Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
30.06.2017

Место криминалистической науки в системе юридических наук

Кочисов Сослан Ахсарбекович
Магистрант 2 курса очной формы обучения Юридического факультета, Российский государственный социальный университет г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: в статье рассматривается место криминалистики в системе юридических наук и ее связи со смежными науками.
Ключевые слова: криминалистика, преступление, наука
Электронная версия
Скачать (642 Kb)

Чтобы правильно установить место криминалистики в общей системе юридических наук, а также ее связи со смежными науками, в первую очередь надо рассмотреть классификацию юридических наук.

Стоит отметить, что юридические науки входят в категорию общественных наук. В современной теории государства и права все юридические науки чаще всего условно разделяются на общетеоретические (ТГП, ИГП и т.д.) и конкретные. При этом конкретные науки уже делятся на отраслевые, изучающие конкретные сферы права (финансовое, административное, гражданское и т.д.), межотраслевые и специальные.

Согласной данной классификации криминалистика является специальной юридической наукой. Ей не соответствует какая-либо конкретная сфера права либо группа нормативов из различных областей права. Кроме криминалистики данная категория включает в себя криминологию, судебную статистику, а также ряд других науки. При этом принадлежность криминалистики к вышеуказанной группе наук абсолютно не означает, что она ближе всего связана именно с ними. В аспекте интенсивности связей, криминалистику необходимо отнести к целой группе криминально-правовых наук, которые изучают преступность и способы борьбы с ней. Создание данной группы уверенно выходит за рамки вышеприведенной классификации. Именно поэтому в нее входят и отраслевые, и специальные юридические науки. Среди них представлены уголовное право и процесс, исправительно-трудовое право, криминалистика, теория ведения оперативно-розыскной деятельности, криминология, а также уголовная статистика.

Рассматривая место криминалистики в сложившейся системе научного знания, необходимо руководствоваться в первую очередь ее предметом, значением для осуществления практики борьбы с преступностью, а также влиянием, оказываемым на криминалистику другими юридическими науками. Поэтому некоторый интерес представляет решение вопроса о том, как стоит понимать отнесение криминалистики к категории прикладных наук, а также не лишает ли данный факт ее права называться полноценной самостоятельной наукой.

Намного более предпочтительным является подход, который не отделяет теоретические части наук от экспериментальных, что в свою очередь обязательно происходит, когда первые группируются абсолютно независимо от вторых. Данная классификация является такой же устарелой, как и понятие «созерцательные» либо «описательные» науки».

Определение связей криминалистики с другими смежными юридическими науками одновременно приводит и к отграничению ее предмета от предметов данных наук. Безусловно, это представляет особый интерес, учитывая нашу попытку по-новому установить предмет криминалистики.

Понятие предмета криминалистической науки взаимно связано с определениями предметов смежных сфера знания. Поэтому чтобы удостовериться в отличии предмета криминалистической науки от предмета других смежных наук, надо решить вопрос о том, выступают ли специфическим конкретно для криминалистики круг изучаемых ею объективных закономерностей, а также аспект их исследования. Если говорить от естественных, технических, а также общественных неправовых наук, о которых мы будем вести речь далее, то в данных случаях позитивный ответ на данный вопрос вполне можно получить при сопоставлении предмета криминалистической науки и предметов всех вышеуказанных областей знания. Можно с полной уверенностью сделать вывод, что ни одна из них не занимается изучением той уникальной группы закономерностей, составляющих предмет криминалистики. Аналогичное утверждение можно отнести и к вопросу отличия криминалистики от общетеоретических наук о государстве и праве, а также административно-правовых, гражданско-правовых и государственно-правовых наук. С указанными науками криминалистика связана непосредственно через общую систему правовых наук, однако они однозначно не выступают ее ближайшими «соседями».

Криминалистика обязательно должна отграничиваться от правовых наук, с которыми она тесно связана, то есть от других наук общей «криминальной» группы. Среди них основными являются криминология, судебная и уголовная статистика, уголовное право и процесс, а также теория оперативно-розыскной деятельности.

Важно подчеркнуть, что предметом криминологии выступают закономерности, которые устанавливают состояние, динамику, формы и причины возникновения преступности, а также способы ее предупреждения. Из данного определения можно прийти к выводу, что криминология и криминалистика занимаются изучением различных объективных закономерностей и предмет у этих наук тоже разный

Повторимся, что криминология занимается изучением способов предупреждения преступности. В свою очередь криминалистика тоже занимается разработкой способов предупреждения совершения преступлений. Но и в данной сфере отсутствует дублирование между предметами вышеуказанных наук. Предметом криминалистики выступают способы предупреждения преступлений, относящиеся к техническим и тактическим. При этом их разработка базируется на познании закономерностей появления доказательств, а также работы с ними. Предметом же криминологии выступает разработка комплекса предупредительных мер, которые направлены на полную ликвидацию преступности и других правонарушений, а также всех порождающих их причин. В данную систему криминология включает и криминалистические способы предупреждения преступлений, однако пользуется ими именно как данными криминалистической науки, то есть сама криминология разработкой таких способов не занимается.

Именно таким образом, по нашему мнению, должен решаться актуальный вопрос о соотношении и взаимосвязи предметов криминологии и криминалистики.

Уголовное право в качестве науки занимается изучением закономерностей, которые определяют формы и виды преступных посягательств, а также процесс развития преступной деятельности, конкретные виды наказаний и условия их использования к лицам, которые виновны в совершении преступлений. Данное определение подтверждает, что и в этом случае говорится не о закономерностях, изучаемых криминалистикой. Пользуясь представленным выше понятием, можно прийти к выводу, что уголовное право занимается изучением закономерностей появления, формирования, а также развития самого отражаемого объекта, однако не самого процесса его отражения в среде и не процесса обнаружения и последующего использования данного отражения в доказательственной деятельности. Из этого, безусловно, не следует, что криминалистика абсолютно не связана с уголовным правом. Данная связь, конечно же, есть, и она ярко проявляется в том, что криминалистическая наука применяет создаваемые в уголовном праве показатели отражаемого объекта, а также пользуется ими как информационными данными. Дублирование в предметах рассматриваемых наук отсутствует, поскольку криминалистика не занимается разработкой вопросов уголовного права, а просто берет готовые решения данной науки. В свою очередь и нау¬ка уголовного права не занимается разработкой, а просто применяет для собственных теоретических построений уже созданные другими науками конкретные положения, не включая их в свой предмет. Перед нами привычный процесс взаимного проникновения научных знаний для их взаимного обогащения и развития.

Наиболее запутанным вопросом в рассматриваемом аспекте выступает вопрос о связи, а также разграничении предметов криминалистики и уголовного процесса. Криминалистика в качестве сферы научного знания появилась именно в рамках уголовно-процессуальной науки. Поэтому видится логичной позиция А.А. Эйсмана, который пишет, что «создание самостоятельных, специфических знаний, которые составляют предмет криминалистики, несложно проследить исторически. Изначально данные знания, которые касаются приемов сбора, обнаружения и исследования доказательств, выходящие за рамки собственно процессуальной теории, активно фигурируя в трудах процессуалистов... Только постепенно, увеличиваясь по объему, накапливаясь и получая внутреннее единство, данные сведения были оформлены в самостоятельную науку, которой стала криминалистика».

Однако в процессе изучения работ многих именитых криминалистов может сформироваться ошибочное мнение, что криминалистика появилась независимо от уголовного процесса, поскольку многие ее теоретические основные появились при создании научно обоснованных регистрационно-учетных систем благодаря разработке научных методов идентификации сперва для удовлетворения потребностей сыскной и пенитенциарной практики и позднее — уголовного судопроизводства, когда данные положения начали разрабатываться в связи с наукой уголовного процесса. Другими словами, может создаться впечатление, что связь между криминалистикой и уголовным процессом появилась лишь, когда сформировалась определенная система специальных знаний для борьбы с преступностью.

Появившись в глубинах уголовно-процессуальной науки, элементы криминалистики по степени их развития и усложнения постепенно становились все более чужими по отношению к данной «материнской» сфере знаний. Наконец, когда уровень данной чужеродности перешагнул критическую отметку, случился естественный акт их вычленения в новую науку, которой стала криминалистика. Но как в силу происхождения от уголовного процесса, так и по причине тесного соприкосновением с данной наукой во время последующего развития, отграничение криминалистических знаний от уголовного процесса сопряжено с серьезными трудностями, которые обусловлены не лишь только вышеуказанными причинами, но и известной общностью задач и объектов исследования рассматриваемых наук.

При разграничении криминалистики с уголовного процесса, как и в других случаях разграничения наук, необходимо исходить в первую очередь из различия объективных закономерностей, составляющих основу предметов данных наук.

Чаще всего принято считать, что предметом уголовного процесса выступают нормы уголовно-процессуального права, а также основанная на них деятельность государственных органов по их использованию и появляющиеся при этом правовые отношения. С учетом вышесказанного о понятии предмета науки правильнее будет считать предметом уголовно-процессуальной науки именно специфические закономерности, устанавливающие характер, содержание, а также последовательность и формы реализации существующих норм уголовно-процессуального права и регулируемых данными нормативами уголовно-процессуальных правоотношений. Данные закономерности проявляются в системе процессуальных норм, деятельности суда, прокуратуры, органов дознания и следствия, в правоотношениях, то есть во всем том, что выступает не предметом науки, а объектом научного исследования, исходным материалом для познания этих закономерностей и одновременно объектом приложения познанного, результатов познания.

Безусловно, среди данных специальных закономерностей имеются и относящиеся к процессу доказывания. Они находят своё проявление в системе норм доказательственного права, а также форм их реализации и в появляющихся при этом правоотношениях. Проявление данных закономерностей состоит в том, что от них непосредственно зависят выраженные в законодательных нормативах условия, формы, общий порядок, последовательность процессуальных действий по сбору, исследованию и оценке доказательств, а также права и обязанности участников доказывания.

В чем же заключатся отличия специфических закономерностей предмета уголовного процесса от закономерностей, изучаемых криминалистикой?

В первую очередь стоит сказать, что вне сферы воздействия закономерностей, которые изучаются уголовно-процессуальной наукой, находится весь процесс появления доказательств. Механизм возникновения доказательств «работает» вообще за границами уголовного процесса. И доказательственное право, и уголовный процесс имеют дело лишь с результатом данного процесса — с появившимися доказательствами как уже имеющимися объективными явлениями действительности. Именно поэтому закономерности появления доказательств не выступают предметом уголовного процесса.

Собирание доказательств есть часть доказывания, и поэтому оно является объектом исследования уголовно-процессуальной науки. Но в этом случае ее предмет составляют не те закономерности, которые проявляются в самом содержании процесса собирания доказательств, в его механизме, которые обусловливают ''обнаруживаемость'' доказательств – это предмет криминалистики, а те закономерности, под воздействием которых формируются процессуальный порядок этого этапа доказывания, его формы и средств, а, т. е. процессуальные действия.

Этапами доказывания являются также исследование и оценка доказательств. Поэтому и они находятся в поле зрения процессуальной науки. Применительно к исследованию доказательств ее предметом являются те закономерности, которые проявляются в специфических условиях, целях и формах познания содержания доказательств. Однако закономерности, обусловливающие само содержание этого процесса познания, его динамику и методы, т. е. криминалистически интерпретированные общие закономерности познания, — это уже не предмет науки уголовного процесса, а предмет криминалистической науки. То же можно сказать и о закономерностях оценки доказательств: уголовный процесс изучает те из них, которые определяют условия этой стадии доказывания и его цель — возникновение внутреннего убеждения оценочного характера, но не криминалистически интерпретированные закономерности этого логического процесса. Что же касается использования доказательств, то здесь предметом науки уголовного процесса являются те закономерности, которые обусловливают возможность и порядок принятия процессуальных решений на основе «состояния доказанности», т. е. достижения истины оперированием доказательствами; содержание же такого оперирования доказательствами в целях установления истины подчинено закономерностям, изучаемым криминалистикой.

Различие в предметах криминалистической науки и уголовно-процессуальной науки вовсе не исключает частичного совпадения объектов исследования. Такое совпадение имеет место в отношении норм закона.

Известно, что среди некоторой части криминалистов получила распространение концепция, согласно которой предметом уголовно-процессуальной науки являются нормы процессуального закона, а предметом криминалистической науки — разработка технических и тактических рекомендаций, не имеющих обязательной силы. Так, например, с точки зрения С. П. Митричева, различие между криминалистикой и уголовно-процессуальной наукой «заключается в том, что наука уголовного процесса изучает правовые нормы, соблюдение которых обязательно для всех участников процесса, криминалистическая наука же на основе этих норм разрабатывает технические и тактические рекомендации, применение которых зависит от их целесообразности в том или ином конкретном случае, исходя из интересов расследуемого дела».

Но не следует поддерживать данную концепцию по следующим причинам. Во-первых, даже если считать предметом науки уголовного процесса нормы уголовно-процессуального права, то, помимо них, к предмету этой науки относят еще и основанную на этих нормах деятельность суда, прокуратуры и других органов государства и возникающие в процессе этой деятельности уголовно-процессуальные отношения между ее участниками. Во-вторых, при таком разграничении науки возникает перспектива сведения криминалистической науки к небольшому числу частных технических приемов и средств работы с доказательствами, ибо процесс непрерывного улучшения и пополнения уголовно-процессуального законодательства закономерно приводит к включению в него наиболее значительных и эффективных криминалистических рекомендаций.

Список литературы:

1. Рогович С.А. Криминалистическая статистика как показатель состояния общества // Социологические исследования. 1999. № 8. С.65.

2. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М.: Изд-во московского университета, 1997. С. 3.

3. Пещак Ян. Общетеоретические проблемы криминалистики. М.: Юриздат, 1977. С. 25.

4. Каминский М.К., Лубин А.Ф. Криминалистическое руководство для стажеров службы БХСС. Учебное пособие. Горький, 1987. С. 7-11.

5. Самыгин Л.Д. Расследование преступлений как система деятельности. М., 1989. С. 14-15.

6. Эйсман А.А. Введение в криминалистику- учение о предмете, системе, методах и истории криминалистики. // Советская криминалистика. Теоретические проблемы. М., 1978. С. 7.

7. Матусовский Г.А. Криминалистика в системе научных знаний. Харьков, 1976. С. 39-42.

8. Белкин Р.С. Общая теория криминалистики на современном этапе ее развития. В кн.: Использование достижений науки и техники в предупреждении, раскрытии и расследовании преступлений. Саратов, 1991. С.9.