и учреждением. В рассматриваемом законе отсутствует понятие «клиента социальной службы», тем не менее, в связи с введением платных услуг данный термин имеет наиболее верное значение, потому как пожилые люди, инвалиды или семьи в данном понимании перестают быть «подопечными», а становятся именно клиентами с позиции Гражданского права и Закона «О защите прав потребителей». К тому же понятие «клиент социальной службы» входит в активный лексикон исследователей проблем социальной работы и находит свое отражение в трудах многих авторов в области теории и практики социальной работы [2].

Согласно новому закону, поставщики социальных услуг должны формировать «общедоступные информационные ресурсы, содержащие информацию о деятельности этих поставщиков, и обеспечивать доступ к данным ресурсам посредством размещения их на информационных стендах в помещениях поставщиков социальных услуг, в средствах массовой информации, в сети «Интернет», в том числе на официальном сайте организации социального обслуживания.

Необходимо заметить, что данные требования закона выполняются в настоящее время большей частью коммерческими социальными службами в связи с тем, что от этого напрямую зависит число их клиентов, и уровень извлекаемой прибыли. Большинство государственных поставщиков социальных услуг не имеют, к сожалению, собственных информативных сайтов, а информация, размещенная на сайте Департамента социальной защиты населения, не имеет исчерпывающего характера [12].

Гражданин признается нуждающимся в социальном обслуживании в случае, если существуют следующие обстоятельства, которые ухудшают или могут ухудшить условия его жизнедеятельности:

1) полная или частичная утрата способности либо возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, обеспечивать основные жизненные потребности в силу заболевания, травмы, возраста или наличия инвалидности;

2) наличие в семье инвалида или инвалидов, в том числе ребенка-инвалида или детей-инвалидов, нуждающихся в постоянном постороннем уходе;

3) наличие ребенка или детей (в том числе находящихся под опекой, попечительством), испытывающих трудности в социальной адаптации;

4) отсутствие возможности обеспечения ухода (в том числе временного) за инвалидом, ребенком, детьми, а также отсутствие попечения над ними;

5) наличие внутрисемейного конфликта, в том числе с лицами с наркотической или алкогольной зависимостью, лицами, имеющими пристрастие к азартным играм, лицами, страдающими психическими расстройствами, наличие насилия в семье;

6) отсутствие определенного места жительства, в том числе у лица, не достигшего возраста двадцати трех лет и завершившего пребывание в организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;

7) отсутствие работы и средств к существованию [2].

Однако наличие данных обстоятельств лишь констатирует наличие трудной жизненной ситуации, но не гарантирует бесплатного предоставления социальных услуг. К тому же в связи с введением платы за социальное обслуживание спорным является и значение термина «социальные услуги», поскольку данный вид деятельности уже перестает ассоциироваться с предоставлением социальной помощи в традиционном смысле этого понятия.

Новеллой в законе стало и предоставление социальных услуг на основе индивидуальной программы, закрепляемой в договоре о предоставлении социальных услуг.

«Индивидуальная программа является документом, в котором указаны форма социального обслуживания, виды, объем, периодичность, условия, сроки предоставления социальных услуг, перечень рекомендуемых поставщиков социальных услуг, а также мероприятия по социальному сопровождению.

Индивидуальная программа составляется исходя из потребности гражданина в социальных услугах, пересматривается в зависимости от изменения этой потребности, но не реже чем раз в три года. Пересмотр индивидуальной программы осуществляется с учетом результатов реализованной индивидуальной программы.

Индивидуальная программа для гражданина или его законного представителя имеет рекомендательный характер, для поставщика социальных услуг – обязательный характер».

В связи с этим договорные отношения стирают грань между правом социального обеспечения и гражданским правом, объединяя их с юридической точки зрения в единую отрасль права.

Новый закон сохраняет традиционные формы социального обслуживания населения. Согласно законодателю, «социальные услуги предоставляются их получателям в форме социального обслуживания на дому, или в полустационарной форме, или в стационарной форме» [2].

При этом при предоставлении социальных услуг в полустационарной форме или в стационарной форме должны быть обеспечены:

1) возможность сопровождения получателя социальных услуг при передвижении по территории организации социального обслуживания, а также при пользовании услугами, предоставляемыми такой организацией;

2) возможность для самостоятельного передвижения по территории организации социального обслуживания, входа, выхода и перемещения внутри такой организации (в том числе для передвижения в креслах-колясках), для отдыха в сидячем положении, а также доступное размещение оборудования и носителей информации;

3) дублирование текстовых сообщений голосовыми сообщениями, оснащение организации социального обслуживания знаками, выполненными рельефно-точечным шрифтом Брайля, ознакомление с их помощью с надписями, знаками и иной текстовой и графической информацией на территории такой организации, а также допуск тифлосурдопереводчика, допуск собак-проводников;

4) дублирование голосовой информации текстовой информацией, надписями и (или) световыми сигналами, информирование о предоставляемых социальных услугах с использованием русского жестового языка (сурдоперевода), допуск сурдопереводчика.

Не факт, что государственные поставщики социальных услуг смогут обеспечить все выше перечисленные требования, однако это наверняка приведет к затруднению развития коммерческих социальных служб при получении ими лицензии и других разрешительных документов [10].

«Социальные услуги в форме социального обслуживания на дому и в полустационарной форме социального обслуживания предоставляются бесплатно, если на дату обращения среднедушевой доход получателя социальных услуг, рассчитанный в соответствии с нормативными правовыми актами Российской Федерации, ниже предельной величины или равен предельной величине среднедушевого дохода для предоставления социальных услуг бесплатно, установленной законом субъекта Российской Федерации».

Необходимо отметить, что данный пункт закона практически полностью вычеркивает жителей столицы из числа получателей бесплатных социальных услуг, так как доплаты из бюджета города Москвы увеличивают размер пенсий граждан пожилого возраста и инвалидов, выводя их за предельно допустимые минимальные значения [9].

Несомненно, позитивным моментом в развитии современной системы социальных служб является ее инертность, поэтому многие социальные услуги по-прежнему продолжают оказываться за счет государственного и регионального бюджетов. К тому же намеченное реформирование социальной защиты населения потребует значительного периода времени, что, возможно, позволит сохранить некоторые виды бесплатных услуг. К ним могут быть отнесены консультативная помощь, культурно-досуговая деятельность, психолого-педагогические услуги, предоставление которых может быть обеспечено только финансированием штата персонала [5].

В этой связи возникает интерес рассмотреть накопленный опыт и инновационные технологии предоставления социальных услуг в рамках деятельности конкретной социальной службы и выявить основные направления для их развития и совершенствования [7].

Деятельность социальных служб регламентируется международными и российскими нормативно-правовыми документами, наиболее первостепенное значение, среди которых играет вступивший с 01 января 2015 года Федеральный закон №442 «Об основах социального обслуживания граждан в РФ», который предлагает внедрение новых принципов и механизмов развития сферы социального обслуживания. Среди них – формирование рынка социальных услуг с привлечением некоммерческих организаций и коммерческого сектора, профилактика трудной жизненной ситуации, разработка индивидуальной программы предоставления социальных услуг.

Список литературы:

1. Гражданский кодекс: часть 1 и 2. – М.: Юридическая литература, 2014.

2. Федеральный Закон «Об основах социального обслуживания граждан в РФ» от 28 декабря 2013 года N 442-ФЗ // Российская газета. – 2013. – №295.

3. Акмалова А.А., Капицын В.М. Правовое обеспечение социальной работы. - М.: Инфра-М, 2016. – 288 с.

4. Актуальные проблемы развития теории и практики социальной работы в России / Демидова Т.Е., Калабухова Г.В., Кононова Т.Б., Медведева Г.П., Семин О.В., Старовойтова Л.И., Тяпкина Т.Ю., Фирсов М.В., Щеглова А.С. Монография / Под общей редакцией Г.П. Медведевой. Москва, 2016.

5. Оганян К.М. Социальные технологии. – М.: Юрайт, 2016. – 255 с.

6. Павленок П.Д. Основы социальной работы. - М.: Инфра-М, 2017. – 534 с.

7. Семин О.В. Место и роль пожилых людей в современном обществе // 

Актуальные проблемы теории, истории, практики социальной работы и социального образования Сборник статей студентов и преподавателей. / Ответственный редактор: Старовойтова Л.И., Демидова Т.Е.. Москва, 2011. С. 251-257.

8. Старовойтова Л.И., Козловская С.Н., Шимановская Я.В., Шимановская К.А. Организованный досуг как средство восстановления здорового образа жизни пожилых людей // Человеческий капитал. 2015. № 8 (80). С. 35-38.

9. Тяпкина Т.Ю. Исторические аспекты становления и развития системы социального обслуживания в России // Science and Practice: new Discoveries Proceedings of materials the international scientific conference. Editors: I.M. Shvec, L.A. Ismagilova, V.A. Gur'eva, E.A. Telegina, V.I. Sedenko. 2015. С. 190-199.

10. Тяпкина Т.Ю. Пенсионная система Российской Федерации // Профессионализм и творчество в социальной работе: сборник научных статей. Москва, 2016. С. 125-133.

11. Фирсов М.В., Студенова Е.Г. Технология социальной работы. – М.: Юрайт, 2016. – 557 с.

12. Фирсов М.В., Шимановская Я.В., Тяпкина Т.Ю. Двадцать пять лет социальной работы в России в контексте процессов десоветизации и постмодернистского познания //Социальная политика и социология. 2016. Т. 15. № 4 (117). С. 161-169.