Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
22.06.2017

Вопросы правовой природы устава юридического лица

Авлукова Ольга Викторовна
магистрант, Международный институт экономики и права г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: Статья посвящена исследованию правовой природы учредительного документа устава. Анализируются существующие научные взгляды на правовую природу устава в качестве нормативного акта локального характера, который определяет правовое положение юридического лица и регулирует отношения между участниками и самим юридическим лицом. А также точка зрения, согласно которой устав признается односторонней корпоративной сделкой, в случае если юридическое лицо учреждено единственным учредителем или многосторонней при двух или более учредителях. В статье аргументировано указываются недостатки сделочной правовой природы устава, поскольку устав не является действием и определяет гражданскую правоспособность вновь созданной корпорации, а также имеет иную целевую направленность нежели сделка в ее традиционном понимании. В результате проведенного исследования устанавливается, что устав – правовой корпоративный акт, регламентирующий правовой статус возникающего юридического лица, объем и содержание его корпоративной правоспособности, а также основы функционирования отдельной корпорации, утверждаемый учредителями при создании корпорации.
Ключевые слова: устав, правовая природа, нормативный акт, локальный нормативный акт, сделка, учредительный документ, корпорация, учредители
Электронная версия
Скачать (699 Kb)
Для большинства юридических лиц учредительным документом является только устав, подписанный их учредителями (п. 3 ст. 98, п. 1 ст. 108, п. 2 ст. 114, п. 2 ст. 116, п. 4 ст. 118 ГК РФ; п. 1 ст. 11 Закона об акционерных обществах; п. 1 ст. 5 Закона о производственных кооперативах; п. 1 ст. 14 Закона о некоммерческих организациях и др.). Устав служит единственным учредительным документом для хозяйственных обществ, создаваемых одним учредителем (ч. 3 п. 1 ст. 52 ГК РФ). Являясь учредительным документом, устав закрепляет гражданско-правовой статус юридического лица.

Вопрос о правовой природе устава юридического лица остается дискуссионным в современной цивилистической науке. В прошлом веке российские ученые и судебная практика не сумели выработать единого мнения относительно правовой сущности и природы устава юридического лица.

В научной литературе было высказано ряд суждений относительно того, что представляет собой устав с правовой точки зрения. Степанов Д.И. указывал, что исторически первоначальным существовало понимание устава юридического лица как соглашения, основанного на договоре либо включающего в себе соглашение. Устав юридического лица рассматривался учёным как особый вид договора, очевидно выраженный либо подразумеваемый, который образует юридическое лицо посредством закрепления взаимоотношений между лицами, подписавшими устав. Подобная точка зрения поддерживалась как зарубежной правовой доктриной, так и дореволюционной русской цивилистикой. В частности, Шершеневич Г.Ф. писал: «В действительности юридическая сила устава заключается в его договорном характере, который приобретается им с момента состоявшейся подписи».

Договорная теория устава юридического лица, была подвергнута критике со стороны российских и зарубежных правоведов. Во-первых, затруднительно признать договором устав акционерного общества или общества с ограниченной ответственностью, созданного единственным учредителем (так называемые компании одного лица - one-man company). Во-вторых, договорная теория устава не объясняет предусмотренную законодательством возможность изменения устава по решению не всех, а большинства учредителей (участников). В-третьих, подвергается сомнению договорная трактовка подписки на акции. Участник акционерного общества, который в течение нескольких дней покупает и продает все свои акции, никак не может рассматриваться стороной, договаривающейся с другими акционерами. В-четвертых, если устав юридического лица является договором, то в случае признания его недействительным по одному из оснований, закономерным следствием будет признание недействительным самого юридического лица, что противоречит здравому смыслу и потребностям гражданского оборота.

Некоторые советские правоведы считали, что устав юридического лица является локальным нормативным актом (Генкин Д.М., Гальперин Л.Б., Антонова Л.И. и др.) Схожая позиция высказана и современными учёными. Елисеев И.В. пишет, что «устав можно рассматривать в качестве локального нормативного акта, определяющего правовое положение юридического лица и регулирующего отношения между участниками и самим юридическим лицом».[5, c.784] И. С. Шиткина определяет устав акционерного общества как «основополагающий нормативный акт локальной системы правового регулирования деятельности акционерного общества, который создает правовую базу для других внутренних документов общества».[11, c.115] Особо ею подчёркивается возрастание роли локального нормотворчества в корпоративном законодательстве, обеспечивающем правовое регулирование хозяйственных обществ и товариществ.

Ломакин Д.В. указывает, что устав акционерного общества, будучи локальным нормативным актом, регламентирует деятельность общества, которое обязано соблюдать его. Законодатель предусмотрел санкции воздействия на юридическое лицо, виновное в нарушении положений своего устава. Сделка, совершенная юридическим лицом в разрез с целями деятельности, закрепленными в его учредительных документах, может быть признана судом недействительной (ст. 173 ГК РФ). Устав также регламентирует статус акционеров. Однако нормы устава имеют общий характер, в свою очередь, юридические обязанности являются содержанием конкретных правоотношений. Обязанность соблюдения устава не входит в содержание акционерного правоотношения, поэтому к акционеру нельзя применять санкции за нарушение устава. Соответственно, чтобы быть исполненной, обязанность должна преобразоваться в конкретное предписание.[8, c.3]

Аналогичная позиция высказана А.В. Мицкевич, В.Д. Поповым и некоторыми другими учёными, которые считают устав юридического лица корпоративным нормативным правовым актом, содержащим корпоративные нормы и являющимся источником российского права.

Вышеуказанные суждения подвергаются сомнению. Так, Степанов Д.И. считает, что устав не является локальным нормативным актом. Он полагает, что устав юридического лица есть акт применения права, поскольку в нем происходит реализация норм права о юридических лицах. Исследователь пишет: «Гражданский кодекс РФ не предусматривает права граждан и юридических лиц создавать нормы гражданского права, неизвестно ему и понятие локального нормативного акта; не основано на действующем законодательстве мнение, что устав приобретает силу как локальный нормативный акт в связи с его государственной регистрацией, ибо в силу ст. 51 ГК РФ государственной регистрации подлежит не устав, а само юридическое лицо, изменения и дополнения в устав приобретают силу для общества и его участников не с момента их регистрации, а с момента принятия в установленном законом порядке».[9, c.43] 

Козлова Н.В., подвергая критике позицию Степанова Д.И., указывает, что «понятие применения права несмотря на различные варианты его определения тем не менее однозначно трактуется как форма реализации права, которая осуществляется уполномоченными на то государственными органами и должностными лицами и носит государственно-властный характер».[7, c.64] С точки зрения Козловой Н.В., устав это сделка особого рода. Данное понимание не нашло подтверждения в судебной практике. Так, федеральные арбитражные суды Московского округа в своих решениях пришли к выводу, что устав юридического лица сделкой не является.[4]

Для определения правовой природы устава юридического лица необходимо учитывать, какие субъекты выступают его учредителями, в каком порядке утвержден устав. Представляется, что устав юридического лица, учреждаемый единственным учредителем - гражданином или юридическим лицом, является односторонней корпоративной сделкой. Устав юридического лица, подписанный двумя и более учредителями, следует признавть многосторонней корпоративной сделкой, которая не является договором.
Легальное определение сделки содержится в ст. 153 ГК РФ. Однако само понятие сделки, как и договора (п. 1 ст. 420 ГК РФ) неоднозначно. Сделками называют как юридические факты (действия, волеизъявления), так и оформляющие их документы.

п. 1 ст. 154 ГК РФ гласит, что сделки могут быть дву- или многосторонними (договоры) и односторонними. Поэтому считается, что всякая двусторонняя или многосторонняя сделка являются договором. Но данное утверждение небесспорно, так как термины двусторонняя сделка и договор неравнозначны. Теоретически могут существовать двусторонние и многосторонние сделки, которые не являются договорами. В качестве примера двусторонней сделки, которая не признается договором, можно назвать действие по передаче имущества, совершаемое во исполнение договора купли-продажи, то есть двусторонняя распорядительная сделка.

Необходимо выделить неточность п. 3 ст. 154 ГК РФ, согласно которому для заключения договора необходимо высказывание согласованной воли двух (двухсторонняя сделка) или трех и более сторон (многосторонняя сделка). Приведенную норму отнюдь не нужно истолковывать в буквальном смысле слова, так как в её формулировке допущено слияние двух различных цивилистических определений: двухсторонний (многосторонний) вид договора и число участников (сторон) договора. К примеру, учредительный договор считается многосторонним по субъективному характеру, пусть даже если он заключен только лишь между двумя участниками (сторонами).

С учетом изложенного не имеется сомнений, что в смысле ст. 153 ГК РФ принятие устава единственным учредителем - гражданином либо юридическим лицом является односторонняя гражданско-правовая корпоративная сделка. Решение общего собрания учредителей (участников) юридического лица об утверждении его устава считается многосторонней корпоративной сделкой самих учредителей (участников), которая становится обязательной не только лишь для любого из них, но также для самого юридического лица и субъектов, исполняющих функции его органов, как участников корпоративного отношения.

Таким способом, если юридическое лицо учреждается одним либо несколькими (двумя и более) гражданами и/или юридическими лицами, какие самочки заявляют его распорядок, возможно совершить заключение, то что установленный и заверенный учредителями (жителями и/или адвокатскими личностями) устав юридического лица предполагает собою акт, регистрирующий совершенную учредителями (участниками) одностороннюю либо многостороннюю корпоративную сделку, что определяет и регламентирует корпоративные правоотношения между юридическим лицом, его учредителями (участниками) и лицами, исполняющими функции его органов, формируя для них корпоративные права и прямые обязанности. Наравне с другими участниками в совершении данной сделки могут принимать участие общественные образования в лице собственных полномочных представителей.

Представляется, то что нормативный характер устава всякого юридического лица, какой подмечают многочисленные правоведы, разъясняется множеством обстоятельств, категорично установленных законами об отдельных видах юридических лиц. Устав обладает сходством с договором присоединения (ст. 428 ГК РФ), поскольку вступающие в юридическое лицо (корпорацию) новые члены присоединяются к предложенному им уставу полностью.

Будучи корпоративной сделкой, совершенной в соответствии с требованиями закона, устав содержит правила, обязательные для всех участников корпоративного отношения: юридического лица, его учредителей (участников) и лиц, осуществляющих функции его органов, даже в том случае, когда отдельные субъекты корпоративного правоотношения не принимали участия в совершении этой сделки или выступили против ее совершения. В установленных законом случаях устав может порождать правовые последствия для третьих лиц, не являющихся участниками корпоративного отношения.

Можно выделить признаки, отличающие устав как многостороннюю корпоративную сделку от обычных гражданско-правовых сделок и договоров.

Во-первых, из договора возникает обязательственное правоотношение только между участвующими в нем лицами, для которых становится обязательным (п. 1 ст. 425 ГК РФ). Договор не создает обязанностей для лиц, не являющихся его сторонами (п. 3 ст. 308 ГК РФ). Только в случаях, предусмотренных правовыми актами или соглашением сторон, из договора возникают права для третьих лиц в отношении одной или обеих сторон (п. 3 ст. 308, ст. 430 ГК РФ). Имеется одно исключение - это учредительный договор, который в силу своей корпоративной природы регламентирует не только обязательственные отношения сторон, но также их корпоративные отношения с участием юридического лица и третьих лиц.

Являясь корпоративной сделкой, устав юридического лица порождает не обязательственное, а корпоративное правоотношение, круг участников которого гораздо шире, нежели круг участников сделки (учредителей). В корпоративное отношение вовлечены не только учредители (участники), но также само юридическое лицо и субъекты, осуществляющие функции его органов. Повторим, что, корпоративные отношения существуют не только внутри корпораций, но возникают между любым юридическим лицом и каждым из его учредителей. Во-вторых, договор и устав имеют разный порядок совершения. Договор заключается посредством направления одной из сторон оферты и ее акцепта другой стороной. Принцип свободы договора означает, что понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена законом или добровольным обязательством. Стороны свободны в определении условий договора, кроме договоров присоединения (ст. 428 ГК РФ). Фактически договор считается заключенным, если стороны придут к соглашению по всем его условиям. При заключении многостороннего договора тремя и более лицами оферта должна быть доведена до каждого участника соглашения и акцептована им.

Устав юридического лица утверждается учредителями на общем учредительном собрании, хотя и единогласно (п. 3 ст. 9 Закона об акционерных обществах; п. 1 ст. 11 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Однако единогласие учредителей (участников) для принятия устава требуется не всегда. Устав кооператива может быть утвержден 3/4 голосов присутствующих на общем собрании членов кооператива, тогда как само общее собрание правомочно принимать решения, если на данном собрании присутствует более 50% общего числа членов кооператива (ч. 1 п. 1 ст. 5, ч. 3 п. 1, ч. ч. 1, 4 п. 2 ст. 15 Закона о производственных кооперативах).[2] Выходит, что в случае принятия устава большинством голосов оставшиеся в меньшинстве учредители (члены), не согласные с уставом, тем не менее будут вынуждены присоединиться к нему и подчиняться его условиям. В противном случае они могут отказаться от членства в кооперативе. Как видим, в процессе утверждения устава прослеживается его корпоративный характер, когда участвующие в совершении сделки субъекты находятся в равном юридическом положении, но при этом одни подчиняются другим.

В-третьих, договор и устав имеют разный порядок изменения. Как правило, изменение (дополнение) и расторжение договора происходит по соглашению сторон. В отличие от договора устав изменяется (дополняется) по решению не учредителей, а высшего и даже иного коллегиального органа управления юридического лица, которое может быть принято большинством голосов. Согласно п. 1 ст. 12 Закона об акционерных обществах внесение изменений (дополнений) в устав общества, его утверждение осуществляется по решению общего собрания акционеров, за исключением случаев, предусмотренных данным Законом. Так, п. 5 ст. 12 Закона об акционерных обществах установлено, что внесение в устав изменений, связанных с созданием филиалов, открытием представительств общества и их ликвидацией, осуществляется на основании решения совета директоров (наблюдательного совета) общества.[2] Получается, что устав может быть изменен не только самими участниками сделки (например, учредителями), но и другими участниками корпоративного отношения. Не исключена ситуация, когда устав может быть изменен решением суда, принятым по иску меньшинства акционеров, права которых были нарушены в ходе принятия устава.

Имея представление о сущности уставных положений, возвратимся к выяснению и определению правовой природы устава. Согласно п. 1 ст. 52 ГК РФ он является разновидностью учредительных документов. Но устав не просто документ, а документ учредительный, к тому же названный в п. 1 ст. 52 ГК РФ основой деятельности юридического лица. Таким образом, устав – это юридический или правовой документ. Юридический документ определялся в науке гражданского права как документ, содержание которого удостоверяет те или иные юридически значимые факты или основанные на них правоотношения, т. е. он представляет собой явление фактического порядка. 

Правовой документ понимается в науке не так однозначно. «Правовой акт-документ – это выражающее волю субъекта права и оформленное в установленном порядке решение, содержащее правовые средства (предписания), призванное достигать соответствующих целей (регулировать общественные отношения) и влекущее определенные результаты (юридические последствия)». Таким образом, основным признаком правового документа является то, что он содержит средства правового воздействия, к которым относят не только нормы права. 

Устав юридического лица, как было показано выше, содержит средства правового воздействия, поэтому может быть определен как правовой документ, содержащий корпоративные положения. При этом по своей правовой природе он является правовым актом, который представляет собой форму правоустановительного и правореализационного процессов воздействия на поведение субъектов. Итак, мы пришли к выводу, что по своей природе устав юридического лица – форма права.
Отметим, что не все уставы юридических лиц – корпоративные правовые документы. Существуют уставы, которые имеют характер нормативного правового акта. К ним относятся, например, уставы юридических лиц, утверждаемые государственными органами (п. 2 ст. 9 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»). 
 
В заключении, определим практические стороны устава как правового документа. Во-первых, появляется четкое отличие волеизъявлений от устава, поскольку они соотносятся как действие и его результат. Подписанный учредителями устав оформляет корпоративную сделку и является учредительным документом, который определяет правовой статус юридического лица. Во-вторых, возникает возможность определения принципов действия устава, которые сегодня не закреплены в законодательстве, что создает большие проблемы в правовом регулировании создания и деятельности юридических лиц. Являясь по природе правовым актом, устав относится к той же группе явлений, что и нормативные правовые акты. Следовательно, к нему должны применяться те же правила действия, что и к закону или подзаконному акту. Безусловно, речь идет только об общих правилах действия, характерных для всех правовых актов.

Список литературы:
1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 07.02.2017) // "Собрание законодательства РФ", 05.12.1994, N 32, ст. 3301.
2. Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "Об акционерных обществах" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017) // "Собрание законодательства РФ", 01.01.1996, N 1, ст. 1.
3. Федеральный закон от 08.05.1996 N 41-ФЗ (ред. от 30.11.2011) "О производственных кооперативах" // "Собрание законодательства РФ", 13.05.1996, N 20, ст. 2321.
4. Постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 16 июня 2005 г. № КГ-А40/4896-04; от 17 января 2005 г. № КГ-А40/12689-04.
5. Гражданское право: учебник. Т. 1. / И. В. Елисеев; под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. – М.: Проспект, 2002. 784 с.
6. Исаков Н. В., Малько А. В., Шопина О. В. Правовые акты: общетеоретический аспект исследования // Правоведение. 2002. № 3. С. 18.
7. Козлова Н. В. Правовая природа учредительных документов юридического лица // Хозяйство и право. 2004. № 1. С. 64.
8. Ломакин Д.В. Корпоративный интерес и осуществление права на участие в управлении хозяйственным обществом // Хозяйство и право, 2016. № 4.C. 3-17.
9. Степанов Д. И. Правовая природа устава юридического лица // Хозяйство и право. 2000. № 6. С. 43.
10. Шершеневич Г. Ф. Учебник торгового права. М., 1994., С. 153–154.
11. Шиткина И. С. Локальное нормотворчество коммерческих организаций // Приложение к журналу «Хозяйство и право». - 2002. - № 3. C.115.