Информационное письмо
Образец оформления статьи
Анкета автора
24.07.2017

К вопросу о разработке структуры судебных частных криминалистических методик

Абуходжаев Байсангур Сайд-Эминович
магистрант 3 курса кафедры уголовно-правовых дисциплин, Российский государственный социальный университет, г. Москва, Российская Федерация
Аннотация: В статье рассматривается вопрос о структурном построении судебных частных криминалистических методик. Отмечается, что на структурное построение судебных частных криминалистических методик существенное влияние оказывают типичные следственные ситуации и планирование судебного следствия, осуществляемое судом.
Ключевые слова: судебная частная методика, следственные ситуации, криминалистическая версия, планирование судебного следствия
Электронная версия
Скачать (634.8 Kb)

На структурное построение судебных частных криминалистических методик существенное влияние оказывают типичные следственные ситуации, т.е. та обстановка, которая складывается на различных этапах судебного следствия. О следственной ситуации и необходимости ее учета в процессе предварительного расследования писали многие авторы [5, с. 28; 6, с. 16]. В частные криминалистические методики расследования следственные ситуации включаются в типизированном виде. В таком качестве следственные ситуации играют важнейшую роль в построении указанных частных методик. Типизация осуществляется, как правило, по информационному компоненту следственной ситуации. В зависимости от степени полноты имеющихся исходных данных о характере события и его участниках обычно выделяют несколько типичных следственных ситуаций. Например: имеются сведения о событии преступления и о якобы виновном в нем лице, но еще не ясно, действительно ли было это событие, имело ли оно преступный характер и причастно ли к нему указанное лицо; установлено событие с признаками преступления, но отсутствуют или почти отсутствуют сведения о виновном лице [3, с. 41-45].

Применительно к построению судебных частных криминалистических методик вопрос о типизации судебных ситуаций в криминалистической науке пока окончательно не решен. Между тем, именно указание в судебных частных методиках типичных ситуаций с исходными данными имеет, как представляется, принципиальное значение для определения структуры этих методик. Так, определение судом доказательств, на которых основывается версия обвинения и которые подлежат исследованию в судебном заседании, базируется на результатах криминалистического анализа имеющейся исходной информации, содержащейся в материалах уголовного дела, под углом зрения доказанности этой версии и выявления оснований для контрверсии [2, с. 386]. На структурное построение судебных частных криминалистических методик существенное влияние оказывают типичные следственные ситуации, т.е. та обстановка, которая складывается на различных этапах судебного следствия.

С проблемой определения структуры судебных частных методик связано решение вопроса о роли судебных версий в этом процессе. Реалии судебного следствия по уголовному делу таковы, что государственный обвинитель при осуществлении своей служебной функции исходит из версии обвинения, которая представляется ему как истинное знание. В ходе судебного следствия может поступить новая доказательственная информация, требующая криминалистического анализа ее на базе соответствующей криминалистической характеристики механизма преступления, результатом которого являются новые судебные версии, требующие проверки.

Сторона защиты может исходить как из версии обвинения (в случае признания подсудимым вины), так и из контрверсии, в случае непризнания подсудимым вины.

Суд, как активный участник судебного разбирательства, планирует судебное следствие исходя из версии обвинения, версии защиты. На первой стадии судебного следствия происходит проверка версии обвинения и соответственно контрверсии защиты. В случае неподтверждения версии обвинения суд, основываясь на дополнительной информации, может выдвинуть другие судебные версии. Например, совершение подсудимым более тяжкого преступления, чем то, которые ему было инкриминировано на стадии предварительного расследования.

Обоснованные материалами дела судебные версии являются логической основой определения, собирания и исследования в судебном заседании доказательств, определения и осуществления круга необходимых судебных действий.

С точки зрения логической природы криминалистической версии вообще, в т.ч. судебной версии, логических правил ее построения и выведения из нее следствий, она является средством установления истины. Выдвижение и проверка судебных версий как логический процесс составляет один из наиболее существенных элементов всего процесса доказывания в ходе судебного следствия.

Разработка структуры судебных частных методик, существенным элементом которых является планирование, требует целеустремленных усилий исследователей, занимающихся это проблемой. В настоящее время уже можно смело утверждать, что в процессе судебного разбирательства по уголовным делам его участники применяют планирование в целях исследования судебных версий.

Другого мнения по этому вопросу был А.Н. Васильев, считавший, что нет необходимости в разработке криминалистических рекомендаций по планированию судебного следствия. По его мнению, достаточно точного соблюдения процессуального порядка рассмотрения уголовных дел и обобщения практики применения соответствующих норм закона [4, с. 19-20].

Р.С. Белкин к научным положениями криминалистической тактики как раздела криминалистики относит, в частности, учение о криминалистической версии и планировании судебного исследования, в котором «речь идет не только о следственной версии и планировании предварительного расследования, хотя эта проблематика разработана в нем лучше иных, но и о других видах криминалистических версий: экспертных, судебных, розыскных, о планировании судебного следствия…» [1, с. 293-294]. Одной из важных тенденций развития криминалистической тактики является, по его мнению, разработка тактики судебного следствия [1, с. 298].

Вопрос о понятии планирования остается дискуссионным. В криминалистической науке обозначилась тенденция, согласно которой условия планирования (наличие исходной информации; оценка сложившейся в момент планирования следственной ситуации и прогнозирование ее будущих изменений в результате планирования действий; учет реальных возможностей, средств и методов достижения планируемой цели; составление письменного плана и иной документации по планированию; контроль исполнения и корректировка плана) авторы стали включать в перечень элементов, составляющих содержание планирования [2, с. 383].

Данная тенденция знаменует собой отход от первоначального представления о содержании планирования, когда существовали самостоятельные понятия «условия планирования» и «элементы планирования». К последним относили только постановку задач судебного исследования и выбор путей и способов их решения. По мнению С.Н. Чурилова, присоединение указанных выше условий планирования к элементам планирования является теоретически не обоснованным. «Это могло произойти, – пишет данный автор, – из-за отсутствия научного представления о понятии более высокого уровня абстракции, объединяющем оба указанных выше понятия» [8, с. 15], – каковым является общий метод расследования.

Этот метод основан на известной философской формуле «от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него – к практике». Данная формула, которая выражает всеобщий путь познания объективной действительности, играет роль некоего руководящего начала при применении частных методик расследования» [7, с. 21]. Сущность общего метода расследования определяется С.Н. Чуриловым следующей формулой: «Идти от восприятия информации о преступлении, требующем расследования, и его участниках к анализу и оценке сложившейся по уголовному делу следственной ситуации, а затем – к выбору в соответствующей частной криминалистической методике типового плана расследования, его адаптации и реализации с учетом особенностей и условий расследования конкретного преступления» [7, с. 22].

Представляется, что данные выводы имеют важное теоретическое и практическое значение применительно и к планированию судебного следствия. К понятию планирования этого вида деятельности следует отнести: формулирование задач судебного следствия; определение путей и способов решения поставленных задач. Планирование судебного следствия, с учетом изложенного выше, рассматривается в качестве структурной части общего метода судебного исследования преступлений. К другим элементам данного метода относятся: восприятие и анализ исходной информации; выбор в соответствующей частной судебной методике типового плана действий; адаптация типового плана к особенностям следственной ситуации; реализация намеченного плана процессуальных действий.

Список литературы:

1. Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 1. М., 1997.

2. Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 2. М., 1997.

3. Васильев А.Н. Проблемы методики расследования отдельных видов преступлений. М., 1978.

4. Васильев А.Н. Следственная тактика. М., 1976.

5. Драпкин Л.Я. Понятие и классификация следственных ситуаций // Следственные ситуации и раскрытие преступлений. Свердловск, 1975. Вып. 41.

6. Колесниченко А.Н. Научные и правовые основы расследования отдельных видов преступлений: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Харьков, 1967.

7. Чурилов С.Н. Общий метод расследования преступлений: иллюзия или реальность? // Вестник криминалистики. 2009. Вып. 1 (29).

8. Чурилов С.Н.Понятие планирования расследования: каким ему быть? // Вестник криминалистики. 2010. Вып. 4 (36).