Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
11.06.2017

Проблемы досудебного производства по делам о применении принудительных мер медицинского характера

Чупрова Александра Александровна
магистрант, факультет уголовного процесса и прокурорского надзора, Байкальский Государственный Университет, г. Иркутск, Российская Федерация
Аннотация: Статья посвящается актуальным проблемам досудебного производства по уголовным делам о применении принудительных мер медицинского характера, где раскрываются основные проблемы, возникающие на стадии досудебного производства. Проведен анализ действующего законодательства, выявлены характерные черты производства предварительного расследования по делам о применении принудительных мер медицинского характера, где субъектами их применения являются лица, совершившие общественно опасное деяние в состоянии невменяемости.
Ключевые слова: досудебное производство, принудительные меры медицинского характера, невменяемость, возбуждение уголовного дела, следователь, доказывание, судебная экспертиза
Электронная версия
Скачать (691.2 Kb)

Согласно действующему законодательству принудительные меры медицинского характера относятся к иным мерам уголовно-правового характера, которые рассматриваются в качестве альтернативы уголовному наказанию и имеют не менее важное значение, чем само наказание за совершенное общественно опасное деяние. Хотя принудительные меры медицинского характера и относятся к иным мерам уголовно-правового характера, это является не совсем точным по следующим причинам:

Во-первых, законодатель по существу не учел, то обстоятельство, что согласно формулировкам действующего закона (ч. 2 ст. 2, ч. 1 ст. 6, ч. 1 ст. 7 УК РФ) «иные меры уголовно-правового характера», как и меры уголовного наказания, должны применяться «за совершение преступлений», «к лицу, совершившему преступление», и, следовательно, должны «соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного» (ч. 1 ст. 6 УК РФ). Между тем принудительные меры медицинского характера имеют иную природу, иные предназначение, основание, цели и порядок применения и потому к указанным карательным мерам отнесены быть не могут.

Во-вторых, непонятно, почему к числу «иных мер» не отнесена другая, весьма представительная группа мер, имеющих важное значение для реализации уголовно-правовых задач, которые предусмотрены действующим УК как раз в качестве альтернативы уголовному наказанию «за совершение преступлений», «к лицу, совершившему преступление». Они не только юридически, но и фактически составляют предпочтительную альтернативу уголовному наказанию. Речь идет о различных видах освобождения от уголовной ответственности и от уголовного наказания, включая относящиеся к ним условное осуждение, принудительные меры воспитательного воздействия (ст. 73-85, 90, 92, ряд статей Особенной части УК). Учитывая, что согласно закону (ст. 2, 6, 7 УК) все предусмотренные им меры уголовно-правового характера могут быть отнесены либо к наказанию, либо к «иным мерам уголовно-правового характера», принадлежность перечисленных мер к числу «иных мер» представляется более разумной в применении.

В-третьих, критической оценки заслуживает название раздела VI УК РФ «Иные меры уголовно-правового характера»,по отмеченным выше причинам диссонирующее как с важнейшими, устанавливающими принципы уголовного законодательства статьями 2, 6, 7 УК, так и с содержанием гл. 15 УК и с ее названием «Принудительные меры медицинского характера». Из сравнения этих названий возникает интересный вопрос, «А каков же характер у последних: уголовно-правовой или медицинский?».

Отмеченные недостатки в своей совокупности показывают, что законодательство, имеющее системный характер, не может изменяться бессистемно, решение вопросов правового регулирования требует высокого профессионализма со стороны законодателя, подкрепляемого обязательной квалифицированной научной экспертизой, а в особо сложных случаях и широким общественным обсуждением законопроектов.

К субъектам применения принудительных мер медицинского характера относятся лица, совершавшие общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, лица, у которых психическое расстройство наступило после совершения преступления, и лица, у которых психическое расстройство наступило во время отбывания наказания.

Производство о применении принудительных меры медицинского характера регламентируются общими нормами УПК РФ за исключениями, которые предусмотрены главой 51 (ч. 3 ст. 433 УПК РФ). Особый порядок уголовного судопроизводства предусматривает по делам данной категории дополнительные гарантии защиты прав лиц, страдающих психическим расстройством, не способных в силу их невменяемого состояния самостоятельно обеспечивать защиту своих прав и законных интересов.

Согласно п. 4 и 5 ст. 434 УПК РФ специфическими обстоятельствами, подлежащими доказыванию являются:

- наличие у данного лица психических расстройств в прошлом, степень и характер психического заболевания в момент совершения деяния, запрещенного уголовным законом, или во время производства по уголовному делу;

- связано ли психическое расстройство лица с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда.

Данные обстоятельства характерны только для принятия решения о принудительных мерах медицинского характера.

При анализе действующего законодательства можно выделить следующие характерные черты производства предварительного расследования по делам данной категории:

- проводится расследование общественно опасного деяния;

- обязательно производство предварительного следствия (ч. 1 ст. 434 УПК РФ);

- применение специальных мер по обеспечению прав и законных интересов лица, нуждающегося в применении принудительных меры медицинского характера;

- обязательно производство судебно-психиатрической экспертизы;

- обязательно участие защитника с момента вынесения постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы, если ранее участие защиты не было обеспечено (ст. 438 УПК РФ);

- обязательно участие законных представителей;

- ограниченные возможности выбора мер процессуального принуждения;

- особенности завершения предварительного расследования (вынесение постановления о направлении дела в суд для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера) [1].

Указанные особенности, конечно, не исключают общего порядка прохождения дела по этапам досудебного производства. Предварительное следствие может быть осуществлено лишь, после того, как будет принято решение о возбуждении уголовного дела. В уголовно-процессуальном законодательстве не предусмотрено различий при возбуждении уголовных дел и дел по применению принудительных мер медицинского характера. Всегда предусматривается наличие законного повода и достаточного основания.

В науке по данной тематике возникает спорный вопрос при досудебном производстве, если лицо, страдающие психическим расстройством, совершило общественно опасное деяние, то нужно ли возбуждать уголовное дело? На этот порос нет однозначного мнения, и в научной литературе встречаются следующие позиции научных деятелей:

- одни считают, что возбуждение уголовного дела не требуется, так как лицо, страдающее психическим расстройством не отдает отчет своим действиям и не может представлять опасности для общества;

- противники вышеуказанного мнения ссылаются на нормы уголовно-процессуального закона, утверждая, что возбуждение уголовного дела обязательно, так как к числу оснований отказа в возбуждении уголовного дела (ст. 24 УПК РФ) не относится невменяемость лица [2].

Исходя из данных мнений, считаю более разумным придерживаться второго мнения, по причине нормативной закрепленности в УПК РФ оснований отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела. Основание отказа в возбуждении уголовного дела в виде отсутствия общественной опасности, на этапе досудебного производства не представляется возможным в виду коротких сроков предоставленных для сбора информации о лице, страдающим психическим расстройством.

Так же следователь не является лицом, обладающим специальными и специфическими знаниями для определения точного психического состояния лица, ведь не всегда признаки наличия заболевания проявляются внешне. Данным вопросом занимаются эксперты-психиатры, которые в свою очередь обладают нужными знаниями для определения доподлинного психического состояния лица, у которого есть признаки психического расстройства. Именно исходя из этого осуществление судебно-психиатрической экспертизы обязательно (п. 3 ч. 1 ст. 196 УПК РФ).

В научной литературе отмечается, что констатировать состояние вменяемости или невменяемости лица и решить вопрос о том, могло ли оно и в какой мере осознавать свой фактический характер и общественную опасность своих действий или бездействий либо руководить ими, невозможно без исследования клинической динамики психического расстройства, выявления его глубины и тяжести [3].

Вопрос об основаниях для назначения судебно-психиатрической экспертизы на сегодняшний так же является спорным в научной литературе и в правоприменительной практике. Исходя из норм действующего уголовно-процессуального законодательства главным основанием назначения судебно-психиатрической экспертизы является наличие у лица, совершившего общественно-опасное деяние, признаков «болезненного» состояния психики.

Правоприменители считают, что следователь обязан направить лицо, у которого имеются признаки психического расстройства, на судебно-психиатрическую экспертизу при наличии следующих оснований:

Во-первых, если у следователя возникают сомнения, о вменяемости лица, совершившего общественно-опасное деяние;

Во-вторых, если в материалах уголовного дела имеются сведения, о психических заболеваниях до совершения лицом общественно-опасного деяния.

Большинство придерживаются данных двух оснований, но выделяется и третье основание в виде назначения судебно-психиатрической экспертизы по ходатайству защитника. Полагаю верным придерживаться всех трех оснований, ведь они все направлены на достижение истины при расследовании общественно-опасного деяния и защиты прав и законных интересов лица, страдающего психическим расстройством.

Существует и такая проблематика как время назначения судебно-психиатрической экспертизы. Согласно теории уголовного-судопроизводства, экспертиза должна быть назначена сразу же, как только у следователя появились сомнения в психологическом состоянии лица, в отношении которого ведется производство. Но практика свидетельствует о том, что процедура назначения судебно-психиатрической экспертизы проходит не своевременно, следователи не назначают ее сразу же, как только появляются сомнения о психическом состоянии лица, что приводит к продлению сроков предварительного расследования. Данную экспертизу назначают только после проведения многочисленных следственных действий.

Данные действия следователя нельзя осудить, так как задача следователя в первую очередь убедится, что именно данное лицо совершило общественно-опасное деяние, даже если имеются признаки расстройства психики.

Существует еще одна проблема тесно связанная со всем выше перечисленными проблемами это – процессуальный статус лица, имеющего психическое расстройство. В действующем законодательстве не закреплен статус лиц, страдающих тяжелыми психическими заболеваниями, данным лицам присуждается статус обвиняемого или подозреваемого. А так же лица, страдающие психическим расстройством вправе пользоваться правами, как обвиняемого, так и подозреваемого.

Полагаю не совсем правильным со стороны законодателя осуществлять отсылочный характер на статус обвиняемого и подозреваемого, так как лица, страдающие психическим расстройством не могут осуществлять все права, указанных в статьях УПК РФ. Данная отсылка может распространяться на ту категорию лиц, которые впоследствии могут оказаться вменяемыми. Лица же, которые страдают тяжелыми психическими заболеваниями, влекущими невменяемость должны иметь законодательно закрепленные права, относящиеся только к ним и иметь свой процессуальный статус. Данные лица должны признаваться в качестве самостоятельных субъектов уголовного процесса и обладать особым статусом – лица, в отношении которых осуществляется производство о применении принудительных мер медицинского характера.

Подводя итоги, можно сказать, что досудебное производство по делам о применении принудительных мер медицинского характера имеет ряд проблем, связанных с применением на практике уголовно-процессуального законодательства. Законодателю следует более детально проработать ключевые моменты досудебного производства по делам о применении принудительных мер медицинского характера, провести корректировки оснований отказа в возбуждении уголовного дела, уточнить детальный перечень оснований для назначения судебно-психиатрической экспертизы. Не разработанность данных проблем на практике влечет нарушение прав и свобод, законных интересов не только лиц, в отношении которых ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, но и психически здоровых лиц.

Список литературы:

1. Мищенко Е.В. Проблемы досудебного производства по делам о применении принудительных мер медицинского характера //Вестник ОГУ. – 2006. – С. 114-117.

2. Колмаков П.А. Проблемы правового регулирования принудительных мер медицинского характера: дис. ... д-ра юрид. наук :. - СПб., 2000. – С. 360.

3. Судебная психиатрия: учеб. Пособие для вузов / под ред. З.О. Георгадзе. М., 204. С. 48.