Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
21.06.2017

Проблема определения понятия и признаков соучастия в преступлении

Калимуллин Ислам Сергеевич
Российский государственный социальный университет г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: В статье было проанализировано понятие соучастия в преступлении через призму науки и судебной практики и выявлены различия в понимании данного понятия. Было выдвинуто решение для устранения проблемы несоответствия теории и практики в данном вопросе.
Ключевые слова: соучастия в преступлении, понятия и признака, преступления
Электронная версия
Скачать (727.2 Kb)

Институту соучастия в преступлении в Уголовном кодексе РФ посвящена отдельная глава, тем самым, на наш взгляд, законодатель определил высокую роль данного института по борьбе с преступностью. А.А. Арутюнов утверждает, что «каждое шестое преступление совершается в соучастии». В данном статье мы определим понятие соучастия в преступлении и проанализируем каждый его признак.

В соответствии со ст. 32 УК РФ соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. Проанализируем это понятие с точки зрения доктрины и судебной практики.

В теории уголовного права принято выделять два объективных признака и два субъективных признака соучастия.

Первый объективный или количественный признак соучастия предполагает, что в совершении преступления участвуют два и более лица, достигшие возраста, с которого наступает уголовная ответственность (ч. 1 - 2 ст. 20 УК), и признанные вменяемыми (ч. 1 ст. 21 УК). В это правило не входит «посредственный исполнитель»: это лицо, которое использует для выполнения объективной стороны другое лицо, не подлежащее уголовной ответственности в силу своих причин (ч. 2 ст. 33 УК РФ).

Множественность субъектов преступления означает, что «во-первых, фактическую включенность в совершение одного и того же преступления двух и более участников. Во-вторых, этот признак означает, что каждый из участников должен быть субъектом преступления, то есть достичь возраста уголовной ответственности ко времени совершения преступления и быть вменяемым в момент его совершения».

Однако так утверждает доктрина, судебная практика идет по другому пути, то есть групповыми преступлениями, также признаются те преступления, совершенные двумя или более лицами, из которых только одно обладает всеми признаками общего субъекта. Так, в Определении Верховного Суда РФ от 18 мая 2006 г. N 35-о06-14 указано, «что позиция, согласно которой действия виновного нельзя считать совершенными группой лиц по предварительному сговору в связи с признанием второго лица невменяемым, на законе не основана. Таким образом, квалифицирующие признаки «группа лиц», «группа лиц по предварительному сговору», «организованная группа» могут быть вменены и при отсутствии соучастия в точном смысле этого слова, если только один из участников в деянии привлечен к уголовной ответственности, а другие участники не подлежат ответственности в силу возраста или невменяемости».

Также исключением из первого объективного признака в доктрине исключают групповое исполнение преступления (ст. 35 УПК РФ). В науке и на практике это понимается как совершение объективной стороны преступления группой лиц, из которых только одно лицо подлежит уголовной ответственности («годный субъект»), а все остальные лица в силу возрастных, психических или других лиц не подлежат уголовной ответственности.

Совместность действий соучастников - это второй качественный (объективный) признак соучастия, предполагающий «направленность действий на достижение общего для преступников результата, взаимообусловленность и взаимодополняемость действий».

Стоит согласиться с мнением Н.С. Таганцева: «Как в оркестре нельзя приписать одному лицу исполнение музыкального произведения, так и при соучастии невозможно выделить единственного причинителя общего результата».

В доктрине этот признак базируется на принципах взаимодополнения, взаимообусловливания и причинно-следственной связи преступной деятельности участников.

Первый принцип взаимообусловливания преступной деятельности друг друга имеет место тогда, «когда соучастники, разделяя функции, выполняют по частям или полностью объективную сторону преступления для достижения конкретной цели, как бы дополняя друг друга. В случае если соучастники договорились о разделении функций между ними так, что каждый из них совершает только какую-то часть действий, образующих объективную сторону состава преступления, говорят о так называемом техническом распределении ролей между соучастниками, которые все вместе считаются исполнителями преступления (соисполнителями)».

Взаимообусловливание преступной деятельности говорит о том, что деяние каждого соучастника являются условием для деяния другого соучастника, и эти действия (бездействия) в совокупности образуют причину наступления преступного результата. Другими словами, этот принцип имеет место быть при юридическом распределении ролей организатора, пособника, исполнителя, подстрекателя.

Причинно-следственная связь в соучастии говорит о действиях круга лиц для достижения конкретного результат. Например, организатор и пособник создают необходимые условия для непосредственного исполнения объективной стороны исполнителем. Подобную точку зрения отмечает судебная практика. Так, Пленум Верховного Суда РФ применительно к квалификации группового убийства дал следующие разъяснения: «Убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения). Убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица)».

Умышленность соучастия – это первый субъективный признак. Стоит отметить, что сюда не входит осведомленность о совершении преступления в соучастии с другими лицами. Так, «пособник может не знать о действиях подстрекателя (и наоборот); не требуется взаимная осведомленность и в цепочке «исполнитель - подстрекатель (пособник)», т.е. возможно «замаскированное» подстрекательство или пособничество, когда исполнитель, умышленно совершающий преступление, не осознает характера присоединяющейся деятельности подстрекателя (пособника), тогда как последний желает склонить исполнителя к совершению преступления или оказать ему содействие в его совершении. В сложных формах соучастия (организованная группа и преступное сообщество) его члены вообще могут не знать о друг друге, что не исключает соучастия».

Второй субъективный признак соучастия связан с первым субъективным признаком и говорит о том, что соучастие возможно только в умышленном преступлении, что предполагает охват умыслом соучастников всех основных обстоятельств преступления (время, место, способ, орудие и др.). Соучастники должны четко осознавать общественную опасность собственных действий, а также действий исполнителя. При соучастии умыслом также охватывается осознание общественно опасных последствий деяния, совершаемые исполнителем, и причинно-следственная связь между деянием и последствиями. Также соучастниками должны осознаваться основные признаки, свойственные субъекту преступления. Это мнение подтверждается судебной практикой: «квалифицирующие признаки, характеризующие повышенную общественную опасность взяточничества или коммерческого подкупа (вымогательство, совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, получение взятки в значительном, крупном или особо крупном размере и др.), следует учитывать при юридической оценке действий соучастников соответствующих преступлений, если эти обстоятельства охватывались их умыслом».

В случае совершения группового неосторожного преступления, то даже при внешнем совместном совершении преступления ответственность каждого из сопричинителей будет отдельно квалифицироваться по соответствующей статье Особенной части УК РФ.

Как нам представляется, высокая общественная опасность преступлений в соучастии характеризуется совместным умыслом всех участников преступления, что включает в себя разработку плана действий по достижению конкретного значимого результат (преступных последствий), распределение ролей между участниками, а в участие более сложных формах групповых преступлений, таких как организованная группа и преступное сообщество предполагает более детальное планирования действий участников преступления, сокрытие преступлений, наличие иерархии внутри группы, сильной материальной базы, связь с контролирующими органами, что способствует внешнему противодействию пресечения преступления и др. Все эти факторы дают участникам групповых преступлений больше возможностей причинить более тяжкие последствия, уйти от уголовной ответственности, по сравнению с преступниками-одиночками.

По этим причинам совершение преступления в соучастии в одной из ее форм (группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группы, преступного сообщества) являются квалифицирующими признаками, отягчающими вину лица.

Таким образом, нами было проанализировано понятие соучастия в преступлении через призму науки и судебной практики и выявлены несоответствия в понимании данного понятия, приводящие к нестабильности судебной практики и несправедливым приговорам.

Исходя из нашего исследования, полагаем, что для устранения проблемы несоответствия теории и практики в данном вопросе и привидения к стабильности уголовной юстиции необходимо статью 32 Уголовного кодекса РФ изложить в следующей редакции;

«1. Соучастием в преступлении признается совместное участие двух и более лиц, являющихся субъектами преступления, в совершении одного и того же умышленного преступления.

2. Соучастие является основанием уголовной ответственности лиц, совместно совершивших преступление».

В части первой этой редакции отражены основные признаки соучастия, а именно преступление признается совершенным в соучастии, если оно совершенно двумя или более лицами (признак множественности лиц), являющимися субъектами преступления. Эта новелла исключает из определения соучастия такие формы преступлений как неосторожного сопричинения, посредственного причинения, группового посягательства при одном субъекте преступления, толпы как элемента обстановки при массовых беспорядках и т.д. Также это понятие включает в себя признак совместного совершения преступления в соучастии, подробно рассмотренного в нашем исследовании.

Отражением роли тех лиц – соучастников преступления, которые непосредственно не совершали объективную сторону, является часть вторая предлагаемой нами статьи.

Данные нововведения отразят последние научные изыскания в проблеме определения понятия соучастия и его признаков и приведут судебную практику и доктрину к единому пониманию понятия соучастия в преступлении.

Список литературы:

1. Арутюнов А.А. Соучастие в преступлении. М.: Статут, 2013. 408 с. // СПС «Консультат Плюс».

2. Шеслер А.В. Перспективы совершенствования уголовно-правовых норм о соучастии в преступлении // Lex russicа. 2015. N 6. С. 30 - 38. // СПС «Консультат Плюс».

3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: в 2 т. (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Э.Н. Жевлаков и др.; под ред. А.В. Бриллиантова. 2-е изд. М.: Проспект, 2015. Т. 1. 792 с. // СПС «Консультат Плюс».

4. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / К.А. Барышева, Ю.В. Грачева, Г.А. Есаков и др.; под ред. Г.А. Есакова. 7-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2017. 736 с. // СПС «Консультат Плюс».

5. Таганцев Н.С. Русское уголовное право: В 2 т. СПб., 1902. Т. 1. С. 743.

6. Шарапов Р.Д. Соучастие в преступлении: закон, теория, практика // Lex russicа. 2016. N 10. С. 105 - 115. // СПС «Консультат Плюс».

7. Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 14 мая 2014 г. N 32-АПУ14-8 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. N 1. С. 18.

8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 3. С. 7.

9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 N 24 "О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях" // "Бюллетень Верховного Суда РФ", N 9, сентябрь, 2013 (п. 20).